Пользовательский поиск

Книга 100 великих наград. Содержание - Орден Ушакова

Кол-во голосов: 0

Н.И. Костомаров правильно рассчитал, что во время штурма, особенно под сильным огнем 4-го бастиона, враг ни перед чем не остановится и постарается расправиться с его батареей: он пойдет дальше, чтобы побыстрее достичь вала. И тогда Н.И. Костомаров приказал четыре годных оружия зарядить картечью, чтобы стрелять ими через бруствер. За ними в два ряда были поставлены те подбитые орудия, из которых можно было сделать хотя бы по одному выстрелу. Эти орудия была заряжены камнями, осколками снарядов и всем, что попадалось под руку. Сначала неприятеля должны была встречать картечь, а если он все же ворвется на батарею, его встретит стрельба в упор из испорченных, но заряженных орудий. Не останавливаясь на этом, Н.И. Костомаров приказал еще вырыть небольшие ямы и положить в них тоже подбитые орудия – дулом к валу бастиона: если бы французам удалось смять его батарею, то оставшиеся в живых солдаты все равно смогут выстрелить по одному разу им в тыл. Сам Н.И. Костомаров был сильно ранен в грудь, спину и ногу. В таком ежеминутном ожидании натиска батарея находилась не день и не два, а почти 11 месяцев. Император Николай I наградил командира батареи орденом Святой Анны III степени с мечами, орденом Святого Владимира IV степени с мечами, орденом Святого Георгия IV степени…

Совершали защитники Севастополя и вылазки – «внезапное нападение осажденных на осаждаемых». Первая такая вылазка была проведена в сентябре 1854 года моряками 29-го флотского экипажа и казаками-пластунами, применившими два горных единорога. Перед 5-м бастионом они разрушили часть хуторских строений, которые использовал неприятель, а потом рассеяли огнем два батальона французов и их конный эскадрон.

Сначала в вылазках участвовало от 10 до 40 человек, но со временем стали формироваться отряды из 200–500 и даже более человек. Под покровом ночи они внезапно появлялись у передовой линии противника и наносили ему стремительные удары. Первую награду за вылазки – Знак отличия ордена Святого Георгия – князь А.С. Меншиков вручил унтер-офицеру Бутырского полка Лапину. Этой же награды были удостоены 17 нижних чинов 33-го флотского экипажа: отряд из 200 человек в ночь на 9 октября 1854 года пошел на вылазку с 5-го бастиона на французские батареи, заклепав при этом 8 мортир и 11 орудий противника.

Со школьной скамьи всем известно о подвигах матроса Кошки: настоящее имя его сейчас уже установить трудно, а прозвище «Кошка» он получил от товарищей еще в начале своей службы. Был матрос Кошка человек удалой и бесшабашный, даже побывал в арестантских ротах, но во время осады Севастополя был выпущен. Тут-то и проявилась его молодецкая удаль, и сделался он настоящим героем. На ночные вылазки он всегда вызывался идти первым и придумывал множество разных выходок.

Однажды матрос Кошка подполз к английским укреплениям и спрятался за большой камень, перед которым была вырыта огромная яма. Выглянув, он увидел, что четыре англичанина варят на костре говядину. Вдруг Кошка как крикнет изо всей силы: «Ура, ребята!». Перепуганные англичане бросились бежать, а матрос Кошка спустился вниз, забрал их ружья, бутылку рома и два мешка с лепешками. Котелки с мясом захватить было нельзя, так он перевернул их вверх дном, а потом вернулся к товарищам. Иногда командиры даже приказывали запереть Кошку, чтобы он не попал в беду со своими уж чересчур дерзкими шутками. Но он всегда умудрялся бежать из-под караула, наденет мешок с дырками для глаз и поползет к неприятелю, а потом ляжет между кустов или камней и ждет, когда задремлет вражеский часовой. Тут он его и обезоружит, а если солдат не спит – матрос Кошка набросится на него, возьмет в плен и приведет к своим.

В ноябре 1854 года в Севастополь прибыл знаменитый хирург Н.И. Пирогов. Вместе с ним из Петербурга прибыли еще несколько хирургов и отделение сестер милосердия Крестовоздвиженской общины. Сестрами милосердия становились и богатые и знатные женщины, и простые крестьянки[61]. За своей матерью последовали братья Тулузановы: вместе с ней они разыскивали раненых, работали на перевязочных пунктах, вместе со взрослыми делили все трудности осадной жизни под непрестанным свистом бомб над головой.

Старики и молодые, богатые и бедные покидали во время Крымской войны свои дома и шли защищать Севастополь – на тяжкие труды и лишения, почти на верную смерть. Во дворцах и бедных жилищах щипали корпий и шили белье; собирали деньги, одежду, припасы – все в огромных количествах отправлялось на войну.

С самого начала Крымской войны русское православное духовенство вместе со всем народом встало на защиту Отечества. Среди православных священников, до конца выполнивших свой долг, был и архиепископ Херсонский и Таврический преосвященный Иннокентий. Узнав о начале военных действий в Крыму, он сразу же направился туда, где решалась судьба России. Преосвященный Иннокентий прибыл в осажденный Севастополь, много молился вместе с мужественными защитниками города, благословлял их на ратные подвиги, обращался со словами утешения к раненым…

Бесстрашие духа, храбрость и мужество проявляли в течение всех дней героической обороны Севастополя все представители православного духовенства, они часто принимали участие и в боевых действиях, постоянно находились среди защитников не только в самом городе, но и на передовых позициях.

Иеромонах Иоанникий служил в 45-м Флотском экипаже. В ночь с 10 на 11 марта воины Камчатского, Днепровского и Волынского полков атаковали французские укрепления, но встречный огонь начал одолевать русские части. И тогда раздалось величественное пение: «Спаси, Господи, люди Твоя и благослови достояние Твое, победы Благоверному Императору нашему на супротивные даруй!».

В рядах сражавшихся увидели отца Иоанникия в епитрахили и с крестом в поднятой руке. Внезапное появление пастыря на поле боя поразило всех, и воодушевленные русские солдаты с новыми силами бросились на неприятеля. Один из французов кинулся к пастырю со штыком наперевес, но юнкер Камчатского полка Негребецкий успел отвести от отца Иоанникия гибельный удар.

Когда бой перекинулся в следующие ряды траншей, отец Иоанникий занялся ранеными – своими и неприятельскими. Во время напутствия пастырем умирающих неприятельская пуля сломала крест, а самого священника контузило. Вскоре его привели в чувство, и он снова занялся своей работой.

В защите Севастополя принимал участие и аргентинец Бенигно Вилла-нуэва – человек судьбы настолько необыкновенной, что она скорее напоминает приключенческий роман. Он родился в 1815 году в Буэнос-Айресе, с молодых лет отличался буйной энергией и жаждой подвигов. Однако после одной из дуэлей, во время которой Б. Виллануэва убил соперника, ему пришлось отправиться в армию простым солдатом, но вскоре он становится уже лейтенантом. Когда аргентинский генерал Пас выступил против диктатуры президента Росаса, Б. Виллануэва перешел на его сторону, чтобы бороться за справедливое дело. Став адъютантом генерала, он участвовал в обороне Монтевидео, затем направился в Мексику, где участвовал в нескольких сражениях против американцев.

Потом в бурной жизни Б. Виллануэва наступает относительно «мирный» период, он даже стал заниматься в Калифорнии торговыми делами, которые ему, конечно же, были не по душе. В конце 1840-х годов неутомимый борец за справедливость переезжает в Испанию, где знакомится с генералом Примо. Когда началась Крымская война, Б. Виллануэва вместе со своим генералом отправляется в Константинополь, где они надели турецкую форму и вместе с интервентами высадились в Крыму. Однако 39-летний аргентинец увидел, что силы у противников неравные, когда несколько стран воюют против одной, и он с ведома генерала Примо перешел на сторону России.

Своей храбростью Б. Виллануэва быстро завоевал уважение русских, например, перед сражением на Малаховом кургане он вместе с ними захватил передовой французский патруль. В схватках он действовал не только оружием, но и лассо – традиционным оружием охоты аргентинских прерий. В одном из боев, когда был убит командир полка и чуть было не началась паника, отважный ковбой по собственной инициативе принял на себя командование, увлек русских в атаку и обратил врага в бегство. За этот бой Б. Виллануэва присвоили чин полковника[62].

вернуться

61

Подробнее о них рассказано в отдельной главе.

вернуться

62

О дальнейшей судьбе этого необыкновенного человека можно прочитать в статье доктора исторических наук А. Сизоненко //Родина. – 1995. – № 3–4.

59
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru