Пользовательский поиск

Книга Генштаб без тайн. Содержание - Осколки истории

Кол-во голосов: 0

Но даже в самую серую генштабовскую голову не могла не вкрадываться мыслишка: если мы тайком накачиваем оружием Армению, то это рано или поздно станет ведомо Азербайджану, и тогда скандал вселенский неминуем. Так во имя чего мы так сильно рискуем? А ведь уже и без того ни Кремлю, ни правительству никак не удавалось договориться с Баку, чтобы нефтепровод с азербайджанской нефтью шел через российскую территорию.

Когда полковник Владимир Уватенко, сопровождавший Грачева во время его очередного визита в Армению, с восхищением рассказывал мне, что был потрясен количеством роз, которыми армяне устлали путь российского министра обороны от аэропорта до резиденции Петросяна, я уже понимал, почему ереванцы с такой необузданной щедростью встречали Павла Сергеевича (на одном из застолий его даже назвали «национальным героем Армении»).

Поставки российских вооружений в Армению сыграли немалую роль в том, что Ереван легко согласился на размещение нашей военной базы на территории республики. Это был большой успех — мы укрепляли свои позиции в стратегически важном регионе. Однако генштабовские аналитики видели здесь и серьезные минусы. В одном из документов ГШ отмечалось:

«Соглашение между РФ и Арменией о размещении наших военных баз в этой республике, с одной стороны, укрепило военные позиции России на Кавказе, а с другой — послужило новым фактором напряженности между Москвой и Баку. Наличие проблемы Нагорного Карабаха заставляет Азербайджан крайне ревностно реагировать на упрочение российского военного присутствия в Армении…»

Ревность эта все чаще принимала «материализованный» характер. Азербайджанские власти отказались от транспортировки своей нефти через территорию России. Это решение у нас в Генштабе обозвали «нефтяной местью».

В середине лета 1998 года в Армении побывал с визитом министр обороны РФ маршал И. Сергеев. Знакомый офицер Генштаба, входивший в группу сопровождения министра, долго и путано рассказывал мне о туманном результате визита. Пока самому, видимо, не стало стыдно от демагогии: «В общем, один треп о дружбе, о партнерстве… Даже документ о дальнейшем сотрудничестве не постыдились подписывать в ресторане».

Но я знал и другое: там же, в ресторане, маршал Сергеев раздавал армянам российские награды.

А коньяк был очень вкусный…

По мере того как Россия «накачивала» армянскую армию оружием и укрепляла боевую мощь своей военной базы в республике, учащались обстрелы азербайджанской территории и вооруженные вылазки армянских подразделений в приграничных районах. В середине июня 99-го почти полдня длился бой между армянами и азербайджанцами на севере Карабаха, в районе села Ашагы Оратаг. Армянские формирования предприняли несколько попыток захватить позиции азербайджанских войск. Были человеческие жертвы.

Один из наших «источников» в Баку сообщал: «В минобороны Азербайджана такой поворот событий увязывают с реализацией давней мечты Армении — захватить Тертерский и Евлахский районы и отрезать Гянджу от остального Азербайджана… В МО также считают, что эти события происходят под диктовку военных кругов России… Утверждается, что военное руководство Армении не может принимать решение о наступлении без ведома российских коллег».

Читая это сообщение, я вспомнил слова Льва Рохлина: «Россия совершает преступление, когда хотя бы на один миллиметр склоняется на Кавказе на чью-либо сторону. Когда такое происходит, мы создаем предпосылки для новых войн».

За активным оснащением армянской армии российским оружием и крепнущими связями Еревана и Москвы бдительно следила Турция. Стамбульская газета «Милетт» однажды спросила у президента Армении Роберта Кочаряна: «Создается впечатление, что Армения связала свою судьбу с Россией. Есть ли необходимость столь тесных связей?»

Кочарян ответил:

— Армения сама должна решать, с кем и какие отношения устанавливать.

Осколки истории

Еще в начале 1998 года Москва получила от своих источников за океаном сообщение, что президент США Б. Клинтон подписал «План объединенных командований», устанавливающий зоны ответственности американских вооруженных сил во всех регионах мира. А вскоре этот документ стал «достоянием» наших военных аналитиков. Бывший заместитель начальника Генерального штаба СССР (ныне президент Академии военных наук России) генерал армии Махмут Гареев так прокомментировал план, утвержденный Клинтоном:

— Новый план вытекает из американской политики отсечения России от ее ближнего окружения. Последствия могут быть катастрофическими. Особенно в том, что касается Украины и Белоруссии. Если, например, Белоруссия будет вырвана из зоны военно-политического влияния России, то мы полностью лишимся надежных границ на западе и важнейших компонентов обороны, прежде всего ПВО. А если и Украина будет развернута Западом против нас, то положение достигнет критической точки…

Гареев еще во время службы в Генштабе часто демонстрировал способность точно прогнозировать развитие событий в сфере военной политики, он был типичным представителем старой гвардии советского генералитета, который часто отличался блистательным умением «видеть то, что временем закрыто».

Примерно через неделю после того, как Гареев огласил свой прогноз, я встречался с офицерами военной разведки Белоруссии, которые и рассказали мне, как Запад с помощью своих спецслужб «вырывает» их республику из зоны военно-политического влияния России.

Почти по той же схеме шла «работа» и на Украине.

В июле 1998 года прибывший с визитом в Киев генсек НАТО Хавьер Солана привез в украинскую столицу план дальнейшего «развертывания» Украины в свою сторону (благодаря своим «надежным источникам» в Киеве о содержании этого плана Москва узнала уже вскоре после того, как он был оглашен шефом Североатлантического альянса за закрытыми дверями в ходе конфиденциальной беседы с президентом Леонидом Кучмой и министром обороны генерал-полковником Александром Кузьмуком).

Однажды я спросил Игоря Николаевича Родионова, почему мы не деремся за союзников, не бьем недругов по рукам, они ведь откровенно вредят нам. Почему мы сдаем наши позиции в ближнем зарубежье под нахальным напором более проворных, более наглых и напористых конкурентов?

Министр со снисходительной улыбкой посмотрел на меня и печально сказал, что когда интересы политического выживания власти выше интересов государства, такая власть прислушивается не к собственному народу, а к тем, кто проплачивает ее выживание валютой.

Я помнил и другие слова Родионова о том, что Россией, «стоящей на коленях», легче управлять.

Вскоре стало известно, что более динамичное сокращение российских вооруженных сил было одним из условий выделения очередного финансового кредита руководством МВФ.

* * *

За последние годы я побывал почти во всех республиках бывшего СССР. И нигде не слышал радостных од по поводу кончины Союза. Дружный интернациональный стон все чаще начинает переходить в ритуальные проклятья и злобные упреки бывших «сестер» друг другу. Больше всего достается России из-за того, что она вместо объединяющей сыграла разрушительную роль.

Говорит один из наиболее авторитетных политических аналитиков в странах Азии, доктор исторических наук, профессор Нурбалат Масанов:

— Все понимают, что Советский Союз был разрушен не Литвой, не Арменией, не Грузией, а самой Россией. Это результат борьбы Ельцина, представителя новой коммунистической элиты, против элиты старой. Его попытки прийти к власти через союзные органы не увенчались успехом. Тогда Россия просто подыграла «мятежным» республикам и таким образом инициировала развал страны.

В старом, двадцатилетней давности, методическом пособии ЦРУ по свержению политических режимов есть такой вывод: «Только дезинтеграция СССР может открыть путь к дезинтеграции России».

В США есть много людей, способных не только предвидеть развитие истории других стран, но и направлять ее по нужному руслу.

58
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru