Пользовательский поиск

Книга Заговор невест. Содержание - Глава 7

Кол-во голосов: 0

Тара услышала ритм бодхрана, как только вышла за дверь. Наверное, до этого шум мотора машины Брайена заглушал звуки барабана. Когда она подошла к пабу, веселые звуки скрипки вырвались из открытой двери, вызвав у нее улыбку. Томми играл хорошо.

И братья Джури – тоже, как она обнаружила, когда села к Финну за столик. В пабе было полно людей, дыма, шума и хорошего настроения.

И мужчин.

Во всем пабе набралось ровно пять женщин, включая Тару и Мэри Доннели, и если Тара не ошибалась, она была единственной незамужней женщиной. Она, слишком мало пробыла в пабе и не могла судить, но подозревала, что обычно выступления привлекали сюда больше женщин.

Но мужчины, казалось, этого не замечали. Они топали ногами, хлопали в ладоши, криками выражали одобрение после бурных сольных пассажей Томми. Прихлебывая пиво, Тара рассматривала толпу и вскоре обнаружила несколько грустных мужских лиц.

Она наклонилась к Финну.

– Плохо, что мы не можем снять некоторых из них.

– Кто говорит, что не можем? – прошептал Финн, похлопав по старой кожаной сумке, лежащей на столе.

Тара пригляделась повнимательнее и заметила в ее торце небольшое отверстие. Она подняла брови.

– Это то, что я думаю?

– Да.

Скрытая камера. Тара расплылась в улыбке.

– Ты умница!

– Должен же один из нас быть умницей, пока другой бродит Бог знает где. Я уже начал гадать, не остановились ли вы в какой-нибудь гостинице для страстной ночи любви.

– Тише. – Тара приложила палец и губам и покраснела. – Мы просто решили пообедать у Морана.

– Устрицы? – В глазах Финна мелькнула насмешка. – Вот это точно ни на что не намекает.

– Заткнись, грубиян! Он рассмеялся.

– Прекрасно. Тогда я не скажу тебе, что уже договорился с этими ребятами снимать их завтра в Балливогане.

– Молодец. Но нам придется позвонить в этот паб и попросить разрешения на съемку.

– В этом нет необходимости, – хитро ухмыльнулся Финн. – У меня есть связи. Несколько лет назад я встречался с одной девушкой из Балливогана. Я ездил к ней из Дублина при первой возможности. Меня хорошо знают и у Монка, и у О’Брайена.

Тара покачала головой.

– Знаешь, Финн, для деревенского грубияна ты просто чудо.

Он поднял кружку.

– Вот почему я – Финн Великолепный! – Она подняла свою и чокнулась с ним.

– За Финна Самодовольного! Пусть он подольше меня раздражает.

Глава 7

– Расскажите мне о Томми, – попросила Тара.

Было воскресное утро. Финн установил свою аппаратуру в гостиной крохотного домика, где жила Эйлин с матерью. Миссис Макенрайт ушла в гости к соседке, чтобы Эйлин меньше нервничала, но Таре пока все равно приходилось с ней трудно.

Эйлин бросила взгляд на камеру, стоящую в углу на треноге.

– Эта штука включена?

– Да, – ответил Финн. Он поднял руку и подмигнул Эйлин. – Представьте себе, что это всего лишь я сам, с одним огромным глазом.

– Это будет нетрудно. У вас обоих длинные, тощие ноги.

– Я служил моделью для экспериментального образца, разве вы не знаете?

Она рассмеялась и откинулась на спинку кресла в цветочек, и Таре наконец удалось заставить ее заговорить.

– Я знаю Томми с пеленок. Ну, с тех пор как я сама была в пеленках, во всяком случае. Он на два года старше меня. В школьные годы он был мне вроде старшего брата. – Глаза ее смотрели куда-то вдаль. – Он вечно дразнил меня из-за моих волос, а я потешалась над его игрой на скрипке. А потом, когда я стала старше, все изменилось. Мы были на танцах – не вместе, просто пришли туда каждый со своими друзьями, – и Крисси подзадоривала меня, чтобы я заставила его меня поцеловать. Это была не слишком трудная задача, как я теперь понимаю. Вот так все и началось. С тех пор мы встречаемся.

– Вы часто проводите время вдвоем?

– Каждый уик-энд. – Тара описала их обычные развлечения: кино в Эннисе, выступления в ближних пабах, пикники, танцы, визиты к друзьям. Это были типичные места свиданий в деревне, только когда Эйлин рассказывала о выступлениях Томми и его друзей, лицо ее сияло от гордости.

– Вчера вечером они играли в пабе «Нос епископа», но вы не пришли. Почему?

– Вы же знаете. Из-за бойкота. Тара улыбнулась:

– Я-то знаю. Но больше никто не знает. Эйлин бросила взгляд на камеру.

– Ох, простите. Ну, тогда, вечером, я была в такой ярости, что не знала, куда себя девать. Поэтому пошла в паб «Нос епископа». Там как раз был дамский вечер, и многие готовы были мне посочувствовать…

Эйлин не нужно было подгонять, когда она разговорилась. Тара заметила еще тогда, в пабе, что она прирожденная рассказчица. Эйлин поведала ей всю историю о бойкоте, начиная с беспокойства женщин по поводу ситуации в Килбули до той роли, которую играл в ней Брайен Ханрахан. И ее рассказ содержал как раз нужную долю раздражения, добродушного юмора и решимости.

Тара бросила взгляд на Финна, и тот кивнул в ответ. Из этого можно смонтировать прекрасный материал. Когда передачу покажут по телевидению, мужчины, несомненно, поймут и простят своих женщин.

Эйлин добралась до конца истории.

– И вот я сижу здесь и надеюсь и молю Бога, чтобы все получилось.

– У меня один, последний, вопрос, – сказала Тара. – Вы явно тяжело переживаете этот бойкот. Ваши глаза наполнялись слезами, когда вы говорили о том, как сообщили Томми, что больше не будете с ним встречаться, и как не пошли на концерт вчера вечером. Почему вы так решительно настроены довести дело до конца?

Эйлин пожевала нижнюю губу и вздернула подбородок.

– Пусть этот парень доставляет мне неприятности, но я его люблю. Я хочу выйти за него замуж, хочу рожать от него детей и состариться вместе с ним. Я сделала все что могла, чтобы это произошло. Этот бойкот – моя последняя надежда. Остается только продолжать его, пока он не поймет, что ему лучше согласиться, – или мне придется сдаться и бросить его. – Она подняла умоляющий взгляд на Тару. – Я не хочу его бросать! Я хочу быть женой Томми и посвятить жизнь тому, чтобы сделать его счастливым. Надеюсь, когда-нибудь он поймет, что я сделала это не для того, чтобы причинить ему боль или поставить в неловкое положение. Я просто больше ничего не могу придумать.

Она сложила руки на коленях и опустила глаза. Тара сделала знак Финну остановить камеру и протянула Эйлин носовой платок, который прихватила как раз на этот случай.

– Вы очень мне помогли, – улыбнулась Тара.

– Значит, мы уже закончили? – Эйлин промокнула глаза.

– Да. Видите? Все не так страшно.

– Да. – Эйлин сунула платок в карман своего кардигана и встала. – Выпьете чаю?

– С удовольствием, – ответила Тара. – Меня всегда мучает жажда после интервью, даже если я сама ничего не говорю.

Пока Эйлин возилась на кухне, Тара повернулась к Финну, который просматривал пленку на мониторе телекамеры, проверяя, нет ли на ней технических повреждений.

– Выглядит хорошо. – Он замедлил скорость до нормальной как раз в тот момент, когда Эйлин смотрела в камеру.

– … но я его люблю, – повторило изображение. – Я хочу выйти за него замуж, хочу рожать от него детей и состариться вместе с ним.

– У меня все время такой жалкий вид? – спросила Эйлин, входя в комнату с тарелкой лепешек.

Финн нажал на кнопку и выключил камеру.

– У вас вид женщины, которая любит мужчину, только и всего, – ответила Тара, проглотив комок в горле. – Томми – глупец.

– Конечно, вы должны так думать. Ведь вы женщина. – Эйлин взглянула на Финна. – Но что думаете вы?

– Я думаю… – начал Финн. Он потер ладони и бросил быстрый взгляд на Тару. – Я думаю, что сам женился бы на вас, если бы в Ирландии было разрешено многоженство.

– Бросьте. – Эйлин отмахнулась от него. – Что за вздор! Кто-нибудь хочет молока к чаю?

– Для человека, который отменил все встречи, чтобы посидеть с умирающей бабушкой, ты не слишком много времени провел вчера дома.

23
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru