Пользовательский поиск

Книга К истории экономического развитие Голландии в XVI-XVIII веках. Страница 4

Кол-во голосов: 0

С конца XVII в. происходит отлив капитала из промышленности, торговли и судоходства в иностранные займы. В свое время пришедшая в упадок Венеция ссужала крупные денежные суммы Голландии. «Таково же отношение между Голландией и Англией. Уже в начале XVIII века голландские мануфактуры были далеко превзойдены английскими, и голландцы перестали быть господствующей торговой и промышленной нацией. Поэтому в период 1701–1776 гг. одним из главных предприятий' голландцев становится выдача в ссуду громадных капиталов, в особенности своей могучей конкурентке Англии»{26}.

Таким образом, торговое господство Голландии и огромное накопление капиталов в руках торговой буржуазии лишь на первой стадии развития капиталистического способа производства имели прогрессивное значение, к концу же мануфактурного периода экономическое и политическое засилье торговой буржуазии приобрело реакционный характер и стало тормозом дальнейшего развития капиталистической промышленности.

На политическую реакционность торговой буржуазии указывает Маркс, отмечая, что в Англии она, в союзе с земельной и денежной аристократией, выступает против промышленного капитала{27}. Замечание Маркса относится к истории Англии первой половины XIX в., но в истории Голландии аналогичное явление наблюдается уже к концу XVII в., когда голландская тортовая буржуазия, в союзе с финансовой аристократией и дворянством, выступает против промышленной буржуазии и против народных масс.

Политическое бессилие промышленной буржуазии в Голландии XVIII в. объясняется как указанными особенностями экономического развития страны, так и соотношением классовых сил.

Насильственная экспроприация земли у крестьян и разорение ремесленников в эпоху первоначального накопления имели своим последствием обнищание народных масс и рост бродяжничества, так как лишенный средств производства и, следовательно, оставшийся также без всяких средств существования «пролетариат поглощался развивающейся мануфактурой далеко не с такой быстротой, с какой он появлялся на свет»{28}. К. Маркс пишет о положении народных масс в мануфактурный период развития капитализма, опираясь в первую очередь на материал английской истории, но в смысле роста бродяжничества Голландия при относительно медленных темпах развития ее капиталистической мануфактуры в XVI–XVIII вв. нисколько не уступает Англии. Иностранцев, попадавших в Нидерланды, поражало, что эта богатая страна кишмя кишела бродягами и нищими, против которых оказались бессильными драконовские законы, издаваемые против бродяжничества. Еще в первой половине XVI века пытались законодательным путем искоренить бродяжничество (законы Карла V от ноября 1531 г. и от октября 1537 г.). Подобное законодательство против бродяжничества или, по выражению Маркса, «кровавое законодательство против экспроприированных», составляет существенный момент так называемого первоначального накопления. «Деревенское население, насильственно лишенное земли, изгнанное, в широких размерах превращенное в бродяг, старались, опираясь на эти чудовищно террористические законы, приучить к дисциплине наемного труда плетьми, клеймами, пытками»{29}.

Свирепым законодательством против бродяжничества особенно отличались провинциальные штаты Голландии и Зеландии — провинций, которые в капиталистическом развитии далеко опередили остальные провинции Нидерландов. Важнейшие постановления, направленные против бродяжничества, были опубликованы провинциальными штатами Голландии 16 декабря 1595 г., 19 марта 1614 г. и 12 мая 1619 г. От голландских штатов не отставали провинциальные штаты Зеландии, опубликовавшие против бродяжничества плакаты 19 июля 1607 г., 16–17 сентября 1614 г., 25 ноября 1698 г. и 23 сентября 1705 г. Этот далеко не полный перечень важнейших законодательных актов, направленных против бродяг и нищих, красноречиво иллюстрирует вышеприведенный тезис К. Маркса о чрезвычайно бедственном положении народных масс в Голландии к середине XVII в., — тезис, который оспаривали и продолжают поныне оспаривать буржуазные историки и экономисты, выступающие апологетами капиталистического общества. Э. Бааш в этом отношении не является исключением среди остальных буржуазных историков, поэтому он предпочитает умалчивать компрометирующие буржуазное государство факты, в том числе и кровавое законодательство нидерландской буржуазии, которая использовала государственную власть для внеэкономического, непосредственного насилия, чтобы законами против бродяжничества снизить заработную плату, т. е. «принудительно удерживать ее в границах, благоприятствующих выколачиванию прибавочной стоимости, чтобы удлинять рабочий день и таким образом удерживать самого рабочего в нормальной зависимости от капитала»{30}.

В мануфактурный период развития капиталистической промышленности существовали, однако, обстоятельства, которые препятствовали чрезмерному снижению заработной платы и удлинению рабочего дня. Ручной труд обученных рабочих составлял основу мануфактурного производства, а таких рабочих легко было заменить деклассированными элементами из сельского и городского населения. Кроме того, до последней четверти XVII в. в городах сохранились средневековые цеховые уставы, запрещавшие ночной труд и сильно ограничивавшие длину рабочего дня. Оставалось в силе также правило, согласно которому городские власти обязаны были заботиться о «пропитании» горожан, т. е. обеспечить им заработок и известный минимум средств существования. При наличии безработных горожан владельцы мануфактур не имела права принимать на работу иногородних или пришлых из деревень рабочих. Словом, в XVII в. еще существовали условия, благоприятствовавшие образованию среди рабочих мануфактуры слоя привилегированных мастеровых полуремесленного типа. Заработная плата подобных привилегированных мастеровых обычно была в 2-3 раза выше заработка остальных рабочих мануфактуры. Так, например, к концу XVII в. корабельный плотник в Амстердаме получал за день работы зимой 24 штивера, а летом — 36 штиверов (1692 г.), в то время как подсобный строительный рабочий (1696 г.) зарабатывал зимой только 12 штиверов. В еще худшем положении оказывались неквалифицированные рабочие-поденщики. Между тем, буржуазные историки в своем стремлении «опровергнуть» Маркса доходят до явной фальсификации фактов, приводя лишь данные о сравнительно высокой номинальной заработной плате высококвалифицированных рабочих (мастеровых) мануфактуры. Э. Бааш очень часто повторяет басни о чрезвычайно высокой заработной плате в Нидерландах XVII в., считая ее основной причиной последовавшего экономического упадка Голландии, промышленность которой будто бы именно по этой причине оказалась неконкурентоспособной на внешнем рынке.

В действительности же в XVII в. наблюдается катастрофическое снижение заработной платы во всех отраслях промышленности. Хотя за двести лет (вторая половина XVI в. — последняя четверть XVIII в.) номинальная заработная плата увеличилась приблизительно в три раза (например, в 1586 г. подсобный строительный рабочий в Амстердаме получал в день 5 штиверов, а в 1775 г. (летом) — 14 штиверов; матрос в военном флоте получал ежемесячно в 1552 г. 3,15 гульд., в 1636 г. — 10–11 гульд. и в 1778 г. — 11 гульд.), реальная заработная плата за это время резко снизилась. Прежде всего за этот период произошла сильная порча монеты — количество серебра в штивере с конца XV в. (1482 г.) до 1775 г. уменьшилось в 3 с лишним раза. Кроме того, произошло резкое снижение покупательной способности серебра — «революция цен» в Голландии сказывалась сильнее, чем во многих других странах, менее развитых в торговом отношении. Но самое главное — за этот период во много раз повысились цены на хлеб и на другие предметы первой необходимости. Особенно в годы военных действий в районе Балтийского моря, когда привоз хлеба становился затруднительным, хлебные цены на амстердамской бирже поднимались настолько, что в стране фактически начинался голод и обычный заработок оказывался совершенно недостаточным для пропитания рабочего и его семьи. Как уже указывалось, в мануфактурный период развития капитализма Голландия приобрела печальную славу страны самых высоких цен. Известный историк Б. Нибур, в начале XIX в. наблюдавший жизнь народных масс в Нидерландах, был поражен голодным существованием нидерландских рабочих, которые питались хлебом, приготовленным из неочищенного зерна, размельченного примитивным способом: непомерная плата за помол и еще более высокие государственные акцизы, собираемые при этом, делали размол зерна на мельнице почти недоступным для широких масс. Из-за систематического недоедания голландские рабочие физически настолько ослабли, что 5 человек едва справлялись с работой, для которой обычно требовалось бы не более 4 рабочих.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru