Пользовательский поиск

Книга Золотой мираж. Содержание - 27

Кол-во голосов: 0

– А первая вечеринка? Какая она?

«Кажется, все образуется», – подумал Беннон и был потрясен тем чувством облегчения, которое испытал. Прежде чем Кит ответила на вопрос девочки, он поспешил сказать:

– Пока вы тут наговоритесь о своем, я пойду погляжу на больную корову.

– О'кей, па, – ответила Лора, даже не взглянув на отца. Все ее внимание было приковано к Кит. – Какой же была твоя первая вечеринка?

Покидая гостиную, Беннон успел услышать, как Кит начала свой рассказ.

– Твой отец повел меня на нее. На мне было голубое платье, о котором я тебе уже говорила...

Беннон все еще улыбался, когда дошел до хлева. Корова, как он и предполагал, поправлялась. Оседлав лошадь, он решил проведать стадо.

Снег, тишина вокруг невольно навели его мысли на Диану. Он снова видел ее лицо, в котором было что-то трагическое, слышал ее смех, вскоре сменившийся гневом и презрением. Беннон ненавидел себя и ее за ту ошибку, которую они совершили. Он вспомнил смерть Дианы и то, что она ушла, так и не сказав ему ни единого доброго слова.

Он вспомнил воскресные дни, когда он неизменно навещал кладбище и подолгу стоял у ее могилы, лелея свою безмолвную надежду хоть раз увидеть ее в своих мыслях улыбающейся и понимающей его. Он хотел сделать ее счастливой. Он пытался.

И тут же вспомнилось, что два дня назад, уже у могилы отца, он подумал, что какая-то очень важная часть его жизни ушла вместе со Старым Томом, а с нею ушла и Диана.

Остановив коня, он глядел на белые просторы, вспоминал Диану такой, какой ему хотелось ее запомнить. Не той, какой он видел ее перед смертью, а какой встретил впервые – улыбающейся, с глазами, искрящимися радостью и надеждой.

Задержав в памяти этот образ, он не отпускал его, пока не покончил со всеми хозяйственными делами. И тогда лишь понял, что воспоминания о ней, мертвой, наконец оставили его.

Когда он вернулся, в гостиной никого не было. Книга Лоры лежала на столике, но ни ее, ни Кит нигде не было видно.

Нахмурившись, Беннон разделся и, испытывая некоторую тревогу, подал голос:

– Эй, куда вы подевались?

– Я здесь, – услышал он голос Кит из кухни. Она была одна, на кухонном столике перед ней лежала кулинарная книга. Кит приветствовала его рассеянной улыбкой, чмокнула в щеку и налила кофе.

– Тебе не мешает согреться!

– Спасибо.

Он отпил кофе, чувствуя, что под кажущейся беззаботностью Кит что-то прячет.

– Где Лора?

– Наверху, ищет пленку с записью Полы Абдул, – ответила Кит, не в силах более скрыть торжества в своих глазах. – Она хочет, чтобы я прослушала эту запись, пока буду готовить тянучки. Мы решили, что это – как раз то, что надо готовить.

– Звучит заманчиво, – промолвил Беннон и перевел дух.

Кит, взяв кулинарную книгу, какое-то время держала ее тесно прижатой к себе, а потом сказала:

– Кажется, я понравилась ей, Беннон.

– Я в этом не сомневался.

А Кит сомневалась – не в Лоре, нет – в себе. Но сегодня она впервые почувствовала, что сможет полюбить Лору, несмотря на ее сходство с Дианой. Как часто она думала об этом, боялась, что никогда не сможет сблизиться с ней и в присутствии девочки всегда будет чувствовать себя скованно и настороженно. Но, кажется, этого не произошло.

Она почувствовала почти физическое облегчение. Но ничего не сказала Беннону. Она предпочитала, чтобы он не знал этого.

Кит вдруг заметила, что Беннон как-то странно смотрит на нее.

– Что-нибудь случилось? – встревоженно спросила она.

– Нет, – соврал он и склонился над чашкой.

Конечно, случилось. Глядя на Кит, вспомнив, как когда-то обидел ее, Беннон невольно подумал о Сондре.

27

Положив трубку, Сондра так и осталась у телефона. Она сидела в полутьме на краю постели, рассеянно держа в руке черную спальную маску. Плотно задернутые шторы не пропускали ни единого лучика яркого зимнего утра.

Прогнав остатки сна, Сондра в уме прокручивала разговор с Бенноном.

Он едет к ней, он хочет видеть ее, но не сказал – зачем. Что это значит? Голос его показался таким дружелюбным, искренним.

Вспомнив это, Сондра улыбнулась и погладила телефонный аппарат. Беннон хочет видеть ее. Все теперь будет хорошо. Она напрасно волновалась из-за этой Кит Мастерс. Горе, вызванное смертью отца, ослепило его, но все прошло. Он снова возвращается к ней, туда, где должен быть.

Губы ее тронула улыбка удовлетворения.

В дверь постучали. Сондра словно опомнилась и быстро встала. Ей надо было подготовиться к приходу Беннона. Она даже не взглянула на Эмили Боггс, когда та вошла.

– Ваш утренний кофе, мэм, и сок.

– Мне сейчас некогда, потом, – отмахнулась Сондра. – Поставьте где-нибудь и быстро смените белье на постели. Возьмите простыни из египетского хлопка. – Сондра направилась в облицованную черным мрамором ванную. – Когда сделаете все, можете отправляться за покупками.

– Но... я их уже вчера сделала, мэм, – напомнила хозяйке Эмили.

– Тогда возьмите выходной, – рассердилась Сондра. – Мне все равно, что вы будете делать. Просто уйдите из дома.

Дверь ванной захлопнулась, оставив экономку в испуганном недоумении. Но через минуту она догадалась. Телефонный звонок, дорогие простыни на постели...

Не иначе, как она ждет Беннона.

Сразу же после девяти у двери раздался мелодичный звонок, извещавший о приходе Беннона. Сондра остановилась в гостиной и прижала руку к животу, почувствовав трепет страха под ложечкой. Но тут же оправила черное шелковое кимоно. Волосы ее были распущены по плечам, как нравилось Беннону, лицо чуть тронуто косметикой.

Сияя от предвкушения встречи, она подошла к двери и широко распахнула ее.

– Доброе утро, – приветствовала она Беннона своим особым горловым голосом.

– Доброе. – Он быстро окинул ее взглядом, не задержав его, однако, как она того ожидала. Снял шляпу и провел, как всегда, по волосам рукой.

– Прости, что опоздал. Надо было завезти Лору к ее подружке Баффи, а я совсем забыл, какие пробки на дорогах города в конце недели.

– Да, ужасные, не правда ли? – согласилась Сондра и закрыла дверь. – Давай сюда твою шляпу.

Она протянула руку, приблизившись к нему, и чуть запрокинула голову, ожидая поцелуя.

Вместо этого он отдал ей свою шляпу и начал снимать куртку. Сондра непроизвольно отступила, несколько растерявшись, и старые сомнения вновь вернулись.

Когда он отдавал ей куртку, она заметила отсутствие кольца на безымянном пальце.

– Ты снял кольцо? – тихо спросила она, чувствуя, как вся встрепенулась от радостной надежды.

– Я решил, что пора это сделать, – просто ответил он.

– Давно пора, Беннон. Ты был вправе сделать это много лет назад.

– Возможно. Очевидно, понадобилась смерть отца, чтобы распрощаться с прошлым.

Серьезное выражение его лица удержало ее от того, чтобы броситься в его объятия, как ей того хотелось. Разве ей не достаточно, что тень Дианы больше не удерживала его, что он пришел сейчас к ней?

Праздник будет потом, когда она заставит его почувствовать, насколько правильным было его решение.

Поспешив повесить в прихожей шляпу и пальто Беннона, она взяла его за руку и провела в гостиную.

– Это были тяжелые дни для тебя. Я знаю, – промолвила она тихо. – Позволь мне угостить тебя. Чашечка кофе?

– Прекрасно.

– Садись поудобней, я сейчас принесу. – Легким жестом Сондра указала на мягкий диван. – Эмили ушла за покупками, так что я хозяйничаю сама, – пояснила она.

Но Беннон не сел, когда Сондра ушла в кухню. Вернувшись с подносом, она нашла его стоящим у широкого, во всю стену, окна. Он смотрел на горную гряду на горизонте. Поставив поднос на лакированный коктейльный столик, она опустилась на диван и стала разливать кофе.

– Значит, Лора проведет этот день у Баффи? – заметила Сондра, когда Беннон отошел от окна и присоединился к ней.

– Да. Они поедут на лыжах в Баттермилк. – Взяв чашку, он, однако, не занял место рядом с ней, а отошел и сел на золоченый стул. – Меня это устраивает, так как я должен зайти в контору и немного поработать.

84
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru