Пользовательский поиск

Книга Матрица Теплухина. До и после первого миллиона. Содержание - Глава девятая. Ты куда, Россия?

Кол-во голосов: 0

Счет гражданина Петрова

Итак, «целевая аудитория» пенсионной реформы – граждане России от 1967 года рождения – основная работающая часть населения.

На каждого из сорока миллионов человек, входящих в эту группу, заведен отдельный пенсионный счет, на который ежеквартально, в рамках отчислений пенсионного налога и по мере поступления от работодателя, откладывается определенная денежная сумма. Сейчас с этого счета деньги человек забрать не может, но имеет право их куда-нибудь инвестировать, а если захочет, то может и не инвестировать. Эти деньги гражданин может получить, когда достигнет пенсионного возраста, в зависимости от того, кому сколько осталось.

Если оставить деньги там, где они лежат, – в Пенсионном фонде России, каждый год они будут приносить только убыток – инфляция просто съедает невысокий номинальный доход. Понятно, что в этом ничего хорошего нет, хотя, конечно, формально на счете эти деньги будут в целости и сохранности.

Поместил работодатель гражданина Петрова на пенсионный счет в ПФР, например, 100 рублей. Пойдет Петров на пенсию через двадцать лет – получит свои сто рублей, по-честному, без обмана. Но сто рублей через двадцать лет будут дешевле сегодняшних ста рублей – инфляцию не отменишь. Если даже допустить, что эти сто рублей не подешевеют, то в 200 и даже в 150 они уже точно не превратятся. В идеальном варианте они будут стоить все те же сто рублей. Маловато, конечно, но зато свои – кровные…

Есть для гражданина Петрова и другой, более заманчивый, но и более рискованный вариант – вложить свои пенсионные средства для того, чтобы они начали прирастать, приносить доход. Для этого гражданин Петров, если он думает о своей старости, должен сесть и все взвесить – изучить вопрос, полистать газеты, посмотреть в Интернете и выбрать для себя наиболее приемлемый вариант размещения пенсионных средств. Определившись с выбором, Петров должен приложить небольшое усилие и заполнить заявление: «Я, Такой-то Такойтович Петров, прошу перечислить мои накопления в пенсионную компанию А, В, С или еще куда-нибудь…» Сейчас можно выбирать из пятидесяти пяти управляющих компаний. Заявление это Петров должен отнести в уполномоченный Пенсионным фондом России банк или в ближайшее отделение самого Пенсионного фонда. Можно заявление и по почте отправить, заверив свою подпись у нотариуса. Выбор большой – вариантов много. И через двадцать лет исходные 100 рублей гражданина Петрова принесут ему доход. Доход будет зависеть от того, какую стратегию вложений выберет Петров. При этом и стратегию, и инвестиции он может менять каждый год, реально управляя доходностью своих пенсионных накоплений, а значит, и размером своей будущей пенсии.

Гордись и экономь

Сорок миллионов человек видят, как сейчас живут старики. А живут старики, мягко говоря, небогато. Живут небогато, потому что у государства нет денег на то, чтобы обеспечить им лучшую жизнь. Девяносто четыре процента из сорока миллионов человек видят это и, тем не менее, обрекают себя на то, что будут жить так же, как сегодняшние пенсионеры.

Государство вновь не удосужилось объяснить суть, на этот раз – суть пенсионной реформы. Крупный функционер Пенсионного фонда с гордостью заявил о том, что в 2006 году из бюджета на пропаганду реформы в Санкт-Петербурге не потрачено ни копейки. Он гордится этим «достижением», он сэкономил деньги. Всемирный Банк предлагал средства на разъяснительную кампанию. Не взяли – гордость не позволяет. Чужих денег не взяли, свои сэкономили. Через двадцать лет, когда дело дойдет до пенсии, люди соберутся, начнут стучать по сковородкам и скандировать: «Где моя пенсия? Почему такая бедная?»

Пойди потом объясни им про экономию и гордость. Может быть, поймут?

Государство ничего не гарантирует

Если гражданин Петров все-таки решит оставить свои накопления в государственном Пенсионном фонде, он, скорее всего, объяснит это так: «Целее деньги будут, никуда не денутся. Государство все-таки гарантирует…»

Но в том-то и дело, что государство ничего не гарантирует и сбережения в государственном пенсионном фонде – не исключение.

Если финансист произносит слово «гарантия» – он делает это как можно осторожнее

Что такое гарантия? Гарантия в финансовом мире – очень ответственное слово. Если финансист произносит слово «гарантия» – он делает это как можно осторожнее. Потому что гарантия сразу заносится в баланс, аудируется и каждый раз проверяется. А вот ты говоришь «гарантия», а можешь эту гарантию выполнить? Мало ли чего ты тут со мной говорил, мало ли чего ты там еще скажешь… А вот у тебя, с финансовой точки зрения, денег-то хватит выплатить в случае чего? И аудит каждый раз проверяет. И на эту сумму сокращает твою прибыль. Поэтому слово «гарантия» – это табу в финансовом мире. Вот так.

Я ответственно заявляю, что государство, даже если бы оно заявило гарантию, все равно не может гарантировать сохранности пенсионных накоплений. Государству на подобную гарантию попросту не хватит денег.

Слово «гарантия» – это табу в финансовом мире

Через пару лет Пенсионный фонд по своим объемам превысит государственный бюджет России. Со стороны государства было бы большой глупостью давать гарантию. Государство ее и не дает.

В пенсионных законах – ни слова о государственной гарантии. Ни один ответственный чиновник, который читал законы (есть чиновники, которые законы не читают), никогда не скажет ни одного слова о гарантии.

Сейчас Пенсионный фонд России испытывает дефицит средств, связанный с выплатой сегодняшних пенсий. Этот дефицит государство закрывает своей кассой.

И тем, кому сейчас еще нет сорока, пенсию будет платить не государство, они сами себе ее будут платить

В процессе пенсионной реформы начались накопления средств в фонде. Эти накопления – безостановочный процесс, и очень скоро ни погасить, ни прогарантировать государство ничего не сможет, даже если и захочет. Нет таких денег ни в одной стране. В этом случае уже народ финансирует государство, а не наоборот. И тем, кому сейчас еще нет сорока, пенсию будет платить не государство, они сами себе ее будут платить…

Выставка пустых обязательств

Мне хочется донести до многих людей одну простую мысль: на протяжении двадцатого века ни одно российское правительство не выполнило в полном объеме своих обязательств перед народом. Ни одно. Начиная с Романовых, включая Ленина, Сталина, Брежнева, – никто из них в полном объеме своих финансовых обязательств перед российским (советским) народом не выполнил.

На протяжении двадцатого века ни одно российское правительство не выполнило в полном объеме своих обязательств перед народом

На стенах моего офиса – выставка бумажных «могильников». Это – непогашенные государственные облигации. Облигации правительства Москвы, облигации российского правительства, облигации Российских железных дорог – пестрая и разнообразная экспозиция. И здесь еще не все – тут еще нет облигаций, которые существуют только в виде записей по счетам. А Росгосстрах? А сберегательные счета в Сбербанке? На стенку не повесишь, а это ведь многие миллиарды непогашенных обязательств правительства перед собственным народом.

Вспоминается замечательная денежная реформа Павлова… Сталинские военные займы… Ликвидация бумажных денег в период НЭПа, когда был введен твердый золотой червонец… Еще раз надо задуматься – НИ ОДНО российское правительство, начиная еще с Романовых, в течение двадцатого века не выполнило в полном объеме обязательств перед своим народом.

Есть некоторые позиции, которые гарант все равно не выполнит

В разговорах о государственных гарантиях всегда надо включать здравомыслие. Есть государственные гарантии, которые гарант может выполнить, потому что они смехотворны в его масштабах. А есть некоторые позиции, которые гарант все равно не выполнит. И не нужно рассчитывать – чудес не бывает. Или бывают, но очень редко.

17
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru