Пользовательский поиск

Книга Скажи мне люблю. Содержание - Глава 9

Кол-во голосов: 0

Внезапно Бьерн ослабил объятья.

— Марта? — голос звучал удивленно. Она открыла глаза, испугавшись, что сделала что-то не так.

— Марта, скажи мне, — мягко спросил он, — если бы я не знал точно, то мог бы подумать, что… — Он запнулся, увидев испуг в ее глазах. — Мне кажется, что ты вовсе не так опытна, как говорила — это действительно так?

Она почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы.

— Да, — упавшим голосом прошептала она.

— Но зачем ты говорила мне все эти вещи? Марта, скажи мне, — он сжимал ее в руках, гладил спутанные пряди волос. — Почему ты хотела, чтобы я подумал, что ты слишком доступна?

— Я… я не знаю. Наверное потому, что я боялась, что влюбляюсь в тебя.

— Господи, Марта… — Его теплые поцелуи осушали ее слезы.

— Бьерн, прошу тебя. — Она заставила себя взглянуть ему в глаза. — Люби меня, я хочу… тебя.

Он улыбнулся, нежно проводя пальцем по ее щеке.

— Марта, ты невинна?

Она только и смогла кивнуть. Слова застряли у нее в горле, но глаза отразили все. Какое-то мгновение он раздумывал, и она испугалась, что он откажет ей. Что все то прекрасное, что только началось, закончится так бессмысленно.

Он рассмеялся, как будто сдаваясь. И нежно раздвинул ее бедра.

— Ты знаешь, что теперь тебе придется выйти за меня замуж? — пробормотал он, в голосе его послышались какие-то странные нотки.

Она подняла на него удивленные глаза.

— Но… почему? — Марта ничего не могла понять.

Он улыбнулся странной улыбкой, значение которой она не уловила.

— Не думаешь же ты, что я позволю тебе уйти? — спросил он, накрывая ее своим телом. — Ты принадлежишь мне — я хочу иметь исключительные права, заверенные печатью. Я ненавидел всех мужчин, которые, как я думал, прикасались к тебе. Теперь когда я знаю, что у тебя никого не было, я хочу быть уверенным, что никто не появится.

Она ничего не соображала. Но ей казалось, что это вовсе не причина, чтобы предлагать замужество. Но как она могла отказываться, когда она любила его так отчаянно, когда брак с ним дал бы ей то счастье, о котором она и мечтать не могла?

Она обрела дар речи, заглянув в гипнотическую глубину его серых глаз.

— Да, — прошептала она. — Да, Бьерн, я выйду за тебя замуж, если ты этого хочешь.

Он удовлетворенно кивнул и одним быстрым мощным движением овладел ей.

Она вскрикнула, ее тело напряглось. Но боли не было. Он остановился, как будто давая ей время привыкнуть к незнакомым ощущениям. Потом стал медленно двигаться, вызывая неизведанное прежде наслаждение в самой глубине ее существа.

— Тебе хорошо? — спросил он, нежно поддразнивая.

— Да, да…

— И будет еще лучше, — голос его звучал низко и страстно, обещая неизведанное блаженство. — Ты больше не будешь бунтовать, девочка. Теперь, если ты будешь плохо себя вести, я смогу заставить тебя слушаться.

— Как? — невинно спросила она.

— Вот так..

Ей казалось, что бурные волны уносят ее куда-то далеко-далеко. Ритм его становился все быстрее, и она начала двигаться сама, ее нежное тело отвечало на все требования его страсти. В ней разгоралось какое-то дикое неукротимое пламя, она стонала от наслаждения. Оба они тяжело дышали, тела их покрылись бисеринками пота, она прогнулась навстречу ему, ногти ее впивались ему в спину.

Казалось, он совсем забыл о ее неопытности, но это не имело никакого значения. Пламя страсти бушевало в ней, любовь сверкала в ее сердце, как самый чистый прекрасный алмаз. Она закричала, почувствовала, что летит куда-то, прижалась к нему еще крепче. Он сжимал ее в своих руках, и наконец мир взорвался вокруг них и рассыпался на множество осколков. И была тишина, и свет, и ветер запутался в белых муслиновых шторах.

Глава 9

Бриллиант на пальце Марты был огромный. Она покачала рукой, пытаясь поймать солнечные лучи, завороженная огнем, загоревшимся в самой сердцевине камня. Бьерн, сидевший за рулем большого мерседеса, мягко усмехнулся.

— Нравится?

— Он прекрасен! — Она счастливо улыбнулась в ответ. — Я не могу поверить, что не сплю.

— Ты не спишь, — заверил он с улыбкой. — По-моему, моя мать удивилась еще больше, чем твой отец.

— Ох, он-то решил, что это прекрасная мысль — ты как раз тот мужчина, за которого он всю жизнь мечтал выдать меня замуж, — поддразнила она. — Хоть раз в жизни я должна была сделать то, что он хотел.

Перед ними расстилалась широкая, прямая дорога, и Бьерн снял руку с руля, чтобы пожать ее пальцы.

— Надеюсь, что вы найдете взаимопонимание, — сказал он. — Очень грустно, что отец и дочь так далеки друг от друга.

— Да, — выражение ее лица изменилось. — Надеюсь, что твоя мать одобрит твой выбор, — прибавила она нервно. — А вдруг она решит, что тебя надули?

Серые глаза заискрились смехом.

— Она слишком хорошо меня знает, чтобы подумать такое. Конечно, ей потребуется какое-то время, чтобы свыкнуться с моим новым семейным положением, но я уверен, что ты ей очень понравишься.

— Я тоже надеюсь. — Она посмотрела в окно на расстилавшийся ландшафт. По обе стороны дороги до линии горизонта расстилались поля. Изредка мелькали домики с островерхими крышами, небольшие рощицы, белые деревянные мостки пролегали через рвы, делившие поля на аккуратные прямоугольники.

Они ехали навестить маму Бьерна. После смерти его отца она поселилась в деревне неподалеку от Стокгольма, где прошли ее детство и юность. Сын позвонил ей, чтобы сообщить о своем обручении, и она пригласила их на воскресный обед.

Наверняка это было для нее большой неожиданностью, подумала Марта. Она никогда не слышала о датчанке, с которой встречается ее сын, и вдруг он заявляет о помолвке! Что она могла подумать? И одобрит ли она его выбор?

На Марте было то самое синее платье в горошек, которое она надевала на встречу с отцом. Она подобрала свои непослушные кудри и перевязала их шелковым бантом в тон платья. В конце концов, этот цвет шел ей, подчеркивая синеву глаз.

Действительно, сложно было поверить в то, что случилось, что она была обручена с Бьерном. Может быть, все произошло слишком быстро — прошло всего три дня, как он сделал ей предложение. Наверное, ей нужно время привыкнуть к этой мысли.

Но почему все-таки он сделал ей предложение? Даже теперь она думала над этим. Вряд ли потому, что чувствовал ответственность перед ней после того, как лишил ее невинности. Он не был настолько старомоден. И все же… он так и не сказал, что любит ее. А она была настолько счастлива от мысли, что выходит за него замуж, что не обратила никакого внимания на эту неувязочку. Но может ли она не обращать на это внимание и дальше?

Она украдкой посмотрела, скрывая взгляд под ресницами. Он был настолько поглощен дорогой, что, казалось, даже забыл о ее присутствии. Эти три дня он вел себя, как обычно. Если она ждала, что он забросит все дела и полностью посвятит свое время ей, то она сильно заблуждалась.

Конечно, когда он был с ней, это было чудесно. Они занимались любовью так, как будто все для них впервые — впрочем, для нее это действительно было впервые. Но для него… Не было никаких сомнений, что у него был большой опыт по этой части. Сколько женщин было в его жизни? Кроме этой рыжеволосой, как ее… Изабель.

Она нахмурила брови, вспомнив о красавице француженке. Что-то было не так. Она была достаточно разумна, чтобы признать — хотя она и была хорошенькой, но у нее не было того шика и элегантности, что, должно быть, так нравились Бьерну.

Почему же он решил жениться на ней, а не на Изабель? Верно, он был не слишком расстроен, когда их отношения прекратились. Что же он тогда сказал? Что это были не те отношения, о каких она думала. И что он имел в виду?

Эти мысли вертелись у нее в голове, когда они съехали с автострады и свернули на узкую двухполосную проселочную дорогу. Вдоль дороги пробегала речушка, а впереди, полускрытые густой листвой, виднелись черепичные крыши небольшой деревеньки.

25
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru