Пользовательский поиск

Книга Сознание говорит. Содержание - Наслаждение жизнью, как она есть

Кол-во голосов: 0

Как только Махарадж начал говорить, случилось нечто необычное. Мне казалось, что его голос доносится ко мне откуда-то издалека и очень-очень ясно. Намного более ясно, чем обычно. У Махараджа не было зубов, поэтому мне всегда требовалось время, чтобы привыкнуть к его речи. Но в то утро его голос хотя и доносился издалека, но был намного более ясным, чем раньше, так что мне совсем не приходилось сосредоточиваться. И я обнаружил, что перевод начал исходить из меня настолько спонтанно, что в действительности я и не переводил, я просто наблюдал, был свидетелем того, как совершался перевод. Все было так, будто бы Махарадж переводил на английский, а я просто присутствовал, был свидетелем.

Когда перевод закончился, я ощутил себя очень больным. Я не знал, что происходит. Тело реагировало определенным образом на случившееся по той простой причине, что это переживание было ему непривычно. Позже мой коллега сказал: «Рамеш, ты сегодня был в великолепной форме!» — «Как так?» Он сказал: «Ты говорил громче, чем обычно, с огромной уверенностью и так жестикулировал, как ты раньше никогда не делал». И я просто принял это. Это было подтверждение того, что нечто произошло. Но это нечто, которое произошло, внутри являло собой полное, тотальное изменение. Внешне единственным изменением, которое я мог обнаружить, было необычное ощущение невесомости тела. Я не мог дать название этому, и данное состояние продолжалось еще день или два, пока не улеглось. Вот так это произошло. Как я уже сказал, это было спокойное событие, неожиданное, конечно, очень неожиданное… абсолютно спонтанное.

После этого переводы всегда были такими, и Махарадж также заметил это. Он не понимал английского, но он ощущал, когда перевод был недостаточно точен. Очень часто он спрашивал того, кто переводил: «Что ты им сказал?», и заставлял повторить, и затем или подтверждал сказанное или говорил: «Нет, я не это имел в виду. Ты неверно понял. Ты часто неправильно переводишь». (Смех.) Но после того дня я заметил, что перестал обращать внимание на то, что говорилось, и перевод стал гладким и спонтанным.

Однажды утром, когда я ожидал, пока Махарадж соберется на свою обычную прогулку со мной на машине, я заметил, что он особенно спокоен, и он сказал: «Я счастлив, что это случилось». Он также знал тогда, что выходит книга «Наставлений», и сказал: «Я рад, что это произошло. Это будет не единственная книга. Выйдет несколько книг. И то, о чем будет идти речь в книгах, не будет просто повторением того, что я говорил. Как это все будет, я не знаю. Даже ты не будешь знать».

Рамеш, вы сказали, что когда произошло просветление, было особое ощущение в теле, некое чувство дискомфорта и дезориентации. Это из-за того, что Сознание больше не отождествляется с телом?

Да.

Когда вы рассказывали о переживании просветления, вы говорили о Махарадже и о том моменте, когда он сказал: «Итак, это случилось». Был ли определенный момент, когда вы сказали самому себе: «Итак, это случилось.»?

Через день или два, когда я вернулся в свое обычное физическое состояние, я знал, что это произошло, и абсолютно никаких сомнений не было. Откровенно говоря, я не ощущал надобности в подтверждении этого со стороны Махараджа, но когда он его высказал, было очень приятно. Но основной факт состоит в том, что не было никакой нужды в подтверждении со стороны кого бы то ни было.

Похоже, что этот момент для вас настал в конце этого двух— или трехдневного периода.

Ощущение, что что-то случилось, да. Осознавание того, что произошло, сознание того, что случилось.

Наслаждение жизнью, как она есть

Я наблюдал закат сегодня вечером — и он был действительно прекрасен. Я хотел спросить вас — когда я смотрю на нечто, подобное закату, а затем слышу шум автомобилей, для меня этот шум не так прекрасен, как закат. Делаете ли вы различие между тем, что приятно, и тем, что неприятно?

Я не могу любоваться закатом бесконечно, также я не могу избежать и шума. Это я осознаю. Поэтому нет желания, чтобы закат продолжался вечно, или чтобы шум не мешал. Другими словами, это приятие того, что «есть». Если есть прекрасный закат, я им наслаждаюсь. Нет никакого желания, чтобы он длился вечно, понимаете?

Когда обычный человек наслаждается чем-то, это наслаждение обязательно связано с определенным опасением, что оно прекратится. В этот момент наслаждения возникает вопрос: «Когда я еще так вкусно ел? Когда еще мне будет так вкусно? Будет ли у меня когда-нибудь еще такой же секс?» Удовольствие для джняни более интенсивно, поскольку нет переживания того, повторится ли оно еще когда-нибудь. Если повторится, хорошо, если нет, никакого беспокойства не возникает. Поэтому джняни часто называются махабхоги, сверхнаслаждающимся. В этом наслаждении нет наслаждающегося, есть чистое наслаждение.

И он превращает все свое бытие в это.

Это естественное, спонтанное существование. Нет того, кто проживает спонтанную жизнь, есть лишь само спонтанное существование.

От наблюдения к сахадже

Когда вы пребываете в мгновениях покоя, когда Сознание чувствует себя свободно, как говорит Рамана Махариши, — это то, что все это значит… те мгновения полного отсутствия «я». Когда вы не находитесь в этом «я», является ли это состояние ближайшим к сатори?

Это сатори, или самадхи, или салвикальпа самадхи, когда сознание временно отсутствует, будет самым близким, но Рамана Махариши ясно указал на то, что естественное состояние в смысле не-наблюдения не является естественным состоянием. Из состояния не-наблюдения вы переходите в состояние наблюдения и затем возвращаетесь обратно, очень-очень плавно, подобно автоматическому переключению передачи. Вы находитесь в состоянии не-наблюдения, когда нечего наблюдать.

Кто-то зовет вас или кто-то приходит, или звенит звонок в дверь — и вы возвращаетесь в состояние наблюдения. Но нет никакого беспокойства, вы не ощущаете никакого беспокойства. Это естественный переход от одного к другому.

Сэр, можно этот процесс, когда ум мечется, назвать читтой? То есть, когда мы вовлечены в иллюзию — это природа читты, это то, что делает ум, это его работа, подобно тому, как легкие выполняют свою определенную функцию и т. д.?

Да.

Значит, это он создает иллюзию.

Именно.

Но мы можем быть объективны и просто наблюдать то, что он делает, подобно тому, как мы можем наблюдать работу легких.

Именно так. Возьмем понятие сат-чит-ананда. Сат — это бытие, существование. Чит — это Сознание, сознание бытия, и ананда — это блаженство. Бытие, Сознание, Блаженство. По ошибке это принимается за описание Субъективного Состояния, Нирваны. Это не так, поскольку оно не может существовать в этом состоянии, не может быть в том состоянии, когда Сознание осознает свое собственное существование. Это невозможно описать никакими словами. Любое описание находится не в ноуменальном, а в феноменальном состоянии, относится к феноменальности.

Как говорил Лао Цзы: «Если вы можете назвать это, это не есть Дао».

Вы называете это — и оно исчезает. Вы гонитесь за этим, пытаясь поймать — и оно исчезает. Я часто повторяю эту фразу, поскольку она изумительная: «Только когда ты охотишься за этим, ты теряешь это. Но после ты не можешь избавиться от этого. И когда ты не можешь делать ни то, ни другое — ты остаешься в молчании, а оно говорит. Ты говоришь — и оно исчезает. Великие врата милости широко открыты, и никаких препятствий перед ними нет».

* * *

Наблюдение — это просто бытие.

Да, наблюдение это просто бытие, не наблюдение со стороны наблюдающего.

Кто-то однажды сказал, что высочайшее состояние Сознания — это когда свидетель того, что наблюдается, исчезает. Это то же самое, что вы имеете в виду, когда говорите насчет «просто быть»?

34
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru