Пользовательский поиск

Книга Заговор невест. Содержание - Глава 14

Кол-во голосов: 0

Истина, которой она сопротивлялась в последние сутки, внезапно предстала перед ней: она не знает, кто такой Брайен Ханрахан на самом деле потому что, как и Берни, она задавала лишь те вопросы, которые помогут сделать задуманную передачу.

Но ведь ей не обязательно продолжать это делать. Она – хороший репортер. Она знает, как надо действовать, чтобы поучить полную картину. Ей просто надо взяться за дело так, как следовало с самого начала.

А когда она сделает свою работу правильно, то узнает правду о Брайене и, может быть – всего лишь может быть, – поймет, что же она к нему испытывает в действительности.

Тара выключила воду, быстро вытерлась полотенцем, надела ночную рубашку и халат, провела щеткой по волосам и пошла по коридору к двери Финна.

Ей пришлось постучать три раза, прежде чем за дверью раздалось ворчание:

– Иду, иду.

Он натягивал футболку, открывая дверь.

– Что случилось?

– Я хочу, чтобы ты был готов выехать к шести часам. – Он оглянулся, щурясь.

– Уже почти два часа.

– Знаю.

– Куда мы едем?

– Еще не знаю.

– Прекрасно. Просто прекрасно, – проворчал он. – Мне всегда нравится рано вставать и ехать неизвестно куда.

– О, куда-нибудь мы поедем, это точно, – заверила Тара. – Мне просто надо придумать, куда именно. И что мы будем делать, когда туда приедем.

Глава 14

Брайен стоял у окна, смотрел на небо и думал, не устроить ли еще раз купание в речке на рассвете.

Совращение Тары прошло не совсем так, как он предполагал. Вместо того чтобы погасить его желание, оно лишь обострило его. Теперь он знал, что означает быть с ней.

Прежде его мучили фантазии, теперь донимали воспоминания. В темноте его спальни они нахлынули на него: запах ее кожи; прикосновения твердых сосков к его груди; ее крики; трепет ее живота под его ладонью; ее чистый, женский аромат. Он даже мог ощутить шелковистое, щекочущее прикосновение ее волос к своим ладоням, когда он держал ее голову, чтобы просто поцеловать ее в губы.

Все оставалось в нем, запечатленное в чувственной памяти, словно клеймо. Он не предполагал, что полная темнота фургона усилит впечатления, сведет его с ума. В первые же минуты всякое представление о месте и времени растворилось в страстном желании овладеть ею немедленно, здесь же. И лишь намного позже он вспомнил, что совсем не предохранялся.

Он винил во всем себя. Ему не следовало допускать, чтобы это произошло в фургоне.

Он не планировал ничего более серьезного, чем один-два поцелуя, несколько объятий с целью убедить ее поехать к нему домой. Однако ему следовало быть умнее после Балливогана. Теперь он не только не обрел прежнего контроля над собой, но, возможно, создал новые проблемы.

О Господи! Он хлопнул ладонью по оконной раме и отвернулся.

Он никогда так не реагировал на женщину. Прежде он всегда испытывал облегчение после секса. Освобождение. Даже после первого раза с женщиной он чувствовал, что сам акт служит завершением. Здесь никакого завершения не было – лишь еще более сильное желание, еще большее томление по Таре.

Что она с ним делает?

Это не имеет значения. После первого шага его курс проложен. Если одного раза с Тарой недостаточно, чтобы вернуть ему самоконтроль, то, возможно, нужен второй раз. Или три раза, или дюжина. В конце концов он придет к завершению, вернет себе свое «я», и все будет хорошо.

Потом он вспомнил, как она выгнала его вчера ночью из фургона, смущенная и так откровенно расстроенная. И он не мог ее винить в этом.

Ему надо найти ее сегодня, убедить, что он готов нести материальную ответственность – если понадобится, – и выяснить, что он может предпринять, чтобы снова зажечь ту нежную страсть, которую она так упорно стремится спрятать. На этот раз они сделают все правильно, в укромном месте, на настоящей кровати, при свете, где смогут испытать еще больше наслаждения, если только это возможно. Но на всякий случай, когда он отправится на ее поиски, он обязательно позаботится о том, чтобы презервативы лежали у него в кармане, а не в ящике письменного стола.

Телефон на стене гаража зазвонил поздним утром, и Рори выбрался из-под машины, чтобы послушать, о чем говорит Мартин.

– Он сейчас придет и посмотрит, что можно сделать. – Мартин повесил трубку и повернулся к Рори: – В булочной фургон не заводится. Крисси спрашивает, не можешь ли ты пойти туда и починить его.

– Нет проблем. Мне все равно хотелось выбраться из-под этой машины.

Рори сбросил комбинезон, соскреб с ладоней основную грязь и причесался. Потом заметил на щеке масляное пятно и намылил тряпочку, чтобы смыть его.

– Ты идешь ремонтировать машину или ухаживать? – ухмыльнулся Мартин.

– Не обязательно выглядеть как промасленная тряпка, правда?

– Эх, – вздохнул Мартин и вернулся к трансмиссии, которую чинил. – Она ждет тебя возле дома, между прочим.

Крисси шагала взад и вперед возле фургона, когда Рори собрался туда.

– Спасибо, что так быстро пришел, – сказала она.

– Спасибо, что вытащила меня из-под «форда». Давай посмотрим. – Он открыл капот и заглянул внутрь. – Заведи ее.

Крисси села в машину и повернула ключ. Мотор взвыл, но не завелся.

Он что-то сделал с крышкой распределителя зажигания.

– Попробуй еще раз! – крикнул Рори. Она повиновалась, но с тем же результатом.

– Думаю, у тебя сломался распределитель. – Он снял крышку и осмотрел его. – Да, здесь порвался провод. Тебе могут заодно понадобиться новые свечи. Их уже пора менять.

Она вышла из машины и подошла посмотреть.

– Ты можешь ее починить?

– Конечно, – ответил он, обиженный таким вопросом. – Это займет меньше двадцати минут, когда у меня будут запчасти.

– А когда ты сможешь их достать?

– Как только Мартин или я поедем в Эннис. – Он подумал. – Сегодня после ленча.

– Мне от этого толку мало. Мне надо отвезти торт в Килмихил.

– Сегодня?

– Нет! – рассердилась она. – Я всегда оставляю их на неделю-другую в фургоне и только потом везу куда следует.

– Мы нервничаем, а? – ухмыльнулся Рори. Она покраснела.

– Извини. Я начинаю паниковать. Его надо доставить туда к торжественному завтраку в честь вручения награды. Может быть, Пег позволит мне воспользоваться ее машиной. Машина Оуэна слишком мала.

– Я тебя отвезу.

– Но я… – Она замолчала и задумалась. – А ты сможешь? Ты бы мне здорово помог. Встретимся у булочной?

– Через пять минут, – ответил Рори.

Он отправился в гараж, где стояла его гордость и радость – большой старый «универсал» с деревянными крыльями из Штатов, по крайней мере так говорил его кузен, который эмигрировал в Калифорнию. Автомобиль был гораздо старше самого Рори, руль находился не на той стороне, а годовой налог на двигатель съедал непомерно большую часть его заработка, но он любил эту машину. Рори еще раз вымыл руки, проверил прическу, снова позабавив Мартина, и поехал к булочной, у двери которой его с тревогой ждала Крисси.

Он открыл заднюю дверцу и разложил заднее сиденье, пока Крисси ходила за тортом. Это был огромный торт, в коробке с целлофановым окошком сверху, так что он мог полюбоваться на сладкое сооружение внутри. Они осторожно поставили его в центр автомобиля и обложили полотенцами и пустыми коробками, чтобы не съехал, и тронулись в путь.

Некоторое время они ехали молча. Крисси почти все время смотрела на свои руки, лежащие на коленях, а Рори вел машину.

Его это устраивало. Он любил наблюдать за женщиной, когда она этого не замечает. Крисси была хорошенькой, со светлыми волосами и зелеными глазами. Округлая в тех местах, которые должны быть округлыми. И к тому же хорошо готовила. Но когда это она стала такой застенчивой?

– Ты и правда очень любезен, – проговорила она наконец.

– Мне совсем не трудно. Я не хочу, чтобы ты потеряла свой бизнес. А что это за торт?

– Шоколадно-вишневый. Оуэн испек коржи, а я собрала все вместе.

43
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru