Пользовательский поиск

Книга 100 великих наград. Содержание - Австрийский военный орден Марии-Терезии

Кол-во голосов: 0

Сестрам милосердия – медали имени Флоренс Найтингеил

В июле 1859 года швейцарский врач А. Дюнан присутствовал на поле сражения при селении Сольферино в Ломбардии. Он был человеком добрым и сентиментальным, и потому мучения раненых вызвали в нем горячее желание помочь страдающим. Но так как А. Дюнан был еще человеком практичным, то он решил основать всемирную организацию по оказанию медицинской помощи раненым, а также жертвам землетрясений, наводнений и других стихийных бедствий.

100 великих наград - i_066.jpg

Через несколько лет, в октябре 1863 года, на заседании «Женевского общества общественной пользы», в котором участвовали представители 16 стран, обсуждалось предложение А. Дюнана об учреждении Общества Красного Креста. И такая организация была создана: 22 августа 1864 года в Женеве была подписана конвенция об оказании помощи раненым солдатам во время военных действий.

Однако у основателя Красного Креста были предшественницы – великая княгиня Елена Павловна, хирург Н.И. Пирогов и сестры милосердия Крестовоздвиженской общины, положившие начало общественной помощи раненым воинам во время обороны Севастополя в 1854–1855 годах. Когда началась Крымская война, с фронта стали приходить письма с описанием ужасных мучений раненых и больных солдат, страдавших от недостатка ухода и недобросовестности госпитальных начальников, зачастую равнодушных к страданиям воинов. Во французскую армию приехали сестры милосердия, в английские госпитали поехала знаменитая к тому времени Флоренс Найтингейл.

Ф. Найтингейл родилась в 1820 году в богатой английской семье, росла в обстановке бурных социальных перемен и остро ощущала свою причастность ко всем важным событиям того времени, так как все члены семьи занимались политикой. Например, ее дедушка У. Смит целых 46 лет был членом английского парламента, боролся за права религиозных меньшинств и запрещение работорговли.

Флоренс и ее старшая сестра получили прекрасное образование: они занимались историей и философией, их учили математике, музыке и иностранным языкам, в том числе и древним – латинскому и древнегреческому. В 17 лет Ф. Найтингейл записала в своем дневнике, что ее посетило некое мистическое откровение, показавшее в чем ее «призвание». Это событие еще больше укрепило девушку во мнении, что она предназначена не для обычной жизни. В 20 лет Флоренс стала все чаще конфликтовать с семьей по поводу замужества и, хотя ей не разрешили работать медсестрой в больнице в Солсбери, упорно отстаивала свою независимость.

В 1849 году она отправилась в путешествие в Египет и Грецию, во время которого подробно описывала не только археологические достопримечательности и находки, но и социальные условия жизни. Возвращаясь домой через Германию, Флоренс посетила недалеко от Дюссельдорфа местечко Кайзерверт, где в 1836 году пастор Т. Флиднер основал больницу, сиротский приют и школу. Через год, против воли своей семьи, она вернулась сюда учиться на медсестру. Флоренс была способной и очень прилежной ученицей, но по возвращении в Англию ей не сразу удалось найти применение полученным знаниям. Чтобы дополнить свой практический опыт, она стала изучать состояние больниц Англии и стран континентальной Европы и собирать нужные ей материалы.

Только в августе 1853 года Ф. Найтингейл удалось устроиться попечительницей Лондонского института для больных женщин благородного происхождения, где она и проработала до начала Крымской войны. А потом ее назначили руководителем группы медсестер, и это был беспрецедентный случай, так как до тех пор ни одна женщина не занимала официальной должности в армии. Так Ф. Найтингейл оказалась в Скутари, где находился главный военный госпиталь Англии. Она организовала здесь прачечную, улучшила содержание больничных палат, установила в них новые кровати, получила новое белье для солдат, добилась улучшения питания для них. Флоренс писала письма и пересылала деньги их семьям, выделила в госпитале несколько комнат, где выздоравливающие солдаты могли отдыхать и читать. Ей приходилось воевать с армейским начальством и управлением снабжения, для суперинтенданта армейской медицинской службы она была костью в горле, но одобрение ее деятельности давало Ф.

Найтингейл такую поддержку, какой не имел ни один армейский реформатор.

Каждую ночь она обходила все больничные коридоры (4 мили), и такая ее забота и внимание до слез трогали раненых солдат. Один из них вспоминал потом, как он однажды поцеловал тень, когда «леди с лампой» проходила мимо него.

С самого начала сестры милосердия, имея возможность жить свободно, отказались от мирских удовольствий и своих желаний, всецело отдавая себя любви милосердной, жертвуя своим здоровьем и часто подвергая свою жизнь опасности. Кроме того, пребывание в то время женщин на войне считалось не просто зазорным, но даже бесполезным, так как они якобы будут стеснять армию в ее боевых переходах. Многое говорилось и о «слабости женского пола», который уронит воинскую дисциплину и боевой дух армии.

На счастье русского воина нашлась тогда умная и энергичная женщина, великая княгиня Елена Павловна, которая собрала добродетельных и милосердных женщин и организовала Крестовоздвиженскую общину сестер милосердия. Она дала им медицинскую подготовку, нашла материальные средства и испросила, с большими препятствиями со стороны военного начальства, высочайшее разрешение на отправку сестер милосердия на фронт. Сама великая княгиня ежедневно ездила в больницы и своими руками перевязывала солдатам кровоточащие раны.

В декабре 1854 года первая группа сестер милосердия (34 человека) начала работу в госпиталях Севастополя, за ними последовали другие – всего 127 самоотверженных женщин, в числе которых были представительницы старинных дворянских родов – Е. Бакунина, Е. Хитрово, Е. Хлапонина и многие другие.

Легендарную славу во время Крымской войны стяжала «Даша Севастопольская». Оставшись сиротой в 13-летнем возрасте, девочка видела много горя, скитаясь в поисках хлеба и заработка по домам таких же бедняков, как и она сама. Когда в сентябре 1854 года около крымских берегов появился неприятельский флот, закипела работа по укреплению Севастополя. Днем и ночью работали все – от мала до велика, работала и Даша. Она стирала белье для русских солдат, и, когда приходила в лагерь, видела все муки защитников города. И тогда девушка решила посвятить себя служению больным воинам, но сделать это было нелегко, так как никто бы не разрешил ей жить среди солдат и делать свое дело. Тогда Даша купила старый матросский костюм, переоделась матросом и начала свою милосердную работу во время сражения под Альмою.

Гром выстрелов, свистевшие в воздухе и разрывавшиеся ядра и бомбы, отчаянные крики и стоны раненых вначале было испугали девушку, но она быстро взяла себя в руки: достала из сумки ножницы, корпий и тряпки и принялась, как умела, обмывать и перевязывать раны, помогать и утешать несчастных. Позабыв страх и уже не обращая внимания на ужасы битвы, она перебегала от одного солдата к другому и без устали перевязывала их раны. Так образовался случайный перевязочный пункт, и подошедший фельдшер немало удивился тому, как работает «матрос». А раненых становилось все больше и больше, подолгу лежали они на траве и ждали своей очереди, когда к ним прикоснется рука неопытного «матросика».

После Альминского сражения Даша дни и ночи работала то на перевязочных пунктах, то в госпиталях. Не получив никакого специального образования, она, по отзыву самого хирурга Н.И. Пирогова, могла даже ассистировать врачам при операциях..

Когда о героической деятельности Даши Севастопольской было доложено императору, он пожаловал ей почетный знак отличия – серебряную медаль с надписью «Крым – 1854–1855—1856». Своим детям – великим князьям, которые находились при армии, – он велел поцеловать ее, подарил 500 рублей и приказал выдать еще 1000 рублей, когда она будет выходить замуж. После царских милостей Даша уже могла снять свой матросский костюм и спокойно работать у постели больных в женском платье[74].

вернуться

74

Подлинная фамилия Дарьи Севастопольской на долгое время была забыта, да и отчество не было известно. Но после долгих поисков в Государственном военно-историческом архиве удалось найти документы, удостоверяющие личность народной героини. Находка этих документов позволила исследователям утверждать, что настоящее имя Дарьи Севастопольской – Дарья Ивановна Михайлова.

74
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru