Пользовательский поиск

Книга Инквизиция: Гении и злодеи. Содержание - Религия катаров

Кол-во голосов: 0

Цветущие общины южной Франции, владений герцогов Тулузских, получили богатое наследство: они привлекли к себе гонимых еретиков — как из христиан, так и из евреёв. По выражению хроники, «тулузские и сен-жильские еретики совсем не понимали того зла, какое может произойти верным католикам, если среди них будут жить люди других убеждений».

Процветало сельское хозяйство — лучшая экономическая основа средневекового общества. На плодородной земле в изобилии произрастали пшеница, проса и привезенная с Востока во время крестовых походов кукуруза. Потоками лилось оливковое масло и вино.

Так было положено основание провансальской культуре с её свободой духа и враждебным отношением к авторитету папы, с презрением к папским посланиям (буллам) и насмешками над высокомерным духовенством и пороками римского двора.

Необходимо отметить ещё одну очень важную особенности жизни Юга Франции. Это борьба с магометанами, происходившая и в самой Южной Франции, и увлекавшая её бойцов в Испанию, которая и воспитала в населении Южной Франции воинственную отвагу. Церковь пошла ей навстречу и благословила её. Так на провансальской почве выросло европейское рыцарство.

Быстро распространилось оно отсюда по всем странам Западной Европы, так как вполне соответствовало понятиям и чаяниям населения. Не забудем, что именно здесь, в южной Франции, раздалась впервые проповедь крестовых походов и отсюда уже охватила всю Западную Европу. Здесь создались рыцарские идеалы. Храбрость рыцаря, его великодушие, его идеалы чести и любви, его набожность и нашли себе выражение в лирических песнях трубадуров.

Рыцарство было новой и могучей силой, и оно ввело в культуру Окситании особый культ прекрасной дамы. Однако необходимо отметить и влияние испанских арабов на отношение рыцаря к Даме.

Положение женщины у последних было свободнеё, чём у других магометан. У них женщины принимали участие во всех сферах умственной жизни. Число женщин, прославившихся научными трудами и поэтическими произведениями, довольно значительно. По этой причине и создалось то уважение к женщинам, которое едва ли знал мусульманский Восток. Союз мужчины с женщиной облагораживался здесь духовным сближением.

Такой же свободой пользовалась женщина и на Юге Франции. Здесь женщины могли быть обладательницами земельной собственности и пользоваться в обществе большим влиянием. Среди местных дам было много образованных девушек. Прекрасная дама рыцаря-трубадура была поистине прекрасна.

Рыцарь избирал себе даму, которая отличалась прежде всего молодостью и красотой, а также умом, прекрасными манерами и любезным обращением с людьми. Он избирал её себе как предмет рыцарской любви или служения. Один из трубадуров так изображает эту рыцарскую любовь: «В этой любви есть четыре степени: первая степень — любовь колеблющегося, вторая — любовь умоляющего, третья — любовь услышанного, и последняя — любовь друга. Тот, кто стремится к любви и часто ухаживает за своей дамой, но не осмеливается поведать ей свою муку, по справедливости может быть назван колеблющимся, боязливым. Но, если дама оказывает ему столько чести и так ободряет его, что он осмеливается поведать ей о своей муке, такой человек вполне правильно может быть назван умоляющим. Если умоляющий своей речью и просьбами достигает того, что она удерживает его при себе, дает ему свои ленты, перчатки или пояс, он поднимается уже на степень услышанного. Наконец, если даме благоугодно выразить свое согласие на любовь поцелуем, она делает его своим другом».

Избранный рыцарь терял свою свободу и становился в зависимость от своей дамы. Зависимость эта напоминала ту, в которую становился вассал от своего сеньора. Рыцарь становился на колени перед своей дамой, клал свои руки в её и клялся служить ей верно до самой смерти и защищать её от всякого зла, от всякого оскорбления. Она же объявляла, что принимает его на свою службу, обещала раскрыть для него свое сердце, вручала ему перстень, поднимала его с земли и дарила ему свой первый поцелуй. Рыцарь носил любимые цвета своей дамы, которые всегда напоминали ему ту, с кем он был соединен клятвой.

Естественно, что союз этот обусловливался свободным согласием сторон. Если рыцарь, обязавшийся служить даме, обладал поэтическим даром, он должен был слагать в честь неё стихи.

На Юге Франции рыцарское звание не было так тесно связано с обладанием землей, как на севере. Таким образом, и самое обладание землей не было здесь принадлежностью феодальных привилегий. Чаще, чем где-либо, рыцарское звание распространялось в Окситании на средние классы и даже на крестьян. Безземельное рыцарство образовало значительное сословие. Свободные от вассальных обязанностей, полные господа в любви и ненависти, они поступали на жалованье к богатым баронам и крупным владельцам.

Именно среди рыцарей и появляются первые трубадуры. «Трубадурами» называют поэтов XII и XIII веков, которые слагали свои песни на провансальском наречии. Трубадуры прославились как лирические поэты, выражавшие в своих, всегда сравнительно небольших, произведениях свое личное чувство или свой личный взгляд на то или другое лицо, на то или другое событие. Они противопоставляли себя авторам рассказов и новелл.

Добрая половина трубадуров принадлежала к рыцарскому сословию, и в числе их было много могущественных феодалов, графов, князей и даже королей.

Поэзия трубадуров пережила три периода: период возникновения и развития литературных форм в X и XI века, период расцвета в XII и XIII века, период упадка и постепенного исчезновения трубадуров в XIV и XV века.

Причина упадка провансальской поэзии заключается в том, что она прошла все стадии своего развития и ей суждено было умереть, как всему живому, естественной смертью, но нашли одновременно с севера и юга грозные тучи, которые ускорили эту смерть.

Романы и лирика трубадуров никоим образом не отвергали религию, но они были опасны для католической церкви, ибо в них утверждались внерелигиозные идеалы любви, чести и достоинства.

Юг Франции со всеми его знаниями и умениями, новой культурой и зародившейся ересью стал опасен для Рима — и Рим немедленно отреагировал. Против Прованса были развязаны жестокие войны.

Религия катаров

Цветущее состояние Южной Франции было разрушено войнами, которые велись против нее крестоносцами Севера по воле папы Иннокентия III — вот на сцене и появляется наш преступный папа. Его воля была исполнена в точности. Двадцать лет продолжались опустошительные войны, двадцать лет цветущие земли Южной Франции подвергались разорению.

Умирающая поэзия Юга стала в это время выразительницей злобного и мстительного чувства побежденных. Их неумеренная, как и все страсти, но совершенно понятная нам, посторонним судьям, злоба была направлена против Рима, изрекшего на них анафему, и против северной Франции, взявшей на себя обязанности палача. На этой-то почве и выросло множество едких сатир против «обманов, измен, алчности, пороков и тирании духовенства», против хищной и вероломной жестокости северных французов. В сирвентах,[8] направленных против Рима, мы встречаем указания на те пороки его, которые вызывали впоследствии великое реформационное движение. Рим обвиняется в политике обмана, в чрезмерной алчности.

Рим же наносил удары Южной Франции не только потому, что она была пропитана альбигойскою ересью, но и потому, что там процветала неприятная ему свобода совести.

Король Франции Людовик Святой пытался помочь Югу Франции и хоть как-то облегчить последствия бед, которые обрушились на Прованс по воле и вине его отца и деда. Но разоренные гнезда баронов уже не вернули себе своего былого великолепия, прошлое величие погибло безвозвратно.

Почему же были разрушены баронские гнезда, истреблен цвет рыцарства, растоптана цветущая земля Юга Франции?

Все дело в том, что с древних времен ересь, по выражению монаха-летописца, «свила себе на Юге Франции в Провансе и Лангедоке прочное гнездо». С далекого Востока проникли сюда превратные идеи манихеев,[9] и павликиан,[10] и богомилов,[11] и патаренов,[12] и катаров — так назывались в разных местах «дети одинаково мерзких заблуждений». Передаваясь из страны в страну, от одного народа к другому, из одного поколения и другое, идеи эти, изменяясь и развиваясь, достигли, наконец, Юга Франции, счастливо миновав все заставы и таможни, воздвигаемые им на пути верными слугами папы.

вернуться

8

Сирвента — род поэзии трубадуров, жанр «служебной», а не любовной поэзии. Часто в сирвентах воспевалиили проклинали войну, крестовые походы и другие события общественной жизни.

вернуться

9

Манихейство — еретическое течение в зороастризме, государственной религии Ирана. Его основателем был пророк Мани. Мани полагал, что наш мир сотворен злым духом и проповедовал аскетизм, целомудрие и отказ от собственности.

вернуться

10

Павликианство — еретическое течение, зародившеёся предположительно в древней Армении. Павликиане воспринимали земной мир как мир Сатаны, выступали против земных правителей, погрязших в роскоши и пороках, против распущенности духовенства и требовали упрощение церковных обрядов.

вернуться

11

Богомилы — христианское еретическое учение, зародившеёся в Болгарии. Его возникновение историки связывают с переселением манихеев воё Фракию Константином V и с переселением павликиан в окрестности Филипполя при Иоанне Цимисхии. Богомильские обряды прослеживаются у катаров.

вернуться

12

Патарены — участники патарии — религиозного движения против духовенства и сеньоров.

23
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru