Пользовательский поиск

Книга Судьбе навстречу. Содержание - 6

Кол-во голосов: 0

Дебби заварила чай, затем достала из холодильника пиццу и поставила в духовку. Когда блюдо было готово, она обернулась и увидела, что Питер поднял ручонки, а Чарли со смехом ловит их губами. Однако, когда счастливый отец поднял голову, нежная улыбка мгновенно сошла с его лица. Он метнул на Дебби такой угрожающий взгляд, точно собирался испепелить ее на месте.

— Какое ты имела право, — медленно произнес он, — скрывать от меня сына?

Губы Дебби невольно дрогнули, но она нашла в себе силы не расплакаться.

— Хватит закатывать сцены, — сказала она со спокойствием, для которого потребовалось все ее самообладание. — Только не здесь и не сейчас. Только не в присутствии Пита. Это лишь испугает его.

Тон ответа Чарли был более спокойным, однако смысл сказанного вполне мог сравниться с жестоким ударом.

— А тебе не кажется, что ты и так уже достаточно его напугала? — поинтересовался он, словно прокурор на суде. — Ты оставила его с практически незнакомыми людьми. Полагаешь, что Энтони можно позволять нянчиться с Питером, общаться с ним, не так ли, дорогая? Человеку, который не имеет к малышу никакого отношения? А меня он едва запомнит. Ты мне показала сына и с радостью готова вышвырнуть меня из его жизни!

Дебби почувствовала страшную усталость, голова закружилась, ноги отказывались служить.

— Я не собираюсь выяснять наши отношения сейчас, — повторила она тихо, однако на этот раз в ее голосе отчетливо прозвучала угроза.

Пит в изумлении завертел головой, переводя взгляд с отца на мать. Родители говорили, не повышая голоса, но даже такая кроха четко различала яд, который сочился из каждой реплики.

— Ссориться на глазах у малыша— это последнее, что каждый из нас хочет в эту минуту, — настоятельно заявила Дебби.

Чарли фыркнул, всем своим видом выражая несогласие.

— Неужели ты еще осмеливаешься разглагольствовать о моих желаниях и потребностях?! — выпалил он, инстинктивно поглаживая пальцем бархатистую щечку ребенка. — Не ты ли недвусмысленно дала понять, что чем скорее я исчезну отсюда, тем будет лучше для тебя?!

Пит начал хныкать. Чарли, не говоря ни слова, передал его матери. Та быстренько успокоила сынишку.

Затем, стараясь вести себя как обычно, она усадила малыша на высокий стульчик со столиком, надела на него слюнявчик и начала кормить его с ложечки, корча забавные рожицы, которые всегда веселили кроху.

Все это время Дебби чувствовала на себе обвиняющий взгляд бывшего любовника. Она видела его лицо, искаженное яростью. Еще ни разу он не выходил из себя настолько. И корни этой ярости следовало искать не в любви или ревности. Переживания Чарли гораздо больше общего имели с ненавистью.

Гнев и горечь, которые он излучал, заставили Дебби поежиться. Возможно, Чарли и сам осознал, что чересчур поддался эмоциям. Он внезапно вскочил, засунул руки глубоко в карманы кожаных брюк и направился к дверям, ведущим на пляж. Там он замер, глядя на волны, молчаливый и неподвижный.

Дебби закончила кормить Пита, дав ему напоследок тертое яблоко со сливками. Малыш радостно загукал, распробовав лакомство.

— Тебе ведь это нравится, не правда ли, мое солнышко? — заворковала мать.

Оторвавшись от малыша, она подняла голову и заметила, что Чарли пристально следит за ней, как кошка, выслеживающая мышь.

Сливки? — с удивлением бросил он. — Ты кормишь его яблоком со сливками? — Это прозвучало так, точно Дебби пичкала сынишку отравой.

Да, кормлю! — воскликнула она, защищаясь. — А что тут странного?

— Это необычно и довольно дорого, — заметил он.

Дебби хмуро посмотрела на него, отметив обвиняющий тон и осуждающий взгляд темно синих глаз.

Вот именно поэтому я и кормлю его сливками с яблоком, — фыркнула она.

Так, значит, ты его балуешь, дорогая? Намереваешься дать все, что он ни пожелает? Может, это из-за того, что ты стремишься искупить вину, так как именно ты лишила его отца?

Дебби снова покосилась на агрессивного папочку Питера.

— Ну и что, если даже это так?

Он пожал плечами.

— До года это едва ли имеет значение. Но мне кажется, что одним из основных правил воспитания детей является следующее: если ты его слишком балуешь и потакаешь его желаниям, то ребенок вырастает испорченным и неблагодарным…

Дебби возмущенно нахохлилась.

Ты наблюдал, как я обращаюсь с Питером, не более десяти минут! — прошипела она. — Да как ты можешь подвергать сомнениям мои методы воспитания сына! Как смеешь утверждать, что я плохая мать?

Я лишь заметил…

А ты сам вообще хоть что-нибудь смыслишь в воспитании детей? — все больше распаляясь, спросила Дебби.

— Нет, ничего не смыслю, — спокойно ответил он. Единственное, что выдавало его гнев, это легкое подрагивание уголка глаза. — Поскольку ты лишила меня права хоть как-то участвовать в воспитании сына. Но теперь этому конец! Я более не намерен оставаться в стороне. Тебе больше не удастся изгнать меня из жизни мальчика.

Дебби вздернула подбородок. Ее глаза качались сейчас огромными, они потемнели, как грозовая туча перед бурей. Однако гордый и грозный вид сделал свое дело — ей удалось скрыть страх.

— Уж не пытаешься ли ты меня запугать?

А может, он почувствовал, что она вот-вот сломается? Неужели именно поэтому его голос чуть смягчился?

— Нет, ничуть не собираюсь. — Он тихо покачал головой. — К чему это могло бы привести? Просто я собираюсь быть с тобой предельно искренним. Никаких игр. Никаких секретов. Если дело касается ребенка, я сообщу тебе именно то, что думаю.

— А если я откажусь?

— Ты значительно усложнишь ситуацию для всех, кто связан с этой историей, включая тебя.

Дебби беспомощно покачала головой.

— Я просто не знаю, какое решение предложить.

Чарли пожал плечами. Когда он заговорил, в его голосе вновь звучала горечь.

— Тогда, вероятно, впервые за всю историю наших отношений мы, может быть, попытаемся прийти к компромиссу. Мы не должны превращать жизнь сына в предмет торга только потому, что наш роман закончился неудачей. Ты согласна со мной?

Дебби едва не расплакалась при этих словах. Или, точнее, услышав слово «закончился». Да, их любовь в прошлом.

Теперь ситуация показалась ей даже забавной. Ведь именно она должна была бы ощущать триумф, а он— уязвленность и подавленность. Почему же они поменялись ролями? Почему она чувствует себя такой опустошенной? Неужели в глубине души она надеялась, что, узнав о сыне, Чарли вновь ощутит к ней прежнюю любовь?

Что ж, с этой надеждой придется распрощаться. Ибо, если он и лелеет планы воспитания Питера, то нельзя забывать, что она теперь для Чарлза лишь мать его сына.

6

Чарли засунул руки поглубже в карманы брюк и задумчиво посмотрел на Дебби.

— Сейчас я уезжаю, — сказал он.

В ее сердце смешались надежда и разочарование. Чтобы скрыть свои переживания, она принялась тщательно вытирать слюнявчик малыша….

— Уезжаешь? — довольно громко переспросила она.

Чарлз изобразил подобие улыбки.

— Не переборщи с эмоциями, дорогая, — прокомментировал он. Затем протянул руку и слегка взъерошил светлые волосы на макушке Питера.

Этот жест невольно заставил Дебби испытать ревность. Вместе с тем она вдруг отчетливо осознала, как сильно ранила Чарлза, скрыв факт появления на свет его сына. Поборов неловкость, она хотела было извиниться.

Чарли…

Я уезжаю на пару часов, — не дал он ей договорить. — Во-первых, я захвачу свои вещи, чтобы перевезти их сюда, а во-вторых, у меня назначено несколько деловых встреч.

О, конечно, не позволяй мне мешать твоим важным деловым встречам, — саркастически прокомментировала Дебби, поскольку ледяной тон собеседника избавил ее от чувства вины за причиненную ему боль.

Не позволю, — мрачно ответил тот. — Это совершенно не твое дело. — Чарлз холодно улыбнулся. — Я делаю это ради сына. И я обязательно вернусь — можешь в этом не сомневаться.

13
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru