Пользовательский поиск

Книга Зимняя невеста. Содержание - Айрис ДЖОАНСЕН ЗИМНЯЯ НЕВЕСТА

Кол-во голосов: 0

Айрис ДЖОАНСЕН

ЗИМНЯЯ НЕВЕСТА

Глава первая

«Вот кто поможет мне!» – решила Исабель, и сердце ее томительно замерло. Неужели наконец осуществится то, что она задумала много лет назад…

Она была так поглощена своими мыслями, что не услышала шагов Бетти Станс. Обычно такой оплошности Исабель не совершала.

– Почему ты не идешь спать? Тебе давно пора быть в постели, – прокурорским тоном произнесла Бетти. – Выпей горячий шоколад, а чашку можешь оставить на ночном столике. – Даже эти, казалось бы, безобидные слова звучали так, словно Бетти приготовила для Исабель яд с целью навсегда избавить человечество от ее присутствия. – Что это?! – с отвращением глядя на экран телевизора, прошептала домоправительница. – Джед?! – почти .с ужасом выдохнула она. – Как ты могла?

Исабель, услышав ее голос, непроизвольно потянулась к пульту, чтобы выключить телевизор, но поняла, что теперь уже поздно скрываться, и попробовала отвлечь внимание Бетти:

– Вы ведь уже жили в замке, когда Джед уехал отсюда? Он всегда был таким? – Исабель подалась вперед, вглядываясь в выразительное и запоминающееся лицо журналиста. Любой, увидевший его хоть раз, уже никогда не спутал бы его ни с кем другим.

Джед Корбин не зря считался лучшим телеведущим программы «Из горячих точек». Он владел своим голосом, как виртуоз – музыкальным инструментом. Во время телепередач сотни тысяч зрителей не могли оторваться от экрана: мимикой и голосом ему удавалось передать все оттенки настроения: гнев, тревогу, чуть уловимую иронию, мягкий юмор. Доказательства он строил логично, доводы вытекали один из другого – вся программа была подготовлена четко и выглядела убедительно и ясно. Ничего общего с Арнольдом, с удовлетворением отметила Исабель.

– Нет, конечно. Ведь тогда ему исполнилось всего двадцать два года. И волосы у него были темными. Седина появилась только недавно. – Бетти, которая тоже на какой-то миг не могла отвести глаз от экрана, резко повернулась к Исабель и сердито прищурилась. – Незачем тебе пялиться на этого ублюдка. Ты же знаешь, Арнольду это не понравилось бы.

– Мне было интересно, что показывают по телевизору, и я случайно наткнулась на репортаж Джеда, – оправдываясь, начала Исабель, но вдруг замолчала, поймав себя на мысли, что боится сказать Бетти правду. Бетти – домоправительница, и ее не касается то, что Исабель специально ждала эту передачу, чтобы лишний раз убедиться, можно ли доверять Джеду. Но выработанная за долгие годы привычка скрывать свои чувства проявилась сама собой. Да уж, теперь ей не скоро удастся избавиться от нее. – А Джед, он так убедительно говорит. И приводит веские доказательства, опираясь на вполне достоверные факты…

Чтобы защититься от грубых и бестактных выпадов Бетти, Исабель мысленно окружила себя невидимым экраном, защитной стеной. Собственно, эта стена никогда и не исчезала, просто голос Джеда подействовал на нее каким-то странным образом. Что-то в глубине ее души всколыхнулось, на миг вывело из состояния равновесия, и она забыла, что должна все время защищать свой внутренний мир.

«Совершенно естественная реакция, – тотчас успокоила себя Исабель, – ведь прежде мне не приходилось видеть Джеда Корбина». Но судя по откликам, которые появлялись в прессе, а просматривать газеты ей все же удавалось, – такое же впечатление он производил на многих телезрителей, а не только на нее.

Славой самого популярного телеведущего в Соединенных Штатах он был обязан в первую очередь двум своим качествам: честности и смелости, однако немаловажным было при этом и личное обаяние Джеда. Если, по словам Бетти, когда он уехал отсюда, ему было двадцать два, значит сейчас – тридцать шесть. И седина у него явно преждевременная. Теперь представить его таким, каким он был в молодости – темноволосым, без этого благородного серебристого блеска, – довольно трудно, так же как уловить хотя бы намек на мягкость и доброту в выражении его лица. Выглядел он загорелым, видимо, от постоянных разъездов. Легкие морщинки у глаз и в углах рта лежали печатью пережитого. Светлые голубые глаза смотрели с экрана холодно, недоверчиво и слегка цинично – глаза много повидавшего в жизни человека. Исабель невольно сравнила Джеда Корбина – одетого в бежевый свитер и твидовый костюм – с элегантным ведущим новостей. Это был тигр рядом с котенком. Хотя передача, которую на этот раз вел Джед Корбин из Парижа, была совершенно безобидной и ему пришлось спрятать свои острые когти, хватка все равно чувствовалась.

– Убедительно! – хмыкнула Бетти. – Достоверно! Самый достоверный факт – тот, что эта тварь приносит людям одни неприятности. Ничего другого от него и не стоит ждать. – Крупная и крепкая Бетти прошагала к телевизору. Каждое ее движение было наполнено злобой и ненавистью. Она резко нажала на кнопку. Образ Джеда померк, и голос затих. Бетти снова повернулась к Исабель. – Не могу поверить, что ты решилась на такое! Ты ведь дала обещание никогда не смотреть передачи с участием этого негодяя. И что же? Не прошло и нескольких дней после похорон мистера Арнольда, как ты нарушила его приказ и свое обещание.

– Бетти, мне хотелось… – Исабель споткнулась на полуслове, увидев каменное лицо домоправительницы. Бетти придется смириться с тем, что заведенный порядок все равно изменится, но вряд ли стоит начинать препираться с ней прямо сейчас. Последние шесть месяцев жизни с Арнольдом высосали весь запас жизненных сил Исабель, ее стойкость и терпение. Главное сражение еще впереди. И к нему надо по-настоящему подготовиться.

– Хорошо, – она поднялась и двинулась к двери. – Кстати, я после обеда звонила Ларри Таунсенду, но его не оказалось на месте. Секретарша пообещала, что Ларри перезвонит мне.

– А зачем он тебе понадобился? – подозрительно глядя на нее, спросила Бетти.

Домоправительница никогда не скрывала своих чувств, не посчитала нужным и на сей раз. Но Исабель сделала вид, что не заметила ее бестактности.

– Вы прекрасно знаете, что он – поверенный в делах Арнольда. Мне бы хотелось, чтобы завтра он приехал сюда – мы обсудим с ним завещание.

– А что там можно обсуждать? – не унималась Бетти, продолжая в упор разглядывать Исабель. – Таунсенд зачитал его здесь, в библиотеке, сразу после похорон…

Исабель подавила вспышку раздражения. Она научилась за эти годы управлять своими чувствами, скрывая и гнев, и недовольство. Теперь тем более нельзя было распускаться.

– Остались кое-какие пункты, которые необходимо уточнить. – До чего же ей хотелось, чтобы Бетти наконец прекратила этот допрос и оставила ее в покое. Любая ложь давалась с таким трудом!

Насколько бы ей легче жилось под крышей этого дома, если бы ее на каждом шагу не вынуждали обманывать, с горечью подумала Исабель.

– Зачем забивать себе голову такими вопросами! Это дело мистера Таунсенда. Он блестяще с ним справится. Арнольд полагался на него во всем. Советую и тебе последовать его примеру.

Исабель показалось, что она сумела выдавить из себя даже нечто похожее на улыбку:

– Мой долг – следить за тем, чтобы воля Арнольда была исполнена наилучшим образом.

– Да, это твой долг, – нехотя согласилась Бетти. – Что ж, я позабочусь о том, чтобы ты не пропустила звонок.

– Спасибо, – Исабель постаралась, чтобы и нотки сарказма не проскользнуло в ее тоне, – даже если я ненароком засну, попросите, чтобы меня разбудили. – И она двинулась к лестнице, что вела на второй этаж. – Спокойной ночи, Бетти.

– Не забудь выпить горячий шоколад. Он поможет поскорее заснуть. Тебе надо прийти в себя.

Она знала, что Бетти совершенно нет дела до того, какой у нее сон, хорошо она себя чувствует или едва держится на ногах. Просто шоколад – один из способов утвердить свою власть. Домоправительница переняла у Арнольда приемы беспощадной тирании: по мелочам, как будто совершенно не важным на первый взгляд, но которые могли довести любого до полного изнеможения:

1
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru