Пользовательский поиск

Книга К истории экономического развитие Голландии в XVI-XVIII веках. Страница 17

Кол-во голосов: 0

Необходимо также упомянуть об овцеводстве: фрисландские овцы давали превосходную шерсть. С 1730 г. во Фрисландии началось также разведение картофеля, которое стало вскоре одним из главных источников доходов провинции{150}.

Из этого краткого обзора сельского хозяйства можно усмотреть большие различия в положении его в отдельных провинциях. В Голландии, Фрисландии, Гронингене и соседних областях Утрехта и Оверэйсела преобладало разведение крупного рогатого скота, дававшее и ценную молочную продукцию. Масло и сыр производились повсеместно, но различия в отдельных провинциях были немалые. Сыры из цельного молока и масло из сливок производились в Южной и Северной Голландии и Утрехте, а гаудский сыр — в Южной Голландии и Утрехте, эдамский сыр — в Северной Голландии. Во Фрисландии, Рейнланде, Делфланде приготовлялось масло из сливок, а сыр — из снятого молока. Фрисландия поставляла зеленый, кантский[46] и пряные сыры, Рейланд и Делфланд — тминный сыр. Это производство сыра являлось главным источником дохода сельских хозяев; в техническом отношении оно стояло значительно выше и приносило больше доходов, чем маслоделие с его побочными продуктами в других провинциях страны, где эти побочные продукты служили кормом для свиней и телят{151}.

В конце XVII в. молочные продукты, как и продукты земледелия, стали пользоваться более высокими покровительственными пошлинами. В 1671 г. ввозные пошлины на масло и сыр были повышены не менее чем на 25%, а вывозные в 1691 г. значительно снижены; в 1671 г. была установлена ввозная пошлина в 25% на сало, ветчину и мясо, а в 1686 г. — на скот в размере 20 гульд. с головы{152}.

До начала XIX в. торговля сельскохозяйственными продуктами в провинциях с преобладанием животноводства являлась одной из самых важных отраслей торговли Нидерландов; к этому еще надо прибавить торговлю заграничным маслом и заграничным (французским и швейцарским) сыром{153}.[47] Объем продукции животноводства зависел от размеров стада. В конце 1799 г. числилось 902 526 голов крупного рогатого скота, в том числе в Голландии 261 028, во Фрисландии 148 968.{154},[48]

В этот период мы почти ни в одной провинции не видим преобладания земледелия. В богатых областях Голландии жизнь была слишком дорога, чтобы стоило заниматься малодоходным хлебопашеством. Оправдывали себя лишь специальные культуры, как, например, марена, табак и др. В других — восточных — провинциях скотоводство и коневодство преобладали над земледелием, которое носило преимущественно потребительский характер. Только во Фрисландии, Гронингене, Зеландии земледелие играло большую роль в хозяйственной жизни.

В общем в XVII и XVIII вв. условия крестьянского хозяйства и быта были весьма примитивны. За исключением жителей провинции Голландии образ жизни и культурный уровень крестьян были столь же примитивны, как их земледельческая техника, уход за скотом, приготовление пищи, помол хлеба, обстановка в домах{155}. Эта отсталость в первую очередь объяснялась плохим состоянием средств сообщения; достижением считался даже скромный канал, по которому мог двигаться трешкоут (бечевое судно). Где отсутствовало и такое сообщение, там пользовались дорогами по глубоким пескам. Вследствие всего этого перевозки ограничивались самым необходимым.

Такие же большие различия, какие существовали в земледелии отдельных провинций, мы встречаем во всех других отраслях сельского хозяйства. Поэтому не представляется возможным дать единое изображение сельского хозяйства страны в целом, так как общую картину постоянно нарушают провинциальные и местные различия и особенности. Частично это являлось также результатом сильной децентрализации управления, которое в лучшем случае допускало некоторое единоообразие лишь там, где к этому вынуждали или это облегчали природные и эконом-географические условия. В первую очередь мы находим такие различия в столь важном для Голландии деле, как приобретение новых земельных площадей. В то время как, на западе страны это означало борьбу с морем, от которого отвоевывали все то, что оно в прежние времена захватило у суши в результате катастрофических наводнений, в то время как здесь все дело заключалось в дренаже и устройстве плотин, — в более возвышенных районах востока и севера приобретение новых земель являлось делом гораздо более тяжелым и сопряжено было с трудом, требовавшим большой самоотверженности. Осушение болот принесло безусловно много хорошего; но оно никогда не имело своими результатами приобретение столь плодородных земель, какие были отвоеваны путем устройства плотин на западе{156}. Выше мы уже упоминали о некоторых наиболее старых и крупных плотинах Голландии. В течение XVII и XVIII вв. прибавился еще целый ряд более мелких[49]. Ни одна из них ни по своим размерам, ни по значению не могла сравниться с плотинами и полдерами Бемстера (7174 га) и Схермера (4828 га). С течением времени также и на фрисландском берегу у лиманов отвоевали немного земли; в особенности следует отметить плотину Билтланда к северу от Лсэвардена. Сооружение ее относится еще к эпохе Габсбургов (1505–1508){157}. Кроме того, в XVIII и XIX вв. здесь, как и в других местах северного побережья Фрисландии, был сооружен ряд плотин, которые у Долларда дали дополнительно 3147 га{158}.

Совершенно иначе происходило приобретение новой земли в болотистых и луговых районах. Здесь встречались земельные пространства, где самым удивительным образом перемежались такие противоположности, как засушливые и обильные водой, пустынные и плодородные земли, и где вследствие этого человеку приходилось каждый клочок земли отвоевывать для земледелия упорным трудом{159}. Если это приобретение новых земель очень мало прогрессировало в период XVI–XVIII вв. и принесло поэтому сельскому и всему народному хозяйству страны вначале лишь незначительный доход, то это объяснялось различными причинами — в первую очередь распространенной еще общинной собственностью на пустоши, которые большей частью находились в руках марки.

Пустоши, принадлежавшие маркам, возделывались лишь в единичных случаях и не всегда законным путем. К тому же для их возделывания в больших масштабах отсутствовали нужные знания. Старый опыт, на котором покоилось сельское хозяйство, был недостаточен для таких предприятий. Кроме того, недоставало также рабочей силы для мелиорации болот{160}. Большим препятствием для культивирования заболоченных земель являлся также недостаток удобрения. Для вывоза последнего из городов на вересковые пустоши существовавшие средства сообщения были недостаточны. Наконец, городские капиталисты не видели в превращении пустошей в культурные земли особенной выгоды для себя. Гораздо привлекательнее казалось им устройство осушительных сооружений у моря. Это действительно оказалось более прибыльным делом.

В результате всего этого обрабатываемая площадь расширялась лишь незначительно. В 1795 г. одна треть всей площади республики оставалась невозделанной, а в Северном Брабанте даже две трети{161}.[50] Лишь выдачей премий и похвальных листов, которую с конца XVIII в. стали практиковать специальные общества, удалось обратить внимание на необходимость освоения пустошей, хотя это вначале не принесло большой практической пользы. Провинциальные правительства обнаруживали очень мало интереса к этому делу. Лишь в старых генералитетных землях, которые до 1795 г. были подчинены непосредственно Генеральным штатам[51], власти уделяли внимание освоению этих земель. В Северном Брабанте, где не было марок, в конце XVIII в. велись некоторые работы в этом направлении, но в небольших размерах. В XVIII в. в Голландии стали медленно приступать к обработке дюн.

Для расширения площади пахотных земель большое значение имели болота{162}. Их возделывание полностью относится ко времени республики. Хотя добыча торфа была известна и практиковалась уже раньше, тем не менее прежде болота все же не подвергались систематической разработке. Наоборот, добыча торфа на болотах была ограничена предписаниями провинций и зависела от специального разрешения. Предписания же эти преследовали главным образом регулирование снабжения топливом, недопущение вывоза торфа и произвольной его разработки. Но какое бы то ни было единообразие в этом деле отсутствовало{163}.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru