Пользовательский поиск

Книга 100 великих наград. Содержание - Медаль «Нормандия-Неман»

Кол-во голосов: 0

Однако в целом новое общество нуждалось в большем, чем ему могло дать простое распространение знаний. В обществе господствовало одиночество человека, затерянного в людском потоке огромного города, в который он обычно переселялся из провинции. Такому человеку не хватало и человеческого тепла, и просто чувства чего-то знакомого и привычного. От одиночества, ностальгии и монотонной серости интеллектуальные читатели искали отдушину в ярких индивидуальных статьях комментаторов и фельетонистов, находя хотя бы в мире слов родную душу и единомышленников. И вот тут на первый план вышла нью-йоркская газета «Уорлд» – детище американского журналиста Джозефа Пулитцера, выбившегося из низов эмигранта.

Д. Пулитцер родился в апреле 1847 года в Венгрии, где провел свое детство и получил классическое образование. В 17-летнем возрасте он эмигрировал в США, служил рядовым в 1-м Нью-Йоркском кавалерийском полку под командованием Карла Шурца. После демобилизации, оставшись практически без средств к существованию, Д. Пулитцер бедствовал до 1867 года, когда ему наконец улыбнулось счастье – он поступил репортером в «Westliche Post» – немецкую ежедневную газету Сент-Луиса, редактором которой был все тот же Карл Шурц.

Тогда же Д. Пулитцер получил и американское гражданство, после чего он становится заметной фигурой как на местной политической сцене, так и в журналистике. В 1869 году его избрали в законодательное собрание штата Миссури, но журналистику Д. Пулитцер не оставил, работал специальным корреспондентом «Westliche Post» в конгрессе штата. В 1871 году он стал совладельцем газеты, но через два года продал свою долю. В последующие десять лет Д. Пулитцер занимался адвокатурой, работал вашингтонским корреспондентом «Нью-Йорк таймс», потом купил две сент-луис-ские газеты и объединил в одну. Он смело использовал власть прессы и вскоре его «Постдиспатч» стала одним из самых влиятельных и прибыльных изданий на американском Западе.

В 1883 году Д. Пулитцер купил у Джея Гулда нью-йоркскую газету «Уорлд» и быстро превратил ее в популярное издание сенсационных новостей. Методы, которыми этот газетный магнат завоевывал читательский интерес, были достаточно просты, но одновременно очень действенны. На страницах его газет печатались статьи о политической коррупции, журналистские расследования, сенсации в различных областях жизни, немного юмора и достаточное количество рекламы. Позже к этому добавились спортивные новости, рубрики для женщин, яркие иллюстрации и комиксы. Таким образом, на страницах пулитцеровских газет было все – от сплетен до серьезных политических анализов, за что эту направленность «Уорлд», равно как и ее тягу к разоблачению коррупции, окрестили «желтой прессой».

Однако «желтое» издание Д. Пулитцера сыграло едва ли не главную роль в сборе средств на сооружение знаменитой статуи Свободы, к которой в годы ее создания в США не проявляли сколько-нибудь значительного интереса. Хоть сбор средств и шел, но публика довольно неохотно развязывала свои кошельки. Чтобы собрать необходимую сумму, по всей стране проходили театральные представления, спортивные соревнования, балы и даже поэтическое состязание. Неизвестно, как бы вообще сложилось дело, если бы в кампанию по сбору средств не включился Д. Пулитцер, критиковавший в своих изданиях имущих граждан за их жадность и равнодушие.

В нашем городе более 100 мультимиллионеров, любой из них может оторвать от себя сумму, которая покажется ему не более чем долларом. Они охотно растрачивают ее на спекуляции и роскошь, для иностранной балерины или примадонны их карманы всегда открыты. Но что для них значит статуя Свободы, которая напоминает им всего лишь о равенстве граждан?

Д. Пулитцер призывал сограждан последовать примеру французского народа и внести свой вклад в общенациональное дело. Кроме того, он пообещал опубликовать имена всех вкладчиков, какие бы малые суммы они ни вносили.

К концу XIX века пулитцеровский «Уорлд», оставаясь ведущим органом демократической партии, занял консервативные позиции. В 1885 году Д. Пулитцер был избран в конгресс США от штата Нью-Йорк, но пошатнувшееся здоровье вынудило его уйти в отставку уже в следующем году.

Завещание Д. Пулитцера после его смерти стало для всех полной неожиданностью: он распорядился основать факультет журналистики в Колумбийском университете и учредить премию своего имени, а также сделать ряд щедрых пожертвований благотворительным организациям.

Пулитцеровская премия, присуждаемая с мая 1917 года за выдающиеся достижения в области литературы и журналистики, стала в Соединенных Штатах Америки самой знаменитой. Ее сумма относительно невелика – всего 10 000 долларов, но последующая реклама окупит все и может принести автору миллионную прибыль.

Медаль в память Мессины

В декабре 1908 года, 15 числа (по старому стилю), большой и цветущий итальянский город Мессина мирно спал после воскресного дня. Казалось, что ничто не может нарушить безмятежный сон его жителей. Но в понедельник, в 5 часов 30 минут утра, подземный толчок огромной силы сразу же превратил в развалины город, в котором проживало 160 000 человек. Красавица-Мессина, «жемчужина Средиземноморья», за несколько секунд превратилась в одно огромное кладбище. Землетрясение разрушило не только Мессину, от него пострадали многие города соседних Калабрии и Сицилии.

В этом районе земного шара проходит линия резкого излома земной коры, которая тянется от южно-американских Анд (через Мексиканский залив, Антильские острова, Средиземное море и хребты Гиндукуша) до Южных Гималаев и Малайского архипелага. Вдоль линии излома в течение миллионов лет идет медленный процесс горообразования: земная кора постепенно сжимается, с одной стороны, нагромождая горы, а с другой – углубляя море. В результате время от времени здесь происходят землетрясения.

Из-за смещения земной коры на этот раз на дне Мессинского пролива возникла система складок и трещин, дно пролива опустилось, и в эпицентре произошел невероятной силы вертикальный подземный удар. Он привел к образованию гигантской волны высотой до 4 метров, и вся эта губительная лавина залила сушу, начисто смыла все прибрежные постройки и унесла в море несколько тысяч человек. В образовавшуюся воронку хлынули воды Мессинского пролива: земля билась в судорогах, гудела и стонала, словно в ее недрах проснулось и зашевелилось исполинское чудовище. Дома, церкви, мостовые – все рушилось, оседало, рассыпалось в пыль и проваливалось куда-то в бездну. Полураздетые люди, задыхаясь от дыма и смрада, выбегали из рушившихся домов: израненные и искалеченные, придавленные обломками зданий, они искали спасения от разбушевавшейся стихии и взывали о помощи.

В те дни корабли русского Балтийского флота (линкоры «Цесаревич» и «Слава», крейсеры «Адмирал Макаров» и «Богатырь»), выполняя учебные задачи в Ионическом море, стояли в порту итальянского города Аугуста. И хотя они находились на расстоянии 80 морских милей от места катастрофы, сильный подземной толчок почувствовала и русская эскадра. Толстый слой воды несколько смягчил удар, но все равно было заметно, как вздрогнули корабли, покачивавшиеся на пологой волне. На кораблях сыграли боевую тревогу, зазвенели колокола громкого боя, пронзительно зазвучали горны…

Как только стало известно о страшном бедствии в Мессине, русская эскадра (кроме крейсера «Богатырь») взяла курс на город и уже на следующее утро увидела страшные разрушения. Густые клубы дыма застилали бухту, а город в отсветах горевших зданий казался вымершим. Из тысяч зданий уцелело только несколько небольших домиков, под руинами остались около 100 000 человек. Стоящие в городе воинские части почти полностью были погребены в своих казармах. Весь берег был заполнен оставшимися в живых людьми, полуодетыми и обезумевшими от страха.

Запасы пищи и источники воды были уничтожены, связь со страной прервана. Италия не имела точных сведений о характере и масштабах разрушений, поэтому долгое время не было известно, какие конкретные меры надо предпринимать. А русские моряки, вооружившись лопатами и носилками, сразу же приступили к спасательным работам. Были собраны все одеяла, имевшиеся на кораблях, и все скатерти со столов в кают-компаниях. Моряки отдали свое белье, шинели и запасное суконное обмундирование, которое они берегли годами, чтобы после службы во всем новеньком явиться в родной дом. Сейчас же ради спасения голодных и раздетых людей в один день было роздано все.

72
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru