Пользовательский поиск

Книга Матрица Теплухина. До и после первого миллиона. Содержание - Глава четвертая. Ваучер и другие

Кол-во голосов: 0

Вот так они работали с развивающимися странами Африки, но тут случился скоропостижный распад СССР, и Фонд получил новый мандат от стран, которые к тому времени оказались кредиторами СССР.

Должен платить и будет платить!

Страна активно брала кредиты за рубежом еще со времен Брежнева. Эти деньги шли на закупку продовольствия, острый недостаток которого в то время ощутила вся страна. До голода дело не дошло, но экономическая ситуация в стране продолжала усугубляться по нарастающей.

1991 год поставил жирную точку в истории СССР

При Горбачеве общая сумма внешнего долга стала воистину колоссальной. 1991 год поставил жирную точку в истории СССР. Ситуация и не могла разрешиться иначе – страна находилась в состоянии «холодной» войны с половиной мира и тут же, бряцая оружием, брала деньги взаймы у своего потенциального противника, а выиграть войну за счет денег врага невозможно. Когда все факторы, предшествующие краху, сошлись в одну точку, империя рухнула и кредиторы призвали МВФ для осуществления миссии по взиманию долгов.

Выиграть войну за счет денег врага невозможно

Кредиторы хотели быть уверенными, что их деньги никуда не исчезнут и, в конце концов, будут возвращены.

Фонд стал действовать. Например, два года МВФ боролся за сохранение рублевой зоны, ведь рубль в данном случае был одним из элементов, объединяющих государства постсоветского пространства и гарантирующих возврат долгов. Эта непродуктивная позиция дорого стоила экономике России. Республики бывшего СССР сразу после объявления независимости заводили у себя собственный республиканский центральный банк, который, как ошалелый, начинал печатать ничем не обеспеченные рубли. На эти рубли республиканские предприятия поспешно скупали в России все, что в тот момент можно было купить. В результате рублевая масса внутри самой России оказывалась не обеспеченной товарами, что приводило к гиперинфляции в стране. Рубль стремительно терял в цене. Предприятия одно за одним начали отказываться от торговли за рубли. Наступило царство бартера, зачетов и векселей. Налоговая система практически перестала функционировать. Государство остановило не только закупки товаров, но и стало задерживать выплаты зарплаты и пенсий. Только в этот момент единый рубль был отменен.

Новой инициативой МВФ по сохранению должника стала идея «нулевого варианта», согласно которому Россия брала на себя все долговые обязательства бывших союзных республик, а в качестве компенсации забирала себе все зарубежные активы СССР. Общих всесоюзных обязательств было 150 миллиардов долларов. Доля России была внушительной, но составляла далеко не 100 %. Многие республики с радостью пошли на это, а некоторые до сих пор оспаривают данный вопрос.

После этого МВФ сконцентрировался на России – как главном должнике – в осуществлении той или иной экономической политики, прежде всего денежно-валютной, которая должна была обеспечить постепенный возврат долга без ущерба экономике нашей страны. Самое худшее, что могли сделать кредиторы, это «убить» должника, развалить его экономику. Но пропадет должник, и деньги пропадут. Значит, надо, чтобы должник жил и платил. Вот его задача. Когда заплатит сполна, пусть делает что хочет.

Самое худшее, что могли сделать кредиторы, это «убить» должника, развалить его экономику. Но пропадет должник, и деньги пропадут. Значит, надо, чтобы должник жил и платил

Таким образом, МВФ должен был поддерживать экономическое состояние России ровно настолько, чтобы у нас хватало средств на выплату долгов. Я не вижу ничего постыдного, зазорного или неприличного в такой позиции – это нормальная политика, очень разумная на уровне государств-кредиторов.

Кредиторы возложили миссию на солидный международный финансовый институт, выделили ему некие спонсорские средства, предназначенные для финансирования консультантов, экспертов, которые помогали решать те или иные вопросы текущей жизни страны и экономического развития. С макроэкономической точки зрения, это был очень правильный и эффективный проект, потому что, в конце концов, понятно, что Россия приступила к переговорам о реструктуризации этого долга, долг был реструктурирован сначала в 1996; затем, в 1998 году произошло частичное списание долга, и, в конце концов, произошло полное и окончательное погашение долга перед Парижским клубом кредиторов (он, собственно, и объединял стран-кредиторов), была окончательно погашена задолженность перед МВФ, все деньги были возвращены.

«Уполномоченный администратор»

МВФ в России выполнял функцию «оператора», «администратора» или менеджера, и надо заметить, что свои менеджерские функции фонд выполнял весьма эффективно. Возврат российских долгов был обеспечен за 9 лет, и это очень неплохой результат.

Всем известно, что Фонд занимался консультированием Правительства РФ.

Например, при введении национальных валют правительство столкнулось с проблемами в межреспубликанской торговле. Страна распалась, межреспубликанские экономические связи прервались, построенный за годы «совместной жизни» в семье «братских народов» механизм сломался – перестал работать. Что делать в такой ситуации – непонятно, правительства обратилось за помощью к МВФ.

Фонд пригласил компетентных специалистов. Специалисты провели ряд конференций, на которых лица, принимающие решения, слушали, учились, получали теоретический материал для принятия грамотных практических решений. То есть решений, основанных не на эмоциях, а на реальных знаниях.

С этим вопросом разобрались, а тут другой: какой валютный курс нужен стране – плавающий или фиксированный?

Ответ вырастает из поставленной цели

МВФ вновь собирает экспертов. Эксперты работают, изучают конкретную ситуацию, высказывают свои пожелания. Рекомендаций типа «либо так – либо так» не было. Ответ был более сложным: если вы хотите делать то-то, надо действовать так, если то-то, действуйте вот так. Если вы не знаете, чего хотите, то и ответа на вопрос нет, он попросту отсутствует – ответ вырастает из поставленной цели.

Например, такой ответ: если вы хотите бороться с инфляцией и принимаете жесткую фискальную политику, то надлежит зафиксировать обменный курс национальной валюты к какой-нибудь надежной иностранной валюте. Вот, примерно, такого плана ответ. Конечно, более подробный, на пятидесяти страницах, с выкладками, с цифрами, но, тем не менее, суть его заключалась именно в этом.

Или: если вы хотите, чтобы у вас был стабильный платежный баланс и режим свободной торговли, планируете активизировать импорт-экспорт, то делайте курс плавающим, пускай он сам себя стабилизирует. Возможна девальвация, но рынок остановится там, где он остановится. Тогда это и будет правильный курс. Но тогда придется забыть про некоторые другие вещи.

И тут уже, исходя из этих ответов, Правительство выбирало, что же будет наиболее выгодным для России в настоящий момент.

Советы в несоветской стране

В общем, советы такого рода давались довольно часто, и были они довольно востребованными. Другое дело, что никто из чиновников не любил афишировать то, что его инициатива строится на рекомендациях экспертов МВФ. Чиновники, конечно, старались создать вокруг себя ауру собственной гениальности, поэтому роль экспертов Фонда часто замалчивалась. Я как человек, который все это видел изнутри, участвовал во многих переговорах, давал советы Правительству, как вести себя на переговорах с МВФ, очень хорошо знаю всю эту кухню.

Мне точно известно, что большинство экономических решений, принятых правительством России, являлись результатом совещаний с экспертами МВФ. Понятно, что и эксперты могли ошибаться, не все их советы были хорошо взвешены и продуманы: от ошибок не застрахованы даже самые «матерые» эксперты. Все это было.

Большинство экономических решений, принятых правительством России, являлись результатом совещаний с экспертами МВФ

8
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru