Пользовательский поиск

Книга Сознание говорит. Содержание - «Кто я?» для просветленного

Кол-во голосов: 0

Махарадж ответил: «Я не знаю». Все засмеялись. Прекрасная шутка. Но Махарадж увидел, что я пристально смотрю на него, и сказал: «В чем дело? Ты не считаешь, что это была хорошая шутка?»

Я ответил: «Было это шуткой или нет, я не знаю. Но вы не могли произнести слов, которые были бы более точными». Он смотрел на меня, и он знал, что я имею в виду.

Другой посетитель спросил: «Что происходит между вами и Махараджем?» Мы говорили, конечно, на языке маратхи. Я взглянул на Махараджа. Без санкции Махараджа ничего не говорилось и не совершалось. Он был строг! Одним из его указаний было следующее: «Никто не должен обсуждать мое учение без моего присутствия». Он не хотел создания некоего Клуба Махараджа, где бы люди встречались и обсуждали такие вопросы, как политика.

После того как Махарадж дал свое согласие, я сказал тому посетителю, что — как я понял слова Махараджа — вопрос был задан индивидуумом другому индивидууму, но здесь нет индивидуума. Так что точным ответом на вопрос: «Что случится при этих обстоятельствах?» будет: «Я не знаю». Индивидуум же говорит: при таких-то и таких-то обстоятельствах я сделаю то-то и то-то. Здесь индивидуума не было. Если завтра это произойдет, может, Махарадж ничего не сделает, а другие люди из числа присутствующих будут сопротивляться. При тех же обстоятельствах в другой день может произойти нечто совершенно противоположное — Махарадж может схватить трость и начать сопротивляться.

Даже если размышляющий ум делает предположение, что в таких-то обстоятельствах он будет знать, что он будет делать, все может произойти не так, как он предсказывает. Например, солдат с огромным послужным списком сказал бы: «Это просто. При таких обстоятельствах я бы сделал то и не делал бы этого». А в пылу самого события этот же солдат, имеющий за плечами громадный опыт, мог бы и убежать. С другой стороны, человек, который всегда отличался робостью, мог бы совершить фантастически героический подвиг.

На последней мировой войне человек, который имел самое большое количество медалей, был даже не офицером, он был, кажется, капралом, и в пылу сражения он действовал с такой отвагой, что имел самое большое количество наград. Думать о том, что произойдет при каких-то гипотетических обстоятельствах, есть лишь пустая трата времени. Но это не значит, что работающий ум совершая свою работу, совсем ничего не проецирует. Работающий ум использует память так же, как и размышляющий ум. Работающий ум пользуется информацией памяти. В действительности он должен использовать память, чтобы выполнение его работы могло быть более эффективным. Но волнение не является частью работающего ума.

«Кто я?» для просветленного

По-моему, вы говорили, что когда происходит просветление, и человек не отождествляется с индивидуальным телом, его тело становится Тотальностью.

Нет, нет, нет, не тело.

Нет. Я говорю, что когда Сознание больше не отождествляется с индивидуальным телом…

Как исполнитель. Но отождествление с телом должно продолжаться. Иначе как тело будет функционировать? Поэтому я и сказал: «Иисус или Будда, или любой другой мастер, если его окликнуть, он отвечает». Отождествление с телом продолжается. Более того, если есть понимание, что он не является исполнителем, остается необходимость использовать слова «я» и «мое». Если бы я все время говорил «Рамеш», это звучало бы нелепо и было бы глупо. Почему мне не использовать слово «я» и «мое», говоря о теле? Если я знаю, что Рамеш не является исполнителем, почему бы мне не использовать эти слова?

Может, я выражаюсь неверно… Если бы я спросил вас или кого-нибудь другого, достигшего Богореализации: «Кто вы?», мгновенной реакцией было бы: «Я есть Тотальность пространства», верно?

Я бы скорее сказал: «Я не являюсь этим аппаратом тела-ума, за который вы меня принимаете».

Как я понимаю, то, о чем говорится в литературе, это Сознание, ставшее Тотальностью, когда оно не ограничено более отождествлением с эго-умом-телом.

Да.

В этой ситуации я просто пытаюсь представить: если бы я отождествил свое тело с Тотальностью пространства, тогда все явления, все тела были бы в пределах моего тела?

Нет. Тело — это совсем другое. Как только вы достигли растождествления себя с телом как исполнитель, вам нет необходимости отождествляться с чем-либо еще. В этом-то все дело.

Но все-таки самым близким было бы пространство — вечное пространство, которое содержит в себе все.

Да, но дело в том, что вы думаете, что вы являетесь Тотальностью. Кто думает, что он Тотальность? Нет необходимости отождествления с Тотальностью.

Но если бы Сознание осознавало себя, тогда, очевидно, все явления были бы в пределах этого Сознания. Это как в аналогии с аквариумом: в аквариуме находится лишь часть аквариума. Я просто пытаюсь вообразить. Если Сознание отождествляется с Тотальностью пространства, тогда Сознание не должно быть привязано к этому телу более чем к другому телу, поскольку все тела находятся в пределах этого Сознания.

Да, это так, но нельзя сказать, что различия не видны. Различия, разнообразие не только очевидно, но и постигается с чувством изумления, что может быть такое огромное многообразие, и что все это многообразие пронизано глубоким единством. Даже не возникает мысли, что «я являюсь Тотальностью». В этой мысли нет необходимости. Когда отождествление с этим организмом тела-ума как с индивидуальным исполнителем исчезает, дальнейшие выводы оказываются ненужными. Достигается полное понимание всего в этом громадном многообразии.

Я расскажу вам шутку про этот вопрос: «Кто вы?» Один мой друг в Сан-Франциско как-то разыскивал меня и позвонил Рэю спросить, приехал я или нет. Рэй ответил: «Нет, еще не приехал, а кто вы?», на что Адриен ответил: «Это, мой друг, очень, очень глубокий вопрос».

Но джняни не посчитал бы это глубоким вопросом. Как я понимаю это, единственным ответом, который дал бы джняни, был бы…

Он сказал бы: «Я Рамеш».

Добродетель

Можно ли назвать джняни добродетельным?

Добродетелью можно назвать жизнь мудреца, свободную от мыслей о себе, отличающуюся спонтанным умением решать общественные и практические дела. Лао Цзы так сказал о таком существовании: «Высшая добродетель не является намеренной добродетелью; и поэтому это добродетель. Низшая добродетель не позволяет быть недобродетельным, поэтому это не добродетель. Высшая добродетель не использует силу, но ничего не остается несделанным. Низшая добродетель использует силу, но ничего не достигает».

Обычный человек желает быть добродетельным, хочет, чтобы о нем знали как о добродетельном. Лао Цзы сказал бы, что это не есть добродетель. Естественно, добродетельный человек занят своим делом, и все, что происходит через него, добродетельно, поскольку нет личного намерения. Нет ничего личного, что бы он желал от кого либо. Естественное существование, мужественная жизнь основана, таким образом, на внутреннем ощущении в отличии от искусственной добродетели, основанное на соблюдении определенного свода правил. Такое искусственное следование правилам обязательно сопровождается страхом и чувством вины. Добродетель и невыставляемая напоказ естественность мудреца часто остаются незамеченными из-за своей обыденности.

Может быть, это из-за того, что своего рода духовная анонимность придает естественную и не бросающуюся в глаза окраску, как у птиц и животных. Еще одна цитата из Лао Цзы: «Величайшее совершенство кажется несовершенным, но его действие нетленно. Великая полнота кажется пустой, но ее действие неисчерпаемо. Великая прямота кажется кривой. Великая ловкость кажется неуклюжей. Великое красноречие кажется речью заикающегося».

Добродетель и непретенциозная естественность мудреца не является намеренным самоуничижением, это не мазохистское самоистязание. И это не притворное смирение в присутствии чего-то более великого. Часто можно заметить, как один и тот же человек становится воплощением смирения перед теми, кто выше его по рангу и в то же время со своими подчиненными ведет себя пренебрежительно. Смирение часто является облачением, которое то надевают, то снимают. Что же касается простого, спонтанного существования, то смирение является его частью. Истинно смиренный человек не станет задавать себе вопрос: «должен ли я выглядеть смиренным или нет?» Это более напоминает невинную практичность кошки.

38
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru