Пользовательский поиск

Книга 100 великих наград. Содержание - Каннский кинофестиваль

Кол-во голосов: 0

Ярким вождем Белого движения был генерал-майор М.Г. Дроздовский. Свое отношение к Октябрьской революции он выразил такими словами: «Через гибель большевизма к возрождению России – вот наш единственный путь, и с него мы не свернем». Друзья и подчиненные чуть ли не боготворили его, враги ненавидели и боялись, и все без исключения уважали, считая его человеком чести, долга и действия, умевшим добиваться поставленной цели, несмотря ни на какие препятствия.

Получив от командования Румынским фронтом согласие на формирование добровольческих отрядов для отправки их на Дон к генералу Л.Г. Корнилову, генерал-майор М.Г Дроздовский обратился ко всем русским военным, служившим на этом фронте, с воззванием:

Русские люди! В ком живы совесть и честь – откликнитесь на наш призыв.

Отечество наше накануне гибели. Последствия анархии и позорного мира будут неисчислимы и ужасны.

Нашим уделом будет рабство, еще более ужасное, чем татарское иго. Кто не понимает этого, тот безумец или предатель. Только правильно организованная армия, беспрекословно послушная воле начальников, воодушевленная сознанием долга и любовью к Отечеству, может спасти великий, но несчастный народ наш…

На принципах строгой дисциплины на Румынском фронте формируется во имя спасения России 1-я бригада русских добровольцев. Из города Яссы этот отряд выступил на соединение с Добровольческой армией 7 марта 1918 года. В «Очерках русской смуты» генерал А.И. Деникин пишет:

25-го апреля большевики с севера повели наступление на Новочеркасск… и овладели уже предместьем города, переживавшего часы смертельной паники. Казаки не устояли и начали отступать. Порыв казался исчерпанным и дело проигранным. Уже жителям несчастного Новочеркасска мерещились новые ужасы кровавой расправы.

Но в наиболее тяжелый момент свершилось чудо: неожиданно в семи верстах от Новочеркасска, у Каменного Брода, появился офицерский отряд полковника Дроздовского силою до 1000 бойцов, который и решил участь боя.

Эта была новая героическая сказка на темном фоне русской смуты: два месяца из Румынии, от Ясс до Новочеркасска, более тысячи верст отряд этот шел с боями на соединение с Добровольческой армией.

А в приказе самого М.Г. Дроздовского говорилось:

Более тысячи верст пройдено Вами отрядом, доблестные добровольцы! Немало лишений и невзгод перенесено, немало опасностей встретили Вы лицом к лицу. Но верные своему слову и долгу, верные дисциплине, безропотно и без празднословия шли Вы упорно вперед по намеченному пути, и полный успех увенчал Ваши труды и Вашу волю. И теперь я призываю Вас всех обернуться назад, вспомнить все, что творилось в Яссах и Кишиневе, вспомнить все колебания и сомнения первых дней пути, предсказания различных несчастий, все нашептывания и запугивания окружавших нас малодушных…

За мужество и решимость для 1-й бригады русских добровольцев была учреждена медаль, представлявшая собой серебряный матовый овал, который у ушка имел два скрещенных меча. На лицевой стороне медали изображена Россия в образе женщины в древнерусском одеянии и с мечом в протянутой руке. Она стоит над обрывом, а на дне его и по скату представлена группа русских войск с оружием в руках, которые взбираются к ногам России, олицетворяя стремление к воссозданию единого, неделимого и великого государства. На оборотной стороне медали полукругом сверху выгравирована надпись «Поход дроздовцев», ниже – «Яссы – Дон», следующая строка – «1200 верст», затем шла дата, а на последней строчке указывалась фамилия награжденного с инициалами.

Этот знак отличия вручался всем действительным участникам похода, выступившим из городов Яссы или Дубоссары, прибывшим на Дон и отбывшим 6 месяцев подписного срока службы. Те, кто вышел в поход, но потом оставил свои отряды из-за ранения, контузии или тяжелой болезни (если это подтверждалось и если они потом возвращались в строй), тоже получали награду наравне с остальными. Медаль «Поход дроздовцев» носилась на груди левее всех степеней Георгиевского креста и Георгиевской медали, но правее всех прочих знаков отличия и медалей. Медали погибших передавались или потомству, или ближайшим родственникам для сохранения на память, но без права ношения.

Среди большого числа наград Белых армий России были и такие, которые можно отнести к числу неврученных. В декабре 1919 года генерал-лейтенант А.И. Деникин, сменивший Л.Г. Корнилова на посту Главнокомандующего Вооруженными силами Юга России, отдал войскам 3-го армейского корпуса приказ отходить в Крым и принять на себя оборону полуострова от наступавших частей Красной Армии. В ответ генерал-майор Я.А. Слащов, командующий корпусом, доносил, что защиту Крыма считает для себя «вопросом не только долга, но и чести». Силы, которыми располагал командующий корпусом, были невелики, а противостояли им войска 13-й Красной Армии, из которых против Крымского перешейка непосредственно были сосредоточены 4 стрелковые и 2 (или даже три) кавалерийские дивизии. И все же, несмотря на неравенство сил, царившие дезорганизацию и неразбериху, несмотря на клевету и злобные сплетни, которые распространялись вокруг Я.А. Слащова завистниками и недоброжелателями, 3-й корпус сумел удержать Крым. В результате была сохранена та территория, на которой смогли переформироваться и оправиться от поражений остатки деникинских армий, эвакуированные из Одессы и Новороссийска. В ознаменование заслуг 3-го корпуса и его доблестного вождя приказом А.И. Деникина корпус был назван «Крымским».

Казалось бы, что по окончании самого тяжелого периода обороны 3-й корпус должна была бы ожидать общая награда. Однако на судьбе этой награды сказались разногласия между генерал-лейтенантом П.Н. Врангелем, новым Главнокомандующим, и Я.А. Слащовым, которые вскоре вылились в открытую вражду. В апреле 1920 года барон П.Н. Врангель переименовал 3-й корпус во «2-й армейский», после чего почетное наименование «Крымский» постепенно исчезло из употребления. Уязвленный этим обстоятельством генерал Я.А Слащов не один раз обращался к Главнокомандующему с ходатайством об учреждении для своих войск особой награды. В своих воспоминаниях «Требую суда общества и гласности» он писал: «Я просил наградить корпус особым крестом за защиту Крыма». Однако в качестве награды П.Н. Врангель выбрал не столь желанный для крымского генерала крест, а «знак отличия на головной убор».

Об этой награде ничего не сказано даже в известной работе П.В. Пашкова «Ордена и знаки отличия Гражданской войны 1917–1920 годов», и единственным источником, свидетельствующим о награждении слащовцев этим знаком, являются статьи в белогвардейской прессе Юга России. В трех статьях разных газет содержатся не только разные варианты надписи на знаке отличия («За защиту Крыма», «За оборону Крыма»), но даже существуют разногласия по вопросу о том, какие части этим знаком были награждены. Наибольшее доверие внушает написанный по свежим следам репортаж о приезде П.Н. Врангеля в Мелитополь (газета «Голос»).

Выйдя из поезда и приняв рапорт ген. Слащова, Главнокомандующий поздоровался с караулом и, поздравив с наградой, объявил, что корпус ген. Слащова получит надпись на головных уборах «За защиту Крыма».

Но самого награждения (то есть вручения знаков отличия), очевидно, не было: просто Главнокомандующий объявил, что оно состоится в будущем. В царской России «знак отличия на головной убор» был распространенной наградой воинским частям. Подобные знаки в виде металлической «ленточки» с надписью носились над кокардой на фуражках и над Андреевской звездой или изображением двуглавого орла на киверах, касках и гусарских шапках. Видимо, похоже должна была выглядеть и награда корпусу генерала Я.А Слащова. Крест, о котором ходатайствовал командующий 3-м корпусом, был бы индивидуальной наградой, полагавшейся каждому участнику героической обороны Крыма, выбранная же П.Н. Врангелем «ленточка» являлась наградой коллективной.

А вскоре большинство частей, героически защищавших Крым зимой 1919—1920-х годов, в ходе преобразований в армии были переформированы. И оказалось, что «знаком отличия на головной убор» можно было наградить только два полка, которые к тому же имели уже подобные награды. А из семи полков регулярной кавалерии «знаком отличия на головной убор» были отмечены пять. Ситуация складывалась весьма странная: даже если бы награждение ленточками с надписью «За защиту Крыма» и состоялось, их просто некуда было бы надеть. И получается, что П.Н. Врангель учредил (или хотел учредить) награду, которую не могли бы носить воинские части, удостоенные ее. Если легендарная награда и существовала, то она не получила широкого распространения.

79
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru