Пользовательский поиск

Книга Унеси меня на Луну. Содержание - Глава 20

Кол-во голосов: 0

Она подумывала о том, чтобы не перезванивать Винсенту до завтра. «Очень радикально». Но в глубине души она знала, что ей не хватит силы воли ждать так долго. Самое большее, на что она способна, это оттянуть звонок на полчаса. Дебби сняла трубку и набрала номер.

— Слушаю. — В голосе Винсента ощущались подавленность и скука. И то и другое — хорошие признаки для обездоленного.

— Привет, это Дебби.

— Как поживаешь?

Сердце девушки переполнилось радостью. Винсента интересует она сама! Этот парень определенно умеет не только брать, но и давать.

— Я без сил, — призналась Дебби. — Я занималась на…

Винсент не дал ей договорить:

— Ты обычно звонила, чтобы рассказать о сестре.

Разочарование и унижение — вот что испытала Дебби. Ее самооценка упала почти до нуля. Она снова почувствовала себя, как в школьные годы.

— Винсент, София вышла замуж, и она счастлива в браке. Честное слово, с твоей стороны просто глупо мечтать о ней и дальше. Пора успокоиться.

— А твой отец говорил мне другое.

— Что ж, он проводит слишком много времени с Толстым Ларри и Малышом Бо, очевидно, это сказывается.

— Но еще не поздно, они могут аннексировать брак.

Дебби закрыла глаза. Она измучилась, ей хотелось спать.

— Ты хочешь сказать — аннулировать? Потому что я не думаю, что София и Бен участвуют в каких-либо политических группировках. — Внезапно Дебби осенило. Она безмерно устала от всего этого: от разговоров, которые ни к чему не ведут, от душевных ран, устала отдавать и ничего не получать взамен. — Знаешь, Винсент, я больше так не хочу. Я люблю сестру, но мне надоело все время о ней говорить. У меня есть и своя жизнь, и довольно интересная. Если ты захочешь узнать что-то обо мне, можешь позвонить, если нет — что ж, пусть у нас останутся воспоминания о том, как мы ходили на мюзикл.

— Это было в ту ночь, когда тебя вырвало на меня в такси.

— Да, — мечтательно прошептала Дебби. — Это наше единственное общее воспоминание.

Не прощаясь, она без всяких сожалений повесила трубку. Возможно, у нее просто не хватило сил, чтобы осознать в полной мере, что она сделала. Или с нее действительно довольно. Именно в такие минуты у нее обычно возникало непреодолимое желание съесть что-нибудь вкусное, ужасно калорийное и совсем не полезное. Однако сегодня все было по-другому. Дебби Кардинелла съела всего лишь рисовый кекс, забралась под одеяло и уснула. И осталась очень довольна собой.

Глава 20

— Танцующие девушки? Детка, золотко, радость моя, сладкий, я уже представляю Тони Орландо… — Тим Рибел замахал своим шифоновым боа в крапинку, потом пальцами, густо унизанными кольцами, потер виски с таким видом, будто боялся лишиться чувств. — А теперь я представляю сестер Мэндрелл, всех троих! Ой, держите меня, я падаю!

Бен в досаде попытался объяснить свое видение номера во второй раз, но его опередил Ритм Нэйшн. Сегодня надпись на футболке хореографа кричала: «Я тебя огорошу».

— Я, конечно, могу поставить номер, чтобы девицы дрыгали ногами, но по мне лучше выпустить голых черных красоток, и пусть потрясут титьками.

— Я требую прекратить курить! — вставил Роберт. — Брось и дай мне двадцатку. Сделай это!

Бен посмотрел на всех троих с выражением собственного превосходства. Он точно знал, чего хочет, и был уверен, что хотя эти создатели звезд и психи, они помогут ему добиться цели. Оставалось только понять, насколько жестко можно себя с ними вести. Он вопросительно посмотрел на Китти.

Та жестом попросила немного подождать. Угол репетиционного зала снова превратился в ее временный офис.

— Сладкий, вот что случается, когда спишь с супермоделью, — пролаяла она в сотовый телефон. — Это попало в газеты, а шестую страницу читают все. Тебе нужна анонимность? Тогда занимайся этим не со знаменитостью, а со своей секретаршей. Это так скучно, что твоя жена наверняка не заинтересуется. Или можешь переспать со мной. Я поставлю тебе выпивку. Отлично. Встретимся в полдень в вестибюле отеля «Хадсон». И учти, я слышала, что о тебе говорят, и заранее предупреждаю: твои штучки не пройдут. Китти с громким щелчком закрыла крышку телефона и решительно зашагала к остальным, восхищаясь тем, как ее груди упруго подпрыгивают при ходьбе.

— Господи Иисусе, мне что, придется обеспечить песок, волны и пляжный волейбол?

Бен развел руками.

— Я певец, а не полководец или дипломат. Попробуй ты, может, тебе удастся найти общий язык с этой троицей сумасшедших гениев.

— Нет проблем, сладкий. — Китти повернулась к Роберту Кэннону: — Сделай для Бена то же самое, что и для предыдущего клиента. Он тоже будет петь и танцевать, только, надеюсь, лучше.

Роберт послушно кивнул.

Китти нацелила взгляд на Ритма Нэйшна.

— Сладкий, тебе нужно сосредоточиться. Бен может сделать кое-какие движения, но в основном мы хотим, чтобы он просто стоял, пел и при этом выглядел сексуально. Что касается девушек, которые будут порхать вокруг него… ты, конечно, вправе допустить кое-какие вольности с хореографией, но в рамках приличий. Нам ни к чему, чтобы концерт превратился в эротическое шоу.

Ритм Нэйшн молча поднял руку, словно говоря: «Можете на меня положиться».

Настала очередь Тима Рибела.

— Сладкий, держись покрепче за свое боа. Гвоздем шоу станет песня «Путники в ночи», обработанная в стиле диско.

— Блестяще! — взвизгнул продюсер. Китти усмехнулась:

— Надеюсь, на тебе есть подгузник? Ты сейчас не выдержишь от восторга. Как бы ты описал выступление Бена Эстеза? — Она выдержала эффектную паузу. — Энрике Иглесиас встречается с Шер!

Тим Рибел был сражен наповал.

— Ой, держите меня, я падаю!

Китти улыбнулась Бену:

— Передаю эстафету тебе, сладкий. А я пошла.

* * *

С красным лаком дело застопорилось. «Страстный пурпур Жаклин» никак не желал поддаваться, словно жевательная резинка, прилипшая к полу в гостиной. Фабрика расширилась, поглотив ванную, спальню и кухонную раковину. Даже на мордочке Мистера Пиклза красовалось яркое пятно.

Мобильный телефон Софии звонил не переставая. Заказы сыпались как из рога изобилия. «Блумингдейлз», «Берг-дорф Гудман», «Сакс, Пятая авеню», «Нейман Маркус» — все жаждали заполучить «Жаклин». София уже придумывала новый оттенок лака, который как нельзя лучше описал бы ее нынешнее состояние: «Жаклин устала до полусмерти».

Безумие — вот как можно было вкратце охарактеризовать то, что творилось последние несколько недель. Компания чудесным образом пошла в гору такими темпами, о каких она и не мечтала. Во многом это произошло благодаря Крисси Крисси — поп-певице и восходящей звезде, которую продвигала Китти Бишоп. Для выступления в танцевальном клубе певица выбрала лак «Голубая грусть Жаклин», а в конце «случайно» обмолвилась о том, как ей нравится новый цвет. Эту новость подхватила «Нью-Йорк пост» в рубрике «Шестая страница». Наверное, неделя выдалась бедной на события.

Но настоящую бурю вызвала Лайза Линг, остроумная и дерзкая ведущая ток-шоу «Взгляд». Однажды утром она появилась на экране с этим лаком на ногтях и не меньше двух минут обсуждала его с другими женщинами, гостьями шоу.

Поскольку между Софией и «Берренджерз» не существовало эксклюзивного договора, она могла свободно поставлять товар в другие магазины. Говард с готовностью сообщал всем желающим ее контактный телефон. Ему было приятно сознавать, что он первым получил новый модный товар, обскакав и «Бергдорф», и «Сакс».

Дебби и Рикки, не теряя времени даром, создали страничку в Интернете, на которой в числе прочего разместили информацию о магазинах, уже закупивших «Жаклин», и о тех, кто планирует это сделать в ближайшем будущем. А как же крошечная квартирка, где жили София и Бен? Она уже служила и фабрикой, и складом, и упаковочным цехом, и пунктом отгрузки и получения заказов, а также исследовательским центром.

56
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru