Пользовательский поиск

Книга Золотой мираж. Содержание - 19

Кол-во голосов: 0

19

Огни в окнах дома Сондры Хадсон на склоне Красной горы один за другим гасли. Это Эмили Боггс, экономка Сондры, англичанка по происхождению, обходя комнаты, методично гасила лампу за лампой. Погасив последнюю, она залюбовалась огнями вечернего Аспена за огромным, во всю стену, окном, и самодовольная улыбка заиграла на ее губах.

Она подумала о том, какое впечатление произведет этот дом на ее сестру из далекого английского Корнуолла, когда та приедет к ней в январе погостить. То-то она будет завидовать Эмили!

Коснувшись позолоченной гнутой спинки антикварного стула, она представила себе, как они с сестрицей рассядутся в этой гостиной, попивая коньяк и доедая деликатесы с хозяйского стола – их вдоволь остается на кухне после званых обедов и ужинов. Из окон гостиной они будут любоваться факельным шествием и фейерверком.

Улыбка экономки стала еще шире, когда она вспомнила и о других преимуществах, кроме неплохого жалованья, которые обрела, получив место постоянной, а не приходящей прислуги в богатом доме. Эмили, не обладавшая ни умом, ни тем более приятной наружностью, когда-то могла лишь мечтать о таком.

Бесшумно ступая туфлями на мягкой подошве по темному мрамору пола и чуть шелестя жесткими складками своей униформы, экономка пересекла гостиную и, пройдя через холл, направилась в покои хозяйки.

Дверь в спальню была открыта, и большая в черно-красно-золотых тонах комната была ярко освещена. Эмили остановилась на пороге и неодобрительно поджала губы, увидев хозяйку в центре поистине королевской постели, окруженную бумагами и картами разной величины, разбросанными в беспорядке по черно-красно-золотому шелковому покрывалу.

Не очень умной Эмили было совершенно непонятно, почему, имея роскошный, отделанный мрамором и зеркалами кабинет, ее хозяйка предпочитала работать в постели. В постели следует спать, делить ее с мужем или любовником, но не пользоваться ею как письменным столом. Если на то пошло, Сондра жила лишь в одной из множества комнат – в спальне. Вся остальная часть дома могла бы преспокойно сползти с горы и провалиться в пропасть – Сондра не заметила бы этого. О доме она вспоминала лишь в дни приемов, посещений племянницы Лоры или ее отца, Беннона.

Беннон... Не прошло и двух месяцев пребывания экономки в доме Сондры Хадсон, как она уже поняла, какие отношения связывают ее хозяйку и Беннона. Сондра готова была пойти на все, чтобы муж ее покойной сестры стал ее мужем. Но вот уже семь лет Эмили работает здесь, и за это время ничто не изменилось. Однако упорное желание хозяйки не только заполучить Беннона в постель, но и повести его к алтарю не ослабевало.

Иногда Сондра напоминала Эмили ее братца, который совсем еще мальчишкой пристрастился к героину. Врачи думали излечить его другим наркотиком как противоядием. Не вышло: его тянуло только к героину. В конце концов он и погубил братца Тедди.

Эмили про себя сотворила молитву о его бедной душе.

Продолжая стоять в дверях, она чуть шевельнулась, надеясь привлечь внимание Сондры, хотя экономка подозревала, что та давно ее увидела. Однако Эмили не собиралась сама напоминать о своем присутствии и этим напрашиваться на неприятности, зная характер и беспощадный язык хозяйки. Однажды она совершила такую ошибку и больше ее не повторит.

В лучших традициях вышколенной английской прислуги она продолжала невозмутимо взирать на госпожу в постели, облаченную в шикарное черное шелковое кимоно, выгодно подчеркивающее лунное сияние ее платиновых волос.

– Что вам угодно, мисс Боггс? – наконец, подняв голову, спросила Сондра, глядя не на экономку, а на черный лакированный отделанный медью зеркальный шкаф во всю стену.

Только сейчас Эмили заметила светящийся экран телевизора с выключенным звуком.

– Можно забрать поднос, мэм? – спросила она, подчеркивая свой английский выговор, благодаря которому получала на пятьдесят долларов в неделю больше, чем платят домоправительницам в Аспене.

– Да, – коротко ответила Сондра, глядя на мелькающие на экране прекрасные ландшафты и осенние пейзажи.

Получив наконец доступ в спальню, экономка направилась к небольшой китайской тумбочке у постели, служившей также ночным столиком, на котором стоял поднос с ужином. Эмили приготовила его хозяйке два часа назад. Окинув его взглядом, она убедилась, что хозяйка притронулась лишь к салату по-итальянски из креветок, долек апельсина и петрушки, да еще был надкушен шоколадный торт с орехами. Эмили вспомнила, как уже попробовала его, – когда нарезала, слизнула с ножа и пальцев крем и крошки.

– Оставить вам торт, мэм? Вы его едва отведали.

– Не надо. Убери все.

– Хорошо, мэм.

Эмили подхватила поднос, уже предвкушая, как выпьет чашечку чая с этим дивным тортом.

Конечно, она его не выбросит только потому, чтоон надкушен.

– Си Си Хант придет завтра в десять утра, – сказала Сондра, не отрывая взгляда от экрана. – Он должен сделать кое-какие замеры в гостиной: собирается расписать потолок к маскараду в канун Дня всех святых-. Возможно, с ним будет еще кто-нибудь, я точно не знаю. Но ты впусти их.

– Как прикажете, мэм. – Эмили, проследовав к двери, остановилась. – Вам что-нибудь еще подать вечером?

– Кофе.

Эмили подавила вздох.

– Колумбийский или...

– Отлично.

Как только экономка вышла, на экране цветные виды сменились серым мельканием – видеопленка кончилась. Сондра нажала кнопку перемотки и вернулась к своим записям.

Несколько поправок и дополнений, пленка для Лесситера готова.

Она окинула взглядом груду планов, карт и записей – всего того, что теперь называлось планом развития и реконструкции района «Серебряная роща». Ничто, кажется, не забыто. Смета уже составлена, а это значит, что к концу недели она представит Лесситеру все.

У него на этот раз не будет оснований отвергать ее предложение. Стоит ему увидеть цифры.

Представив себе, как у надменного магната загорятся глаза, когда он познакомится с ее расчетами, Сондра довольно потянулась, выгнув, как кошка, спину, и рассмеялась низким глуховатым смехом. Это зрелище доставит ей колоссальную радость. Довольная собой, она схватила одну из вышитых подушечек и прижала ее к животу.

Из состояния блаженной расслабленности ее вывел приглушенный звонок телефона. Вздохнув, она лениво протянула руку к трубке:

– Слушаю?

– Сондра, это Уоррен.

– Уоррен... – Она хотела было сказать, что просмотрела все видеоклипы, но он прервал ее:

– Тебе твой дружок говорил, что он затеял?

– Беннон? – Сондра удивленно нахмурилась. – О чем ты?

– За эту неделю он оборвал все телефоны в округе, названивая местным музеям и фондам защиты природы. Предлагает им всем выкупить поместье Мастерсов.

– Что? – Сондра села, продолжая прижимать к себе подушку.

– Неужели он тебе ничего не сказал?

– Нет.

Наверное, он не замедлит это сделать, подумала Сондра.

– Но какое это имеет значение? Все эти фонды и музеи проворны, как больная ревматизмом улитка, да и цена им не по карману. Я продам ранчо прежде, чем он добьется от них чего-то большего, чем расплывчатые обещания, вроде «мы, возможно, рассмотрим вопрос».

– Пожалуй, ты права.

– Я знаю, что говорю.

Но почему Беннон ничего не сказал ей? Не попросил помощи, совета? Это тревожило ее больше, чем его неразумные действия.

– Это все, что ты хотел мне сказать, Уоррен?

– Да...

– Тогда увидимся завтра. – Сондра положила трубку, но тут же снова подняла ее и набрала номер Беннона.

После четвертого гудка она наконец услышала голос Лоры:

– Ранчо «Каменный ручей».

Сондра, подавив досаду, приветливо сказала:

– Лора, я думала, ты уже спишь. Не успела приготовить все уроки?

– Осталось дочитать две страницы по истории.

– Ну, не буду мешать. Позови папу к телефону.

– Его нет дома.

– Как нет?

– Он повез ее домой.

Сондре не надо было объяснять, о ком идет речь.

64
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru