Пользовательский поиск

Книга Когда врут учебники истории [без иллюстраций]. Содержание - Часть ii. Возвеличенные облыжно

Кол-во голосов: 0

Часть II.

Возвеличенные облыжно

Глава 7.

Цезарь до Цезаря

Они кричат: «За нами право!»

Он клянут: «Ты бунтовщик!

Ты поднял стяг войны кровавой,

На брата брата ты воздвиг!»

Но вы — что сделали вы с Римом?..

Валерий Брюсов

Историография каноническая

Всякий окончивший школу вынес из уроков истории твердое знание о том, что время от времени Древний мир — и в том числе Древний Рим — потрясали восстания рабов. И еще, что самым грозным и славным из них было возглавленное Спартаком — рабом-фракийцем, воспетым в одноименном романе итальянца Рафаэлло Джованьоли, блистательно сыгранным Керком Дугласом в одноименном же фильме Стенли Кубрика [189] , а для балетоманов еще и блистательно исполненным Юрием Григоровичем в опять-таки одноименном балете Арама Хачатуряна. И пусть описание этой трехлетней эпопеи можно без труда почерпнуть хоть в учебнике, хоть в энциклопедии, осмелюсь в самых общих чертах напомнить течение событий в их традиционном изложении.

Спартак («он раньше воевал с римлянами, попал в плен и был продан в гладиаторы», — пишет Аппиан [190] ) был определен в школу гладиаторов ланисты [191] Гнея Лентула Батиата, находившуюся в главном городе Кампании — Капуе. Здесь в 74 году до Р.Х. он с целью освобождения и побега — по всей вероятности, на родину — организовал заговор, в который было вовлечено около двухсот человек. Заговор был своевременно раскрыт, однако Спартаку и еще семидесяти семи его сотоварищам (в основном — фракийцам, галлам и германцам) удалось скрыться и, кое-как вооружившись вертелами и всякими иными подручными средствами, организовать базу на склоне Везувия, откуда они и начали совершать регулярные набеги на окрестности, разживаясь продовольствием и оружием (однажды им даже удалось выследить и захватить обоз с оружием, которое везли в гладиаторскую школу). Отряд беспрестанно пополнялся беглыми и освобождаемыми рабами, а двумя наиболее заметными после Спартака руководителями мятежа стали Крикс и Эномай.

Поначалу властям Вечного Города было не до этой кучки беглых рабов — на востоке продолжалась Третья война с понтийским царем Митридатом VI Евпатором; на западе, на Иберийском полуострове, вел по поручению сената гражданскую войну с марианской оппозицией Гней Помпей, прозванный Великим; на севере, в Этрурии, взялись за оружие местные жители, за чей счет были наделены землей ветераны легионов Суллы Счастливого… В итоге Спартаку и его людям невероятно повезло: всю осень и зиму 74—73 годов до Р.Х. они спокойно использовали для накопления сил и организации боеспособного войска.

Наконец против мятежников были посланы отряды под командованием пропретора Гая Клавдия Глабра (три тысячи человек) и претора Публия Вариния [192] , которые, обладая значительным превосходством — как численным, так и в качестве оружия, — блокировали их горную базу. Однако Спартак, готовый, по словам Саллюстия [193] , «скорее погибнуть от железа, нежели от голода», принял смелое и неожиданное решение: по его приказу из виноградных лоз были сплетены самодельные лестницы, с помощью которых мятежники совершили головокружительный спуск по считавшемуся непреодолимым и потому неохраняемому почти вертикальному скальному обрыву, зашли к римским отрядам в тыл и внезапной атакой разгромили их, захватив лагерь и — самое главное — боевое оружие.

За следующие несколько месяцев войско Спартака от семидесяти человек выросло до семидесяти тысяч, а в руках восставших оказалась практически вся Кампания. Теперь это уже была грозная сила, всерьез обеспокоившая сенат. Организовав и обучив свое разношерстое воинство по римскому образцу, Спартак двинулся на восток, к Адриатике. Осенью 73 года до Р.Х. наперерез восставшим были двинуты войска под командованием упоминавшегося выше Публия Вариния, но в столкновении претор вторично потерпел поражение, а Спартак пересек Апеннинский полуостров и, придерживаясь адриатического побережья, двинулся на север — судя по всему, с намерением через Альпы вывести своих людей сперва в Цизальпинскую Галлию [194] , а затем и за пределы римского влияния. Силами двух легионов ему попытались было преградить путь консулы Луций Геллий и Гней Корнелий Лентул Клодиан [195] — однако и они в целом не слишком преуспели. Воспользовавшись тем, что консулы в попытке взять мятежников в клещи разделили силы — один из легионов зашел вперед, тогда как другие нагоняли восставших, Спартак совершил два стремительных броска и в скоротечных битвах поодиночке разгромил оба легиона. Затем близ города Мутины в Северной Италии он нанес сокрушительное поражение десятитысячной армии под командованием наместника Цизальпинской Галлии Гая Кассия. Теперь путь через Альпы был свободен.

Однако, дойдя до реки По (по пути его армия выросла, если верить Аппиану уже до 120 000 человек), Спартак «по невыясненным причинам», как дружно пишут историки, сжег все обозы и налегке повернул обратно на юг.

Осенью 72 года до Р.Х. сенат направил против рабов претора Марка Лициния Красса, наделив его особыми полномочиями и вверив его командованию два консульских легиона вкупе с правом набирать войска (в итоге легионов вскоре стало шесть). Новый главнокомандующий попытался окружить силы мятежников под Пиценой, однако тем удалось вырваться, разбив войска одного из ближайших помощников Красса — Муммия. Теперь Спартак повел свою армию на юг, чтобы с помощью киликийских пиратов переправить ее часть в Сицилию и разжечь там новый очаг восстания, — это вынудило бы римлян раздробить посланные против него силы. Однако что-то не сложилось — пиратские корабли так и не появились в оговоренный срок (похоже, Красс, недаром прозванный Богатым, заплатил им больше, чем пообещали мятежники). Тогда упорный в своих намерениях Спартак решил осуществить, пользуясь современной терминологией, широкомасштабную десантную операцию по форсированию Мессинского пролива при помощи подручных, так сказать, средств — соорудив великое множество плотов. Однако тут против него ополчилась стихия: когда большая часть плотов была уже готова, налетел шторм, разбивший эти неуклюжие и хлипкие сооружения в щепы. К тому же выяснилось, что западный берег Сицилии хорошо укреплен, а потому высадка там вряд ли увенчалась бы успехом, обогнуть же остров и высадиться на юго-западном побережье, как предполагалось первоначально, без мореходных судов было невозможно.


190

Аппиан Александрийский (ок. 100 — ок. 180) — греческий историк. Занимал административный пост в Александрии; а получив римское гражданство, перебрался в Вечный город, где стал сперва императорским адвокатом, а затем императорским прокуратором. Автор «Римской истории» в 24 книгах — обзора истории римского государства, географически расширенного за счет рассказа о провинциях, — в той последовательности, в какой они подпадали под власть Рима. Каждая книга представляет собой законченную историю отдельной части Империи и имеет собственное название (в частности, о Спартаке рассказывается в томе, озаглавленном «Гражданские войны»). Целиком до наших дней дошли книги VI—VIII и XI—XVII, а также вторая половина книги IX. «История» Аппиана особенно ценна тем, что содержит много материала, не встречающегося в трудах других историков, а во многих случаях и вовсе является единственным источником.




193

Саллюстий (86—35 гг. до Р.Х.) — полностью этого «величайшего историка Рима» (по оценке последнего из римских историков, Тацита) звали Гай Саллюстий Крисп. Он был политическим деятелем — квестором, народным трибуном, претором с проконсульскими полномочиями в провинции Африка, сенатором, сподвижником Гая Юлия Цезаря и создателем знаменитого парка — Садов Саллюстия. После убийства Цезаря он отошел от дел и полностью посвятил себя написанию исторических трудов. Целиком до нас дошли два его сочинения — «Заговор Каталины» и «Югуртианская война». К сожалению, его пятитомная «История», охватывающая период с 78 по 35 г. до Р.Х., уцелела лишь в немногочисленных фрагментах. А жаль: похоже, из нее можно было бы почерпнуть немало интереснейших фактов, относящихся к интересующим нас событиям — как-никак, Саллюстий был младшим современником Спартака и, что для нас особенно важно, в работе своей опирался, в частности, на незавершенные и, увы, утраченные мемуары Суллы…




39
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru