Пользовательский поиск

Книга История Востока. Том 1. Содержание - Новое царство (XVI—XI вв. до н. э.) и расцвет Древнего Египта

Кол-во голосов: 0

Изменение в положении части населения, прежде всего тех, кто был включен в систему товарного обращения (зажиточные земледельцы, ремесленники, воины) или был вынужден продавать свой труд (малоземельные либо безземельные арендаторы, слуги, наемный персонал), косвенно подтверждается теми надписями, в которых говорится о существовании большесемейных групп, домовых общин, «домов». Если для периода Древнего царства о «домах» в текстах говорилось почти исключительно как о домах высокопоставленных аристократов, вельмож либо сановников, то применительно к эпохе Среднего царства о тех же «домах» упоминается как об обычных семейно-клановых группах во главе с отцом-патриархом, по отношению к которому все младшие члены семейной группы, включая слуг и рабов, не связанных с членами семьи узами родства, выступают в качестве зависимых. Отцы-патриархи такого рода больших семей и оказывались нередко, как следует полагать, в числе неджес и сильных неджес.

В период Среднего царства, как упоминалось, возросло число рабов. Но дело не только в количестве. Если прежде рабы-иноплеменники были лишь зависимой и бесправной рабочей силой в храмовых, царских и вельможных хозяйствах, то теперь рабы чаще стали использоваться для услуг власть имущим. Частные рабы были немногочисленными, стоили дорого и считались важным элементом престижа: вельможа, на которого в хозяйстве могли работать сотни «слуг царя», гордился приобретением даже одного раба, о чем и сообщал в надписи. Порабощение соплеменников-египтян было весьма редким (имеется в виду долговое рабство) и официально не допускалось. Впрочем, в периоды децентрализации, в том числе и в годы I Переходного периода, такое практиковалось.

В целом существенно заметить, что трансформация социальной структуры в период Среднего царства по сравнению с Древним очевидна, но характер этой трансформации во многом зависел от сложившихся издревле форм социально-экономических и политических отношений. В частности, слабое развитие рынка накладывало свой отпечаток.

II Переходный период продолжался около двух веков, на протяжении которых краткие и незначительные тринадцатая и четырнадцатая династии были на рубеже XVIII—XVII вв. до н. э. сменены вторгшимися в Египет азиатскими племенами гиксосов, которые познакомили египтян (как то сделали касситы в Вавилонии) с боевыми колесницами, запряженными до того вовсе неизвестными в Египте лошадьми. Осевшие в районе Дельты гиксосы правили около полутора веков. Но период их правления не был отмечен ни политическими, ни экономическими успехами. Скорей напротив, эпоха пятнадцатой и шестнадцатой гиксосских династий была временем упадка и деградации: многие храмы были разрушены, старые знатные семьи разорены, а выскочки-варвары взяли верх. Словом, нашествие гиксосов в древнеегипетской традиции было принято рассматривать как великое несчастье, страшный погром, полный упадок.

На это следует обратить внимание потому, что в египетской литературе сохранилось несколько интересных сочинений, повествующих об этих временах: «Речение Ипувера», «Пророчество Неферти». В них собраны рассказы о временах хаоса и беспорядков, когда варвары все крушат, Нил иссыхает (т. е. ирригация не функционирует), богачи и бедняки меняются местами и даже «женщины не беременеют». Следует заметить, что такого рода произведения, принадлежащие к жанру пророческой литературы или разоблачительных поучений, известны и в других обществах, особенно привычных к строгому регламенту и тем самым остро ощущающих его крушение, как, например, в Китае. Смысл их – в предостережении в адрес правителей, чье нерадение и ошибки в управлении могут привести к столь мрачным последствиям.

Владычество гиксосов было непрочным. В Фивах практически параллельно с гиксосами существовала египетская семнадцатая династия, контролировавшая почти весь Верхний Египет и ведшая успешные войны с гиксосами. Эти войны продолжались ряд десятилетий, пока Яхмос I не изгнал захватчиков из страны и не стал основателем новой, восемнадцатой династии, когда Египет вступил в период своего наивысшего могущества, став по сути первой в истории великой империей, границы которой теперь уже простирались далеко за пределы долины Нила.

Новое царство (XVI—XI вв. до н. э.) и расцвет Древнего Египта

Преемники Яхмоса, особенно Тутмос I и Тутмос II, а затем вдова последнего, царица Хатшепсут, были сильными и властными правителями, при которых был дан старт активной внешней политике и завоеваниям Египта как на севере, так и на юге. По всей стране развернулось грандиозное строительство, прежде всего храмовое. На смену разрушенным гиксосами и пришедшим в упадок храмовым строениям пришли новые величественные каменные громады, среди которых выделялся великолепием и размерами столичный храмовый комплекс бога солнца Амона в Фивах. Правивший после смерти мачехи Тутмос III, сын Тутмоса II, закрепил достижения предшественников, покорив Сирию и Палестину, расширив южные пределы страны до четвертого нильского порога. Его большое и хорошо организованное войско, основную силу которого составляли запряженные лошадьми боевые колесницы, практически не знало поражений. Колоссальная военная добыча, включая и пленников, мощным потоком текла в Египет, где она оседала в кладовых храмов, в хозяйствах царя и его сановников. Преемники Тутмоса III активно продолжали его политику, успехи которой вызвали к жизни необходимость в некоторых реформах.

Реформы коснулись прежде всего системы управления. Страна была разделена на две части, север и юг, во главе которых были поставлены подчиненные фараону наместники, облеченные широкими полномочиями. Бывшие еще недавно независимыми номархи превратились в чиновников, каждый из которых имел свою канцелярию с писцами и служащими и отвечал за управление номом. Особые начальники управляли городами и крепостями, а также завоеванными районами (в качестве наместников). Деятельность всех администраторов строго определялась специальными нормами и инструкциями, содержание которых известно по сохранившимся в гробницах текстам. Есть в текстах и упоминание о 40 кожаных свитках, бывших, возможно, чем-то вроде свода законов и предписаний, коими должностные лица обязаны были руководствоваться (сам этот свод до нас не дошел).

Став сильной военной державой, империей, в которую были включены завоеванные народы и границы которой доходили на севере до Евфрата, Египет вступил в активные внешнеполитические связи с другими государствами Ближнего Востока – с Митаннийским и Хеттским царствами, с касситскими правителями Вавилонии, причем именно от этой эпохи в египетских архивах сохранилось немало ценных дипломатических документов (архивы Телль-Амарны), позволяющих представить картину международных отношений того времени. Связи и постоянные повторные экспедиции требовали немалых средств и усилий. Страна нуждалась также в многочисленных воинах – смелых, выносливых, закаленных в боях. Видимо, своих, египетских, уже не хватало (есть сведения, что в армию призывался чуть ли не каждый десятый юноша годного для военного дела возраста), ибо все чаще встречаются упоминания об использовании наемников из числа иноплеменников – ливийцев, эфиопов, азиатских «народов моря».

Ставка на наемников из числа иноплеменников, равно как и выдвижение на передний план администраторов из числа незнатных чиновников сопровождались наступлением на привычные права и привилегии вельможно-жреческой знати, власть которой заметно уменьшилась. Исчезают упоминания о вельможных хозяйствах и их «личных домах». Зато есть сообщения о развитии ирригационного хозяйства, осушении болот Дельты. Централизованная администрация создавала и пускала в хозяйственный оборот новые плодородные земли, которые в качестве должностных условных наделов раздавались воинам и чиновникам. Эта политика усиливала опору центральной власти, но в то же время она способствовала развитию частной собственности и товарно-денежных отношений в стране, так как большое количество новых наделов включалось в систему рыночных связей (аренда, продажа зерна и т. п.). Собственно, именно в это время, в XVI—XV вв. до н. э., только и появляется в египетском лексиконе слово «торговец» и становятся более или менее многочисленными сообщения о товарных сделках и торговом обмене. Серебро, пока еще не монеты, вытесняет зерно в качестве мерила рыночных ценностей.

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru