Пользовательский поиск

Книга Золотой мираж. Содержание - 8

Кол-во голосов: 0

8

После артишоков, фаршированных креветками, утки с перцем и персиками из Джорджии и классического крем-брюле столы были убраны, и вместо орхидей и астр в серебряных вазах на них появились свечи в хрустальных подсвечниках. Приглушенный свет создавал более интимную атмосферу, послышались звуки музыки. Беннон, стоявший у стены, видел, как на паркет вышли первые пары. Сондра рядом с ним сделала легкое неопределенное движение, чем привлекла его внимание.

– Хочешь что-нибудь выпить? – спросил он, глядя на ее профиль и вдыхая острый своеобразный аромат ее духов.

Оторвав взгляд от толпы, которую внимательно разглядывала, Сондра повернулась к нему, и ее строгие губы тронула улыбка.

– Возможно, потом. Чудесный ужин, не правда ли? Хорошо, что на сей раз утка заменила надоевших кур. Она была отлично приготовлена.

– Да, неплохо, – согласился Старый Том. – Только порции скуповаты для того, чтобы накормить настоящего мужчину.

Сондра бросила многозначительный взгляд на солидное брюшко старого Беннона, перетянутое широким кушаком.

– По-моему, Том, вашему желудку жаловаться грех. Я бы сказала, вы чуточку переели.

Старик невольно расправил плечи и подтянул живот.

– Что ты понимаешь в этом? Вес у меня такой же, какой был сорок лет назад.

– Только распределился он теперь несколько иначе, не так ли, отец? – не выдержал Беннон и тоже поддел старика.

– Я тоже это заметила, – пробормотала Сондра и поймала на себе недовольный взгляд Тома.

Она знала, что он недолюбливает ее, как недолюбливал когда-то ее сестру. Но это мало беспокоило Сондру, не испытывающую особых симпатий к Старому Тому. В последнее время, однако, она старалась скрывать это от Беннона.

– Подожди, сынок, у тебя это не за горами, – включился Старый Том в привычную шутливую пикировку с сыном. Сондра тем временем вернулась к тому, что ее больше интересовало – она пыталась найти среди гостей Дж.Д. Лесситера.

Увидев, как Хеллен Колдуэлл вызывающе танцует шимми, она поняла, что та выпила еще до банкета. Причиной чрезмерно громкого смеха и развязных манер Хеллен был, очевидно, ее муж Ивен Колдуэлл, известный промышленник, у всех на глазах откровенно флиртующий с красивой блондинкой, знаменитой манекенщицей.

На сверкающем паркете среди зала потерявшая голову Хеллен, ухватив своего партнера за лацканы смокинга, старалась притянуть его к себе поближе. Сондра с раздражением смотрела на не умеющую себя вести женщину и ее мужа, ставшего причиной этого недостойного спектакля.

Не впервые Сондра холодным скептическим взглядом разглядывала оживленную публику – заправил большого бизнеса, финансов, прессы. Почти всем присутствующим она знала цену, знала их пороки, недостатки и высокомерно снисходительное отношение к смелым деловым женщинам, посмевшим составить им конкуренцию. Под маской вежливости им не удавалось скрыть своих предрассудков и предубеждений. Сондра давно смотрела на них с презрением и превосходством. Она не сомневалась в том, чтопо уму и деловой хватке среди них мало было ей равных. Но знала она и другое – этого мало. Деньги и власть – вот единственное, что они ценят.

Наконец она увидела Дж.Д. Лесситера. Он стоял у двери на террасу и, еле скрывая скуку, выслушивал то, что говорила ему жена.

– Беннон, прости, но я покину вас на минутку, – сказала Сондра, тронув Беннона за рукав. – Мне надо поговорить с Лесситером.

Беннон прекрасно понимал, что Сондра отнюдь не просила у него разрешения отлучиться, а просто ставила в известность, и тем не менее он кивнул головой в знак согласия.

– Зачем ей понадобился Лесситер? – проворчал Старый Том.

– Какие-нибудь дела, должно быть, – ответил Беннон, проводив Сондру взглядом. Он видел, как часто она останавливалась, здороваясь с многочисленными друзьями и знакомыми.

– Была бы твоя мать здесь, она давно бы притопывала ножкой от нетерпения и не позволила бы мне стоять здесь как истукану. Она любила музыку, а танцевать еще больше. Могла научить любого неумеху лихо отплясывать. А как она играла на фортепьяно! Жаль, что ей не довелось обучить этому свою внучку. – Старый Том предался воспоминаниям.

Беннон хотел было что-то сказать, как вдруг старик радостно воскликнул:

– А вот и Кит!

– Где? Она здесь?

– Вон там, рядом с Джоном Тревисом.

Он узнал актера, остальная компания, в которой находилась Кит, была ему незнакома.

– Я сразу узнал ее, – радовался старик, издали любуясь тем, как заразительно смеялась Кит. Он и сам, не замечая того, невольно расплылся в улыбке. – Подойдем-ка к ней, поздороваемся, – велел он сыну.

Беннон какую-то долю секунды помедлил, но потом двинулся вслед за отцом, который напрямик через зал шел к Кит.

Краем глаза заметив его, Кит обернулась и увидела за Старым Томом Беннона. Это был он, такой, как всегда. Десять лет разлуки показались мгновением. Испугавшись, что выдаст свое волнение, она быстро перевела взгляд на Старого Тома и, сделав шаг ему навстречу, радостно схватила его за обе руки.

– Ты отлично выглядишь, Том, – искренне воскликнула она, глядя на него. – Представляю, как на тебя заглядываются женщины.

– Ты всегда была лучшим лекарством для старика, Кит. – Свет, упавший на его старое лицо, сделал морщины еще резче, но Том с необыкновенной галантностью уже подносил к губам затянутую в перчатку руку Кит. Радующаяся встрече, она вдруг почувствовала, что этот старый скотовод как бы открыл крышку бабушкиного сундука, забытого на чердаке, где было спрятано далекое и дорогое ей прошлое. – Давно тебя не было в наших краях, – сказал он ей, и в его голосе был упрек.

– Я знаю, – с готовностью согласилась она и, держа его за руку, взглянула на Беннона, стараясь скрыть волнение.

– Беннон... – Опять она видела это открытое лицо и чуть насмешливый взгляд.

– Здравствуй, Кит. – Улыбка еще резче обозначила морщинки у его глаз.

Для Кит, как и для всех, кто знал их, было бесспорным, что отец и сын Бенноны сделаны из одного теста. Даже внешне они были чертовски похожи – тот же упрямый подбородок, широко расставленные глаза в глубоких глазницах, крепкие скулы.

Кит, заметив его свободно повязанный черный шелковый галстук, не смогла сдержать улыбку.

– Ты, как всегда, не поспеваешь за модой, Беннон.

– Пожалуй, – согласился он. Глаза его смеялись.

– Ты не познакомишь нас, Кит? – вдруг послышался требовательный голос Полы.

– Прости, – извинилась Кит и, не отпуская руки Старого Тома, стала их знакомить. – Это мои друзья из Лос-Анджелеса, Том, – сказала она, став между ним и Бенноном. Она постаралась казаться более веселой и непринужденной, чем на самом деле. – Это Джон Тревис, но вы сами хорошо его знаете, в особом представлении он не нуждается. Рыжеволосая леди – это Пола Грант. Мы снимались вместе в сериале «Ветры судьбы». Чип Фримен – режиссер фильма, который будет сниматься здесь, в Аспене, и, наконец, Мори Роуз, мой агент. – Затем, помолчав и взяв обоих Беннонов за руки, Кит продолжала ритуал знакомства. – Теперь, друзья, я представляю вам Тома Беннона, моего соседа и владельца ранчо «Каменный ручей». Он – истинный ковбой. Джентльмен слева от меня – его сын, Беннон.

Последовали, как положено, рукопожатия и возгласы приветствия. Испугавшись, что после этого наступит неловкое молчание, Кит решила во что бы то ни стало поддержать разговор.

– Вы, очевидно, заметили, как я подчеркнула, что старший Беннон – ковбой. Это означает не только, что он занимается разведением крупного рогатого скота, но и то, что в его стадах одни коровы. Мой отец тоже был скотоводом, но он покупал быков и выращивал их на мясо. Том Беннон выводит породу. У скотоводов есть поверье: коровы – к счастью и доходу, быки – к разорению.

– Теперь мало кто уважает этот труд, – заметил Старый Том.

– Возможно, – согласилась Кит, глядя на его изборожденное морщинами лицо. Воспоминания детства и юности согрели ее. – Я не думала, что увижу вас сегодня, Том. Но Энджи сказала мне, что вы с Бенноном здесь.

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru