Пользовательский поиск

Книга Укради мое сердце. Содержание - 4

Кол-во голосов: 0

Кевин и сам не мог бы сказать, что с ним творится в последнее время. Он никогда не был транжирой, но тут его понесло. Ему так хотелось престать перед Дженни в выгодном свете, что деньги он тратил, не задумываясь о том, что скажет брат.

— Скажи честно, ты их проиграл? — Питер снова перешел на спокойный тон, зная, что криком все равно ничего не добиться, а раз так, что толку тратить нервы.

— Да ты что! — искренне возмутился Кевин. — Ты же знаешь, что я не игрок! Да как ты мог подумать такое?

— Куда же тогда подевались деньги?

— Женщины, — только и сказал Кевин.

— Ты что, ходил по борделям? — изумился Питер.

— Ты считаешь, что потратить деньги на женщин означает только поход по борделям? Питер, женщины — дорогие существа. Они обходятся нам недешево. Одна хочет цветочек, другая колечко на палец, а третья норковое манто.

— И кому ты купил цветочек, колечко и манто?

— Никому. Это всего лишь образы.

— Твои образы стали столь реальными, что на них ушли все деньги!

Кевин виновато опустил глаза.

— Я признаю свою ошибку.

— От этого не легче, — буркнул Питер. — Мне нужны деньги, и плевать я хотел, где ты возьмешь мою долю, то есть ту часть денег, которую заработал лично я. Свои сбережения можешь тратить, как захочешь, но мои не трогай!

— Это было в первый раз!

— И в последний, Кевин!

Питер поднялся из-за столика, не доев свой обед, и ушел.

Кевин потратил деньги на девушек! Да лучше бы он играл! Еще неизвестно, что хуже. Питер никогда не подозревал в брате кутилу. Легкомысленного типа, самовлюбленного юнца, который не видит дальше своего носа… кого угодно, но только не кутилу!

4

Это был их первый безработный день. Сестры проснулись по привычке в семь утра и, поворочавшись с боку на бок, поняли, что нет смысла дальше валяться в постели. Причем решили не сговариваясь, находясь каждая в своей комнате.

Кэтрин была намного расторопнее Дженни и потому первой спустилась на кухню, даже не предполагая, что сестра тоже проснулась.

— Не спится? — весело спросила Дженни, найдя Кэтрин на кухне.

Кэтрин приветственно подняла чашку с кофе.

— Как и тебе. Привычка?

Дженни кивнула.

— Странно, — сказала она. — Я всегда любила поспать подольше, а сегодня, когда у меня есть реальная возможность валяться в постели хоть до обеда, что-то заставило меня вскочить ни свет ни заря.

— Рефлекс.

— Разве я похожа на собаку? — рассмеялась Дженни.

— Если только на очень породистую, — пошутила Кэтрин.

— Нет, — Дженни вздохнула и, налив себе кофе, села рядом с Кэтрин, — мы обе похожи на маленьких дворняжек, которых выкинули на улицу.

— Не все так плохо, как кажется на первый взгляд, — постаралась приободрить сестру Кэтрин.

— Неужели? — На лице Дженни появилось скептическое выражение. — На данный момент я не вижу в нашей с тобой ситуации ничего хорошего. И ты, и я с ног сбились, пытаясь найти работу. И что в результате? Нас везде просили подождать, так как нет свободных мест.

— Не может быть, чтобы весь персонал больницы оставили без работы, — сказала Кэтрин. — Ты же знаешь, что нам сразу же сообщат, если появится какое-то место. К тому же мы не одни такие. Еще четырнадцать медсестер остались не у дел.

— Завтра нам нужно платить за квартиру, — мрачным тоном напомнила Дженни.

На это у нас есть деньги, — Кэтрин тяжело вздохнула, — но мой оптимизм начинает иссякать, как я подумаю о том, что в следующем месяце нам придется сидеть на хлебе и воде, если мы хотим здесь остаться.

— А мы хотим, — подхватила Дженни. — потому что живем в этой не самой, заметь, дорогой квартире, хоть и в жутком районе, уже восемь лет. Если переезжать куда-либо, то в еще более неблагоприятный район. А хуже этого я даже и не знаю.

— Никуда мы не уедем, — твердо заявила Кэтрин. — Можно куда-нибудь устроиться временно.

— И куда, например? — мрачно поинтересовалась Дженни. — Посудомойкой? Официанткой? Уборщицей?

— Интересно, а что тебе еще останется делать? — спросила Кэтрин. — Или ты думаешь, что мы благополучно будем торчать без дела, пока нам на блюдечке не преподнесут прекрасное место работы в превосходных условиях?

— Не понимаю, — сказала Дженни задумчиво, слушая сестру краем уха, — почему так сложно найти работу медсестры? Ведь у нас не было с этим проблем, когда мы поступили после колледжа в нашу больницу.

— Нам помогли, не забывай. Мы же были одними из лучших студенток.

— А сейчас у нас есть опыт работы и стаж.

Кэтрин покачала головой. Она устала спорить и что-то доказывать Дженни, тем более что та и сама видела бесплодность таких разговоров.

— Ты уже забирала почту? — после минутного молчания спросила Дженни.

Кэтрин взглянула на часы.

— Когда я проснулась, было слишком рано для почты. Так что можешь посмотреть сейчас.

Дженни вернулась с ворохом счетов, которые туг же с глаз долой отложила в кухонный ящик, где их всегда потом находила и оплачивала Кэтрин. Кроме утренней газеты в почтовом ящике оказался еще и большой конверт. Дженни повертела его в руках, рассмотрела со всех сторон и нахмурилась.

— Это что? — спросила Кэтрин, изо всех сил стараясь, чтобы Дженни не заметила ее любопытства.

— Понятия не имею, — раздраженно сказала Дженни. — Точно не счет. Этот конверт из какой-то юридической конторы.

Дженни протянула конверт Кэтрин, так как всегда предоставляла сестре разбираться со скучными делами. Кэтрин вскрыла его и развернула выложенные листы бумаги. Несколько минут она внимательно вчитывалась в написанное, а потом как-то странно взглянула на сестру.

— Ну и что это? — спросила Дженни. В свете последних событий она не ждала от жизни ничего хорошего.

— Ты что-нибудь слышала о дяде Фрэнке? — спросила Кэтрин.

— О мамином брате?

— Видимо, да.

— Только то же, что и ты, — ответила Дженни, все еще не понимая, к чему клонит сестра. — А почему ты спрашиваешь? Это от него письмо?

— А что ты помнишь? — снова поинтересовалась Кэтрин, игнорируя вопрос Дженни.

— Сумасшедший коллекционер. Кажется, у него дом забит антиквариатом. Вроде как у него нет жены, нет детей, и вообще он странный.

— Да, и он всегда на Рождество и на наш день рождения присылал набор открыток с видами городов, репродукциями картин и подобной ерундой.

— Ага, меня всегда удивляло, где он их находит в таком количестве. Кстати, я даже не помню, как дядя Фрэнк выглядит.

— Мы видели его всего несколько раз, — подтвердила Кэтрин. — Он не очень жаловал свою родню.

— А к чему расспросы? Что с ним?

— Он умер.

Дженни прикрыла от удивления рот рукой.

— Надо же! Он ведь не намного старше нашей мамы. Так это письмо с соболезнованиями?

Кэтрин покачала головой.

— Ничего подобного. Это просьба прийти в нотариальную контору. Кажется, мы упомянуты в завещании.

Дженни громко фыркнула.

— Что он мог нам оставить? Портрет нашей бабушки в молодости? Ты сходи, Кэтрин, а я не пойду. Мне там нечего делать.

— Но здесь написано, что явиться должны мы обе. Иначе завещание относительно нас не будет приведено в действие. Давай сходим, Дженни, ноги не отвалятся.

— Не вижу смысла.

— Все равно нам нечем заняться, — продолжала уговаривать сестру Кэтрин. — Неужели ты не составишь мне компанию?

— Ну ладно, — проворчала Дженни. — Когда там нужно прийти в эту контору?

Сестры вышли из лифта и растерянно застыли с приоткрытыми ртами, неожиданно попав в водоворот того ритма жизни, который царил на тридцатом этаже, где должен был находиться адвокат их покойного дядюшки. Стоять долго посреди коридора, когда тебя со всех сторон толкают спешащие куда-то люди, невозможно, поэтому Дженни, опомнившаяся первой, решительно взяла Кэтрин за руку и потащила за собой в поисках указанного в извещении кабинета.

— Это здесь, — сказала Дженни, ткнув пальцем в дверь, где висела блестящая табличка с именем адвоката.

6
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru