Пользовательский поиск

Книга 100 великих наград. Содержание - Норвежский орден Святого Олафа

Кол-во голосов: 0

С окончанием наполеоновских войн польские войска в боевых действиях не участвовали, и потому после 1817 года знаки это ордена уже не раздавались. Однако во время вспыхнувшего в 1830—1831-х годах восстания в Царстве Польском его руководители награждали офицеров серебряным крестом ордена «VIRTUTI MILITARI» старого образца, то есть с изображением литовского герба на оборотной стороне и датой «1792». Но парадокс истории заключался еще и в том, что император Николай I «в ознаменование подвигов беспримерного мужества и твердости непоколебимой в войне против польских мятежников» приказал изготовить другой орден «VIRTUTI MILITARI» для награждения всех участвовавших в военных действиях против Польши. От польского этот орден, который сразу же стали называть «антиорденом» и «оборотнем», отличался тем, что вместо даты его учреждения на оборотной стороне стояла дата подавления польского восстания – «1831». Орден был разделен на 5 степеней, так как награждаться им имели право «все без изъятия строевые чины войск, находившиеся в действиях – сражениях против мятежников в пределах Царства». Из нестроевых чинов «знак отличия получали священники, медицинские чиновники и нижние чины медицинского ведомства, исправлявшие свою должность на поле сражения».

В 1834 году высочайшим указом награждение польским военным орденом было распространено на чиновников корпусных и дивизионных штабов, комиссариатского и провиантского ведомства, унтер-берейтеров, берейтеров, коновалов и других, кто был в войсках действующей армии.

В 1837 году последовало новое разъяснение, по которому знаки орденского отличия раздавались, например: а) строевым генералам, штаб– и обер-офицерам и нижним чинам, которые в боевых действиях не участвовали, но находились в войсках действующей армии; б) всем нестроевым, принадлежащим к составу армии, находившейся в пределах Царства, и др. Окончательным сроком для представления к награждению знаком воинского отличия было 1 января 1843 года, а все поступавшие после этого дня представления оставались без удовлетворения. Фактически же существование ордена «VIRTUTI MILITARI» прекратилось еще в середине 1830-х годов, и в России он был отменен навсегда.

В Польшу орден «VIRTUTI MILITARI» вернулся только в сентябре 1919 года, но ровно на 20 лет. С началом Второй мировой войны он был уничтожен фашистской оккупацией, но в борьбе с гитлеровцами он возродился вновь и до сих пор остается высшей военной наградой Польши.

Мальтийский Крест

Историю Ордена Святого Иоанна Иерусалимского обычно начинают отсчитывать с XI века, однако первое упоминание о нем относится еще к четвертому столетию, когда к святым местам Палестины устремились христианские паломники. Первоначально Орден возник как братство монахов с больницей для пилигримов: тогда в Иерусалиме был основан странноприимный дом (госпиталь), отсюда произошло и второе название рыцарей-иоаннитов – госпитальеры.

Госпиталь размещался недалеко от Храма Гроба Господня и состоял из двух отдельных зданий – для мужчин и для женщин. Госпитальеры взяли на себя заботу о паломниках, прибывающих на Святую землю, обеспечивали их жильем и питанием, лечили заболевших. Долгое время забота о больных и паломниках стояла у госпитальеров на первом месте, и бедных они называли «господами», а себя именовали «слугами».

100 великих наград - i_039.jpg

Печать Ордена Святого Иоанна Иерусалимского изображала лежащего больного со светильником в ногах и крестом в изголовье. Монахи носили длинный черный суконный плащ с узкими рукавами (в знак жизненных тягот) и с нашитым на груди восьмиконечным полотняным крестом, белый цвет которого символизировал их целомудрие. Четыре направления креста олицетворяли главные христианские добродетели (благоразумие, справедливость, силу духа и воздержание), а восемь концов его – это восемь благ, обещанных Иисусом Христом всем праведникам.

В 1070 году купец Панталеон Маури из итальянского города Амальфи[48] основал новый госпиталь или, что тоже вполне вероятно, восстановил старый, уничтоженный по приказанию халифа Хакима. Значение братства госпитальеров особенно возросло в эпоху крестовых походов. В середине июля 1099 года крестоносцы после долгой осады и ожесточенного штурма взяли Иерусалим. Легенда рассказывает, что

брат Жерар, глава монашеского общества, самоотверженно пытался помочь своим единоверцам. Он знал, что среди осаждавших начался голод, и стал сбрасывать со стен города на головы крестоносцев свежевыпеченный хлеб. Брата Жерара схватили, и ему угрожала смерть, однако он был избавлен от нее чудесным образом: на глазах судей, перед которыми он предстал, хлеб снова превратился в камни.

Первым государем Иерусалимского королевства стал герцог Готфрид Буйонский. Когда он посетил странноприимный дом, то увидел здесь много раненых соотечественников, и для упрочения положения госпиталя подарил ему деревню Сальсола, располагавшуюся в окрестностях Иерусалима. Четыре рыцаря-крестоносца из свиты герцога добровольно остались у Жерара де Торна и отказались от всего мирского, приняв монашеские обеты бедности, послушания и целомудрия. Впоследствии братство стало принимать в свои ряды и других рыцарей, чтобы те защищали паломников.

После первого крестового похода благотворительные обязанности рыцарей-госпитальеров отодвинулись на второй план, и к середине XII века Орден превратился в мощное дисциплинированное воинское объединение, а попечением за паломниками и больными стали заниматься монахи. Окончательная трансформация Ордена Святого Иоанна Иерусалимского завершилась при Раймунде де Пюи, который принял титул «магистра Ордена» и выработал его первый устав, разграничивавший функции священников и мирян. Еще в 1130 году римский папа Иннокентий II утвердил знамя Ордена – белый крест все той же формы на красном фоне, а через 4 года специальной буллой Орден Святого Иоанна Иерусалимского перешел под непосредственное подчинение Святого престола. В 1153 году папа Анастасий IV утвердил разделение мирян на рыцарей и оруженосцев, изменилась и форма их одежды: для церковных служителей по-прежнему осталась черная сутана, а рыцари облачились в малиновый супервест, поверх которого надевались латы. Неизменным для всех оставался лишь белый восьмиконечный крест на груди[49]. Чтобы пресечь любую возможность отклонений от предписанной одежды и используемой для ее шитья материи, были разработаны строгие инструкции.

После завоевания Иерусалима войсками султана Салах-ад-Дина рыцари-иоанниты были вынуждены покинуть свою резиденцию и перебрались сначала на Крит, а в 1308 году отняли у турок остров Родос. Впоследствии их новым пристанищем стал остров Мальта, где и сложилась окончательная структура Ордена: Генеральный капитул Ордена стал законодательным органом[50], избиравшим Великого магистра.

Первые официальные связи России с мальтийцами относятся еще к концу XVII века. Сначала на Мальте побывал русский стольник П.А. Толстой, а в апреле 1697 года здесь с большим почетом принимали Б.П. Шереметева. Рыцари высоко оценили визит русского посланника как признак того, что их знают и чтут повсюду, даже в далекой России. Великий магистр Ордена возложил на русского посла крест Святого Иоанна Иерусалимского, украшенный бриллиантами, и вручил ему патент на кавалерское достоинство – в знак признания растущего могущества и влияния России. Таким образом, первым Мальтийским кавалером России стал граф Б.П. Шереметев.

Через сто лет, в конце ноября 1796 года, в Санкт-Петербург прибыл граф Ю.П. де Литта, представитель Мальтийского ордена[51], с просьбой к Павлу I принять на себя покровительство Ордену. Павлу I были преподнесены священные реликвии Великого магистра Ла Валлетта – крест и кольчуга. Поэтому, когда в начале 1798 года французская эскадра во главе с Наполеоном захватила Мальту, русский император счел это личным оскорблением. Он принял предложение мальтийских рыцарей стать главой их Ордена: 29 ноября 1798 года состоялась торжественная церемония принятия Павлом I титула Великого магистра, и в тот же день был обнародован указ об учреждении в России ордена Святого Иоанна Иерусалимского.

вернуться

48

По другим источникам купцов было несколько.

вернуться

49

Для рыцарей белый цвет креста стал символизировать безупречность рыцарской чести на кровавом поле войны.

вернуться

50

Раньше он иногда действовал и как совещательный орган.

вернуться

51

Одновременно он был и адмиралом российского флота, так как в Русско-турецкой войне добровольцем участвовал на стороне России.

46
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru