Пользовательский поиск

Книга Олег – основатель государства Киевской Руси. Содержание - С.В. Дёмин Олег – основатель государства Киевской Руси

Кол-во голосов: 0

С.В. Дёмин

Олег – основатель государства Киевской Руси

В этой статье делается попытка выяснить некоторые вопросы, связанные с личностью князя Олега: его полное имя, происхождение и место гибели.

Сама тема этой статьи может вызвать реакцию в виде некоторого недоумения смешанного с безразличием. Ну что изменится, если и в самом деле Олег именовался так-то и так-то, родился там-то и умер там-то. Мало этого, данные предположения практически нельзя подтвердить археологически, а письменные материалы предполагают различную их интерпретацию. И всё же Вещий Олег, как называли его до и после смерти на Руси, заслуживает того, чтобы хотя бы попытаться выяснить некоторые аспекты касающиеся этой довольно загадочной личности: ведь это он, а не полулегендарный Рюрик основал то, что впоследствии назвали славянским «суперсоюзом» принимая во внимание территорию и численность населения входившего в этот «суперсоюз». Именно он заложил основы государственности на Руси «начав города ставить и установив дани». Именно он заложил прочную экономическую основу Киевской Руси, заключив в 911 г. за 2 года до своей гибели (о чём речь пойдёт ниже) торговый договор с Византией на очень выгодных для Руси условиях; ни до не после этого таких договоров больше не было. К примеру, торговый договор с Византией заключённый Игорем в 944 г. был уже не на таких выгодных условиях.

Государство созданное им оказалось до того прочным, что даже бездарное правление Игоря, человека недалёкого и жадного, который, получив власть, вёл военные действия без блеска, присущего его предшественнику, и который погиб, попытавшись взять с древлян большую дань, чем положено, не повлияло на основы существования государства. И последующее правление сына Игоря – Святослава, не интересовавшегося управлением государства и стремившегося даже жить на Дунае вдали от Киева, также не пошатнуло основ государственности Киевской Руси. Лишь после смерти Ярослава Мудрого через 150 лет после Олега Киевская Русь начала переживать упадок, связанный с изменением экономической ситуации и с отсутствием жёсткого закона о престолонаследии.

Если автору удастся хотя бы заинтересовать рядового читателя и, тем более, специалиста информацией касающейся вопросов о возможных деталях биографии Олега, а также тесных связях норвежского и русского правящих домов в X-XI вв., то он может считать свою задачу выполненной.

Предыстория появления Олега на Руси такова: в 879 г. умирает Рюрик возможно погибший вдали от Руси во Фризии, пытаясь вернуть себе свои бывшие владения. Интересно, что в этом же году в г. Аррасе, ныне расположенном на территории Франции, в возрасте примерно 40 лет умирает граф Фландрский Болдуин I Железная Рука, который прославился своей борьбой с викингами, опустошавшими Фризию (ныне правящая королева Великобритании Елизавета II и наследный принц Чарльз являются его прямыми потомками). Можно выдвинуть гипотезу о смерти графа от ран полученных им в битве с Рюриком, битве жестокой, в которой сам Рюрик и его ближайшее окружение погибли. Поэтому, возможно, и возникла такая ситуация, когда кроме малолетнего Игоря, который был его сыном или даже внуком (учитывая преклонный возраст самого Рюрика) и которому на момент смерти Рюрика было всего два года, прямых наследников у Рюрика не оказалось. Ситуация для клана Рюриковичей была сложная: хотя сам Рюрик за несколько лет до того и подавил восстание новгородцев, всё могло повториться. Торговые пути на юг были блокированы: волжский и донской путь крепко держали хазары в 840-х годах изгнавшие русь с донского пути и взявшие торговлю пушниной в этом районе в свои руки. На днепровском пути находилось государство Аскольда и Дира с центром в Киеве. Правящая верхушка этого государства: русь-потомки выходцев из Скандинавии в основном из районов, принадлежавших сегодня Швеции и, частично, Норвегии не собирались уступать контроль за таким выгодным, хотя и трудным из-за порогов, водным торговым путём новым северным пришельцам и брали товары по устанавливаемой ими самими цене. Кроме того, выше Киева по течению Днепра в Гнездове, около Смоленска, находилась другая колония Руси, бравшая дань с окрестных кривичей и тоже не собиравшаяся делиться с Рюриковичами (но также нёсшая экономические потери из-за «монополии на транзит» Киева. Это потом, вероятно, и позволило Олегу, используя свой дипломатический талант, договориться с ними о совместном походе на Киев. Смоленск после этого похода сохранял достаточно длительное время независимость от Киевской Руси, о чём может свидетельствовать отсутствие его в списке зависимых от Киева от 907 г. городов, приведённого в «Повести временных лет», что, в свою очередь, может указывать на наличие некоей договорённости Олега с его жителями, а не на подчинение их перед походом на Киев).

Возможно, с Рюриком во Фризии погиб и его сын – отец малолетнего Игоря, а также дружина или её большая часть и не осталось взрослого мужчины его крови, который мог быть способен собрать и возглавить новую дружину в единственном оставшемся владении клана Рюриковичей – Новгороде. Необходимо было найти такого конунга или ярла, который с одной стороны был бы известным воином, имел опыт ведения боевых действий и у которого была бы испытанная дружина, а с другой не попытался бы сам захватить власть (что, кстати, фактически и произошло) во владениях обезглавленного рода Рюриковичей, не вырезал бы самих Рюриковичей, а по достижении Игорем совершеннолетия уступил бы власть ему. Задача была непростой, и вот те три года между 879 и 882 годами появления Олега на исторической сцене и являются самыми интересными в загадке о происхождении Олега. Естественно, такого человека искали не у хазар, а в Скандинавии (хотя существует версия, что посылали послов и в Хазарию). Что же происходило в Скандинавии в те годы такого (рассматривается именно временной промежуток 879—882 гг.), что могло бы иметь отношение к вопросу о происхождении Олега?

В это время конунг Норвегии Харальд I Прекрасноволосый становится совершеннолетним и после морской битвы в Хаврсфьорде, что около Ставангера провозглашает себя первым королём всей Норвегии (год этого сражения ещё дискутируется; называются даты от 872 г. до 892 г., но мы можем попробовать сузить временные рамки. Если учесть то, что по последним данным Харальд I родился в 860 г., то даты 879—882 гг., (с большей вероятностью события ближе к 882 г.), представляются вполне вероятными, поскольку к данным годам Харальд действительно стал взрослым и поскольку потерпевшие поражение противники короля, спасая свои жизни, бегут из королевства, а Олег как раз и появляется на Руси в промежуток между 879—882 гг.). Харальд начинает проводить политику подавления самостоятельности местных ярлов и такого налогообложения, которое приводит к резко возросшей эмиграции с территории Норвегии в основном в Англию, Ирландию и Исландию, но также и другие страны, включая Русь. Вот это и было тем шансом, который использовали Рюриковичи в Новгороде.

Намёк на то, что Олег, по крайней мере первоначально, не был членом дома Рюриковичей даёт Первая Новгородская летопись, называющая Олега ещё не князем (т. е. фактически родственником Рюрика), но воеводой (т. е. наёмником) Рюрика. Правда, в более раннем тексте договора с Византией от 911 г. он назван Олегом – великим князем русским, что, впрочем, и естественно, поскольку за 2 года до своей гибели он был на пике могущества и владел безраздельно Киевской Русью, не допуская уже далеко не юного 34-летнего законного наследника Игоря к власти. То, что Олег не был по рождению членом дома Рюриковичей, можно вывести и из наличия трехлетнего перерыва между смертью Рюрика и фактическим появлением Олега на исторической сцене как реально действующей исторической фигуры. Если бы он входил в династию, то был бы рядом с Игорем уже сразу после смерти Рюрика (если, разумеется, не погиб бы с Рюриком во Фризии). Судя по быстроте принятия решений и энергии проявленной им во всех его дальнейших действиях, он не стал бы ждать три года до начала своих завоеваний. Можно, конечно, возразить, что эти три года Олег собирал дружину, учил славянский язык (автор не шутит, скандинавы даже самого высокого звания гордились своим знанием иностранных языков), вёл разведку, собирая данные о потенциальном противнике. Но если бы он был родственником Рюрика и был бы с ним с самого начала в Новгороде (с 862 г.) у него бы и без того было бы достаточно времени для всего вышеперечисленного. А что касается вопроса о времени нужном для собирания дружины, то своего самого сильного противника – Киевское государство Аскольда и Дира, Олег захватил, прибегнув к военной хитрости, что говорит о небольших силах, которыми он располагал. И всё это при том, что перед тем он также бескровно «приял» Смоленск (а на самом деле, возможно, просто договорился с местной русью и взял её, а также местных кривичей с собой, для похода на Киев). Несомненно, у Олега была своя испытанная (пусть и небольшая) дружина, с которой он прибыл на Русь (в том числе поэтому его пригласили Рюриковичи). Она была ядром войска, которое Олег привёл к Киеву. Но этой дружины было явно недостаточно, вот почему Олег явно «для числа» кроме гнездовской руси взял с собой кривичей, ненадёжных и не так обученных как скандинавы воинов, которым были чужды цели Олега (желая сохранить хорошие отношения с киевской правящей верхушкой, даже пограбить Киев он им не дал, а отпустил кривичей домой сразу после его захвата). То есть, Олегу не нужно было ждать чего-то три года. Он всегда действовал молниеносно, хотя и очень точно рассчитывая момент для удара.

1
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru