Пользовательский поиск

Книга Скажи мне люблю. Содержание - Глава 4

Кол-во голосов: 0

Может быть, она слишком худенькая? Грудь у нее была маленькая, бедра совсем мальчишеские — может, он предпочитает более зрелые, женственные формы? Повернувшись спиной и изгибаясь через плечо, она рассматривала свою попку — Оле много раз говорил ей, что это ее главный козырь…

Девушка раздраженно покачала головой. Она что, с ума сошла, в голову такие мысли лезут? Все его сотрудники были абсолютно уверены, что она новая любовница, водворившаяся в его квартире. Может быть, он тоже уверен в этом? До тех пор, пока она не до конца разобралась в его намерениях, ей надо вести себя поосторожнее.

Она быстро завернулась в полотенце, придерживая концы его рукой, и, открыв дверь, шагнула в спальню… Бьерн с ленивым видом рассматривал ее картины, прислоненные к стене.

— Какого?.. Что вы здесь делаете? — задохнувшись от удивления, спросила она. — Вам никогда не приходило в голову сначала постучаться?

— Я стучал, — спокойно ответил он. — Никто не ответил, я подумал, что вы ушли.

— О… — Она заметила, что он разглядывает портрет Клары. Внезапно она поняла, каким ребячеством и глупостью было думать, что эта картина шокирует его. Этим его не удивишь — он видел и не такое, и не один раз.

— Я подумал, не будете ли вы так добры сложить свои вещи более аккуратно, — с преувеличенной вежливостью произнес он. — Моя гостиная выглядит так, как будто в ней проходили скачки с препятствиями.

Через дверь она посмотрела в большую комнату. Надо было признать — он имел полное право жаловаться.

— Прошу прощения, — сухо извинилась она. — Я постараюсь все убрать, единственное — мои цветы… — Она взглянула на него трогательно просящим взглядом. — Они должны быть на свету, а на подоконнике места не хватает.

— Некоторые цветы вы можете оставить в гостиной, — разрешил он.

— Спасибо большое. — Она чувствовала себя неуверенно под его взглядом — в нее как будто вонзились раскаленные иглы. И то, что он выглядел таким холодным, совсем не помогало. Интересно, сможет она растопить этот лед? Марта бросила на него многообещающий взгляд из-под ресниц. — Вы так добры, что позволили мне жить в вашей квартире, — промурлыкала она нежным голоском. — А вы не боитесь, что я стащу у вас что-нибудь?

— Нет, — ответил он спокойно. — Я попрошу Ингрид заказать для вас ключи. Единственное, о чем я вас настоятельно прошу, — не злоупотребляйте моей добротой — не водите сюда ваших мальчиков.

Победа!

— Вы ревнуете? — протянула она так насмешливо, как только могла. Он сухо улыбнулся.

— Мне так не кажется. Могу я рассчитывать, что вы примете это условие?

Марта рассмеялась. Она была довольна, что обнаружила слабое место в его обороне, и на радостях не заметила предостерегающего блеска серых глаз.

— Вы действительно ревнуете? — настаивала она, невольно подходя к нему ближе. — Вы просто сами хотите уложить меня в постель!

Он покачал головой.

— Хочу, чтобы вам стало абсолютно ясно — я вовсе не собираюсь злоупотреблять положением, в котором вы оказались. Вы можете быть в этом уверены.

Но единственное, о чем она могла думать, это о том, как он ласкал ее, как он целовал ее. Все, чего она хотела, это чтобы он снова обнял ее.

— Но вы же хотите меня, — почти просила она, глядя ему в глаза затуманенным взором. — Я знаю, что это так.

Только на одно прекрасное мгновение ей показалось, что он готов признать это. Но он не принял ее игру. Его глаза смотрели презрительно холодно.

— Благодарю за предложение, — насмешливо улыбнулся он. — Боюсь, что должен отказаться. Честно говоря, меня никогда не привлекала общедоступность.

Марта с ужасом ощутила, что полотенце соскользнуло вниз, открывая ее порозовевшие от горячей воды маленькие груди с призывно набухшими сосками. Щеки ее запылали от стыда.

— Вы что думаете, я лягу с вами в постель? — бросила она, злясь, что попала в такое унизительное положение. — Вы мне в отцы годитесь!

Он улыбнулся с убийственной невозмутимостью.

— Ну не совсем в отцы, — возразил он. — Но вы действительно слишком юны, чтобы заинтересовать меня. И, как я уже сказал, слишком доступны. Возможно, когда вы будете постарше, то станете более утонченной, более загадочной — это очень привлекает мужчин. Но пока вы всего лишь хорошенькая куколка, которая надоест мне задолго до утра.

Он повернулся и спокойно направился к двери. Марта вся кипела от злости, она схватила первое, что подвернулось ей под руку, и швырнула в него, промахнувшись лишь на несколько сантиметров. Он бросил на нее насмешливый взгляд и посмотрел вниз — во что превратился его сверкающий паркет.

— Не повезло, — поддел Бьерн. — Один из ваших драгоценных цветков. Хотя, может быть, еще не все потеряно — попробуйте посадить его в другой горшок. Увидимся вечером — я обедаю не дома, но у вас, должно быть, есть и свои планы.

Он ушел, закрыв за собой дверь. Марту трясло от злости, она чуть не плакала. Никто, никто еще не говорил с ней так. Но она заслужила это, с горечью призналась девушка самой себе. Она дала ему повод думать о себе так плохо. В том, что он считал ее потаскушкой, она могла винить только себя.

Глава 4

Почему люди напиваются для удовольствия? Марта на секунду прикрыла глаза, но голова у нее кружилась. В дискотеке было шумно и жарко — зачем она вообще сюда пошла? Ей никогда не нравились такие места.

— Эй, Map, пошли потанцуем!

Она снова закрыла глаза — только ей Оле не хватало в ее состоянии. Но он бесцеремонно поднял ее со стула.

— Давай, надо же отметить, что нас отпустили. Я уже почти не надеялся на это.

— Иди лучше к Кларе, — пыталась протестовать Марта. Она сделала несколько спотыкающихся шагов, голова у нес плыла.

— Клара усвистела с каким-то придурком из Осло, — презрительно фыркнул Оле. — Она думает, что я приревную.

Марта взглянула на него мутноватыми глазами.

— Тебе же только лучше будет, если она тебя бросит. Ты же ни одной юбки не пропускаешь.

Он засмеялся с деланной беспечностью.

— Ну она же прекрасно знает, что это ничего не значит, — возразил он.

— Ты уверен?

— Конечно. Я ни с кем не имею ничего серьезного — я люблю Клару!

— А ты ей об этом когда-нибудь говорил? Он глуповато ухмыльнулся.

— Вообще-то нет. Но она не понимает, что иначе я не общался бы с ней так долго. Я прежде ни с одной девчонкой не встречался столько времени. Ладно, пошли отсюда, — добавил он, меняя тему, он чувствовал себя немного смущенно. — Здесь слишком жарко для танцев. Давай лучше еще выпьем.

— Нет. — Она упиралась, когда он пытался провести ее через танцующую толпу. — Мне и так уже хватит. Я лучше пойду домой, — добавила она, скорчив рожицу. — Уже поздно, и если я разбужу Бьерна, то он разозлится до чертиков.

— Ну ладно, — неохотно согласился Оле. — Я тебя провожу.

Она попыталась покачать головой, но от этого она у нее еще сильнее закружилась. — Нет, нет, со мной все в порядке, — протестовала она. — Я прекрасно доберусь сама.

— Я тебя все-таки провожу, — настаивал Оле с необычной для него галантностью. — Не могу позволить тебе в таком состоянии идти по улице.

Она не спорила. Не очень приятно это признавать, но она действительно перебрала. Не хватало только свалиться с моста по дороге домой. Из двух зол Оле был меньшим.

Свежий воздух подействовал на нее, как удар тяжеловеса, отправившего соперника отдохнуть на канаты. Оле схватил ее под руку, поддерживая.

— Может, лучше поймать такси, — предложил он. — Уже первый час, трамваи не ходят.

— Нет, я лучше пройдусь. Это меня чуть-чуть отрезвит. К тому же здесь недалеко.

Они зашагали, покачиваясь, Оле тоже был не сильно трезв. Марта уже жалела о том, что она натворила. Она не собиралась возвращаться так поздно. Она ушла из квартиры прежде, чем Бьерн вернулся с работы, и отправилась искать своих друзей, чтобы выяснить, чем она может помочь тем, кого, все еще держали под арестом.

10
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru