Пользовательский поиск

Книга Инквизиция: Гении и злодеи. Содержание - Выступления против преследования ведьм

Кол-во голосов: 0

Но тюрьмы, назначенные для ведьм, были еще ужаснее. Такие тюрьмы строились специально для ведьм, с особыми приспособлениями, рассчитанными на причинение несчастным возможно более жестоких мук. Одно содержание в этих тюрьмах было достаточно для того, чтобы в конец потрясти и измучить попадавшую туда невинную женщину и заставить ее признаться во всевозможных преступлениях, в которых ее обвиняли.

Один из современников той эпохи оставил описания внутреннего устройства этих тюрем, Он утверждал, что тюрьмы помещались в толстых, хорошо укрепленных башнях или в подвалах. В них находились несколько толстых бревен, вращающихся около вертикального столба или винта; в этих бревнах были проделаны отверстия, куда просовываются руки и ноги заключенных. Для этого бревна развинчивались или раздвигались, в отверстия между верхними бревнами клались руки, в отверстия между нижними бревнами — ноги заключенных; после чего бревна привинчивались или прибивались кольями или замыкались так тесно, что заключенные не могли шевелить ни руками, ни ногами. В некоторых тюрьмах находились деревянные или железные кресты, к концам которых крепко привязываются головы, руки и ноги заключенных, так что они должны были постоянно или лежать, или стоять, или висеть, смотря по положению креста. В некоторых тюрьмах были толстые железные полосы с железными же запястьями на концах, к которым прикреплялись руки заключенных. Так как середина этих полос цепью была прикреплена к стене, то узники не могли даже пошевелиться.

Иногда к ногам прикреплялись еще тяжелые куски железа так, что несчастные люди не могли ни вытянуть ног, ни притянуть их к себе. Иногда в стенах были сделаны углубления такого размера, что в них с трудом можно было сидеть, стоять или лежать; заключенные там запирались железными затворами.

В некоторых тюрьмах находились глубокие ямы, выложенные камнем и отворявшиеся вверх узкими отверстиями и крепкими дверями. В эти очень глубокие ямы заключенных опускали на веревках и таким же образом их вытягивали наверх.

Во многих местах заключенные страшно страдали от холода и отмораживали себе руки и ноги, и если их даже выпускали на свободу, они оставались на всю жизнь калеками.

Некоторые узники содержались постоянно в темноте, никогда не видели солнечного света и не могли различить дня от ночи. Они находились в неподвижности и лежали в собственных нечистотах. Они получали отвратительного качества еду, не могли спокойно спать, мучимые заботами, мрачными мыслями, злыми снами и всякими ужасами. Их страшно кусали и мучили вши, мыши и крысы.

К этому присоединялись еще ругань, злые шутки и угрозы тюремщиков и палачей.

И так как все это продолжалось не только месяцы, но и целые годы, то люди, вступившие в тюрьму бодрыми, сильными, терпеливыми и в трезвом уме, становились очень быстро слабыми, дряхлыми, искалеченными, малодушными и безумными.

Неудивительно, что во время содержания в тюрьме многие женщины впадали в исступленное состояние, у них начинались видения, и они представляли, что их посещает в тюрьме дьявол, говорит с ними, дает им советы, указания, имеет с ними половые сношения. Об этих посещениях они потом рассказывали на допросах, стремясь прекратить невыносимую муку заключений и пыток, и это служило новым доказательством их виновности. Часто дьявол являлся в лице тюремщиков, которые совершали над заключенными молодыми женщинами зверские насилия.

Другие женщины впадали в состояние апатии и встречали мучения пытки с удивительным равнодушием, которое судьи объясняли участием дьявола, помогающего ведьме переносить без боли все страдания.

Последствием процесса было наказание — наказание в любом случае, даже если испытания пыткой не приводили обвиняемую к признанию и не оказывалось достаточных доказательств к осуждению.

Но даже если свершалось чудо и несчастная получала свободу, радоваться ей было совершенно Искалеченная физически и морально, всеми презираемая и вызывающая отвращение женщина выпускалась на свободу не как оправданная, а как подозреваемая. Ее чаще всего ждало новое обвинение и арест.

Часто выпущенным на свободу узницам инквизиции запрещался вход в церковь, а если разрешался, то им отводилось в церкви особое место, отделенное от других. Даже в их собственном доме бывшие заключенные должны были быть изолированы и жить в отдельной комнате. Нередко этих несчастных отталкивала собственная семья, которая боялась принять их к себе обратно — из страха навлечь на себя подозрение или из-за того, что считали их все-таки во власти дьявола, хотя суд и оправдал их.

Но оправдательные вердикты были очень редки. Большею частью пытки кончались признанием и за процессом следовала казнь. Осужденную сжигали на костре — живьем или после задушения или обезглавливания. Последний вид казни считался смягчением наказания.

Практикой было принято за правило, что живьем сжигаются лишь те из ведьм, которые упорствовали, и не обнаружили признаков раскаянья; по отношению же к раскаявшимся оказывалась милость и их сжигали после предварительного задушения или отрубания головы.

И если по отношению к осужденным ведьмам допускалось «снисходительное облегчение наказания», а именно задушение пред сожжением на костре, но по отношению к оборотням такое облегчение наказания не было допустимо, и они должны быть сожжены живыми.

Приговор суда о предании ведьмы сожжению на костре обыкновенно вывешивался на ратуше к общему сведению, с изложением подробностей выяснившегося преступления ведьмы.

Осужденную к сожжению на костре волокли к месту исполнения казни, привязанной к повозке или к хвосту лошади, лицом вниз, по всем улицам города. За нею следовали стражники и духовенство, сопровождаемое толпою народа. Пред совершением казни прочитывался приговор.

В некоторых случаях костер зажигался небольшой, с маленьким пламенем, для того, чтобы усилить мучения медленной смерти. Нередко также для усиления казни, осужденным пред казнью отрубали руки или палач во время исполнения приговора рвал накаленными щипцами куски мяса из их тела.

Сожжение было более или менее мучительное в зависимости от того, гнал ли ветер удушающий дым привязанному к столбу в лицо или, наоборот, отгонял этот дым. В последнем случае, осужденный медленно сгорал, вынося ужасные муки. Многие имели нравственную силу ждать молча последнего удара сердца, другие оглашали воздух раздирающими криками. Чтобы заглушать крики несчастных, им привязывали язык и затыкали рот. Окружающая толпа слышала только треск горящего костра и монотонное пение церковного хора — пока тело несчастной не превращалось в пепел…

Выступления против преследования ведьм

Еще в XVI веке, в самый разгар преследования ведьм, время от времени стали раздаваться протестующие голоса против безумия, охватившего всю Европу и стоившего жизни стольким тысячам жертв инквизиции. Голоса эти были слабые, робкие, побуждаемые более жалостью и состраданием к несчастным жертвам, чем уверенностью в их невинности, более возмущенные бесчеловечною жестокостью судей и палачей, чем убежденные в безумии своего века.

Удивительное, беспримерное в истории заблуждение, господствовавшее над умами в течение целых четырех столетий, подчинившее себе здравый смысл, чувство человечности, правосудие, науку, философию, — имело слишком глубокие корни и обусловливалось слишком сложными и разнообразными причинами, чтобы реакция против этого заблуждения могла обнаружиться смело и энергично.

Нужно было иметь невероятное мужество, чтобы возвысить голос против преследования колдовства в то время, когда одно сомнение в существовании дьявола и ведьм признавалось высшей степенью ереси и соединялось для выразившего чем либо такое сомнение с опасностью подпасть под обвинение в сношениях с дьяволом. Поэтому те немногие, которые сомневались в действительности колдовства и возмущались бесчеловечным преследованием ведьм, только робко и боязливо решались выступить против заблуждения своего века и в защиту несчастных жертв инквизиторского мракобесия.

11
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru