Пользовательский поиск

Книга Инквизиция: Гении и злодеи. Содержание - Псы Господни

Кол-во голосов: 0

Последние открытия в области психологии достаточно убедительно свидетельствуют о том, что существует высшее состояние сознания, отличное от сна и бодрствования, — состояние, в котором интеллектуальные способности человека многократно возрастают.

Гениальность — это лишь один из этапов того пути, который предстоит пройти человеку до полной реализации всех своих способностей. Известно, что в повседневной жизни мы не используем и десятой доли возможностей нашего внимания, памяти, интуиции. Если бы до нашего времени дошли фрагменты тайных знаний древних цивилизаций о материи и энергии, то они неизбежно были бы выражены на языке символов, понятном лишь для немногих посвященных. Ученые предполагают, что одним из таких символов и был Грааль. Так ли это, предстоит понять в будущем.

На сегодняшний же день историкам удалось доказать, что замок Монсегюр имел сложную и последовательную символику и был построен в соответствии с правилами астрономии. Он был, по сути, своеобразной астрономической лабораторией, подобной Стоунхенджу в Британии.

Катары смело защищали свой замок, который одновременно был и храмом Грааля. Они всегда видели перед собой смерть на костре инквизиции и считали этот мир адом. Когда же большая часть гарнизона Монсегюра приняла «утешение», они умерли для земной жизни, а потому с радостью встречали смерть как избавление. Именно искренней верой и стремлению к свободе и объясняется легкость, с которой катары принимали приговор инквизиции после падения Монсегюра.

Гибель замка Грааля стало смертельным ударом для катаров, однако не положило конец их сопротивлению. Убежищем для последних катаров стали леса и горные пещеры. Чтобы добраться до несчастных, инквизиторы предприняли попытку уничтожить густые заросли ежевики и утесника. Это ответственное дело поручили некоему Бернгарду, которого народ немедленно окрестил Рубщиком кустарника. Но, в соответствии с прованской легендой, он нашёл свою смерть на виселице.

Чтобы облегчить поиски еретиков, «добрые» инквизиторы стали натаскивать на них псов. Катаров травили в их родных горах, как диких зверей.

В 1325–1328 годах 500 катаров укрылись в пещере Ломбрив на левом берегу Арьежа. Там находилось святилище, алтарь которого представлял собой огромный плоский камень, густо поросший свечами сталактитов. Беглецы почти не выходили наружу, ибо свирепствовавшая инквизиция окончательно убедила их в том, что земной мир — порождение сатаны.

В 1328 году сенешаль короля Франции во главе большого военного отряда прибыл к пещере. Заметив их, катары предприняли попытку скрыться, взбираясь по отвесным склонам пещеры в верхний скит по лестницам, которые потом втаскивали наверх. Сенешаль, которому не удалось схватить Добрых Людей, приказал замуровать вход в пещеру. 500 человек умерли медленной смертью от голода и жажды.

Трагедия Ломбрива положила конец существованию церкви катаров.

Псы Господни

Во время первого похода в Окситанию сотни тысяч людей были вырезаны. Оставшиеся в живых признали власть папы и короля. Могущественные владельцы отдали себя, всех баронов и людей своих, и всю землю свою в полную волю возлюбленного господина своего, славного короля французов.

Но вот что было для папы особенно неприятно: еретиков сжигали, а ересь оставалась. Мечи и копья её не искоренили, а лишь загнали куда-то глубоко-глубоко в души тех, кто спасся от меча. Кровь и гонения не разубедили еретиков в их учении. «Одно дело меч и гонения, — говорили они, — а другое дело — истина». И все глубже и глубже хоронили они в себе свои искренние убеждения.

Впрочём, папа не оставлял в покое и души людей. Его духовный меч искал способы победить душу и овладеть ею. А за мечом духовным в душу человека вслед гнался меч стальной.

Испанский проповедник и подвижник, монах, святой Доминик, учредитель особого монашеского ордена и изобретатель четок, предложил, а папа благословил устроить особое судилище для искоренения ереси. Так возник святой трибунал — Sanctum Officium, т. е. инквизиция, и «святое дело искоренения ереси» было предоставлено монахам ордена святого Доминика.

На столь святое и полезное для государства дело, разумеется, тот час же отыскались и большие средства. Один богатый человек, тулузский гражданин Челлани, проворачивавший выгодные дела и с духовенством, и со светскими властями, тотчас же откликнулся на призыв святых отцов доминиканцев и подарил им прекрасный обширный замок, так называемый Нарбоннский дом, и этот дом тотчас же сделался главным и центральным гнездом святого судилища.

Нарбоннский дом был старинный и мрачный замок, и вид его вполне соответствовал святому судилищу. Над воротами замка тотчас же прибили надпись «Дом инквизиции». На том же здании появился и герб доминиканского ордена — изображение голубя, несущего в своем клюве символ мира — масличную ветвь. Злой насмешкой казался и этот голубь, и эта масличная ветвь тем еретикам — жителям Тулузы, которые ещё осмеливались считать «святое, благочестивое судилище» вовсе даже не святым и не благочестивым. Вскоре подобные же судилища стали учреждаться и в других городах Южной Франции.

Вот какими словами оправдывал их возникновение сам святой Доминик: «Сам Иегова[15] исполнял обязанности инквизитора, когда громил возмутившихся против него ангелов. Сам Иегова продолжал поступать так и здесь на земле, когда наказывал тех безумцев, которые создали вавилонскую башню Вавилонскую.[16] Затем Бог передал то же святое дело инквизиторства апостолу святому Петру, и тот прежде всего применил кару против Анания.[17] Первосвященники же римские — папы — непосредственные преемники святого апостола. От этих преемников и получают свою власть и свои права над людьми и святой Доминик и другие монахи его ордена. А если и сам Бог тоже был инквизитором, и к тому же ещё таким жестоким, почёму бы и людям не подражать ему?»

И правда, как же не признавать за святым трибуналом полного права делать и с телами и с душами людей что угодно, если только признать это право и за теми, кто повыше их?

«Не будучи достаточно сильны, чтобы остановить поношение Создателя, — так пишет папа настоятелю-доминиканцу, — но желая прекратить эту опасность гибели для душ заблудших, мы просим, убеждаем и приказываем сим апостольским посланием, дабы ты тех из братьев, вверенных тебе, которые научены закону Господню и которых ты признаешь склонными к этому делу, разослал по равным сопредельным местам твоего надзора, дабы они поучали клир и народ общею проповедью, где сочтут её удобною. Пусть для основательного исполнения этого дела они изберут себе разные местности и займутся с особенным старанием еретиками и отлученными. Если же виновные и заключенные, будучи допрошены, не захотят вполне подчиниться приказаниям церкви, то пусть тогда братья исполнят относительно их наши справедливые постановления против еретиков, вновь обнародованные, направленные на укрывателей, защитников и покровителей еретиков, действуя, однако ж, в пределах этих постановлений».

Доминиканцы были призваны «действовать»; местные же епископы, светские власти и люди всех состояний были призваны «содействовать». Епископам было внушено, что они могут заседать на суде рядом с инквизиторами если они сами того пожелают, а светским властям предоставлено было право посылать в трибунал своих уполномоченных, заседателей «асессоров» и получать треть имущества осужденных еретиков.

Статуты против еретиков, то есть истинный устав инквизиции, были написаны заранее; они разрешали доминиканцам с помощью пыток и тюрем заглядывать в самую глубину души каждого католика, искать там ереси и лжеучения и, найдя, искоренять таковые. Статуты, и ещё больше, сама судебная практика давали инквизиторам широкие полномочия, а именно: осуждать невинных и оправдывать виновных, если то будет полезно по высшим церковным и государственным соображениям. Это был предел их полномочий, но до более широких пределов люди не додумались и до сего дня…

вернуться

15

Иегова — одно из имен Бога.

вернуться

16

Вавилонская башня, по библейским преданиям, была построена представителями разных племен, которые решили воспротивиться решению Господа о рассеивании а рабстве потомков Хама, который был непочтителен к отцу своему Ною, за что был отцом проклят. Вавилонская башня задумывалась как цент всех племен и знак их равенства. Люди в те времена, по преданию, говорили на одном языке, потому и смогли договориться о строительстве башни. Господь же смешал их язык так, что они не смогли общаться друг с другом и были вынуждены прекратить строительство башни.

вернуться

17

Ананий — по библейским преданиям, один из обратившихся в христианство вследствие проповеди апостолов. Когда последователи Христа, владевшие землями, продавали их и приносили вырученные деньги апостолам, Ананий, продав имение, утаил часть денег и солгал апостолу Петру. Обличенный в тяжелом грехе лжи святому апостолу, Ананий пал бездыханным.

27
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru