Пользовательский поиск

Книга Школа для толстушек. Содержание - Три раунда вничью

Кол-во голосов: 0

– Если тебя интересует космическая медицина, то у меня есть знакомые, блат, как ты выражаешься, – поджала губы Ира.

– Обиделась? Ну, что ты надулась? Не сердись. У меня день такой – всех покусать готова. А еще дома подарочки, на земле и в под… – чуть не проговорилась Ксюша.

Она высунулась в окно и обругала очередного водителя, но уже без вдохновения, а чтобы заполнить внезапную паузу.

Негласно объявленная за завтраком политика мирного сосуществования враждующих сторон получила свое продолжение вечером. После ужина, прошедшего в молчаливо-официальной обстановке, мужская компания решительно отгородилась от женской у телевизора. Потепления климата не наблюдалось и в последующие дни.

Ирина и Поля восхищались Ксюшиным умением запросто открывать двери и вести переговоры. На ее месте Поля не связала бы двух слов, а Ирину пришлось бы тащить на аркане. Но Ксюша относилась к этому просто. Для нее все собаки были собаки, как Дуня, Сара и Лиза. Все люди были люди, как Марк или Вася. Чего стесняться? Прежде она не испытывала страха перед животными, теперь не стеснялась перед собеседниками. Конечно, опыта делового общения у Ксюши не имелось, но постепенно он накапливался. Она не только сама чувствовала за спиной силу – миллион, по глазам собеседников видела, что они заглядывают ей за плечи и купюры подсчитывают. Не будь такой поддержки, Ксюша, вероятно, вела бы себя скромнее и не швыряла бумаги на переделку. И в то же время она четко усвоила, что бизнесмены и чиновники – не боги, и горшки обжигают с браком, с ними ухо востро держать надо. А в ней, в Ксюше, пробивная мощь горного комбайна спрятана – можно уголь добывать.

Подруги не догадывались, что, кроме дел, связанных с приютом, Ксюша по другим вопросам общается с преступными авторитетами. Если бы узнали, наверно, упали в обморок.

Как и толстяк, бандит в законе язвенник и серый старенький мышонок Ксюше, точнее, Костику в помощи отказали. Они пренебрежительно отозвались о ее фраерке муже, который шестерил, когда люди делом занимались.

Костик метался по подземелью и лихорадочно вспоминал имена братков рангом ниже, к кому можно обратиться. Ксюша поняла, что будет еще долго знакомиться с бандитской Москвой и безо всякой надежды на успех. Нужно было придумать другой ход. Костик ничего подсказать не мог. И хотя он смертельно надоел Ксюше, она мечтала поскорее от него избавиться, оформить развод и навсегда забыть, но все-таки призвала его к терпению.

– Не мельтеши! Они сказали, что подумают, – соврала Ксюша. Теперь она чаще говорила неправду, чем была искренней. – Я оставила номер своего сотового телефона и электронный адрес. Жди и молчи в тряпочку!

Сама того не подозревая, Ксюша отчасти оказалась права. Только по причине неопытности она не сообразила, что, если приходит к волку и предлагает овцу, а он отказывает, значит, лукавит, притворяется. Или это не волк.

Всех троих бандитских авторитетов она попросила оставить разговор в секрете. «Само собой», – ответили ей. Но никто не собирался держать слово. Как токи слабой величины, по закрытым проводкам побежали слухи. Хотя Ксюше отказали, реанимация Красавчика обсуждалась на тайных сходках, просчитывалась вероятность успеха и выгода, которую сулило низвержение Наветова. Или, напротив, шантаж Наветова, мол, Костик тебя беспокоить не будет, но ты портфельчик с акциями открой, поделись с хорошими людьми. Словом, вариантов обсуждалось много, и все три локальные сети включили генераторы и счетные машины. Их электрические поля еще не пересекались, до Наветова разряды не доходили, но это был только вопрос времени.

Самое печальное, что Ксюше не с кем было посоветоваться. Она напрягала собственные мозги и эксплуатировала свой скудный опыт. С ней почтительно разговаривают, потому что в кармане миллион – приманка. А Костик пытается поймать рыбку на пустой крючок. Рыбы слуха не имеют и басни не едят. Значит, нужно пообещать, юридически грамотно и правильному человеку, большой куш.

Но остолоп Костик даже не знал, каким имуществом он владел.

– «Пять миллионов дам, десять миллионов дам», – в сердцах передразнивала его Ксюша. – Идиот! Ты даже не знаешь суммы своих активов! Бизнесмен хренов! Кто так дела ведет? Хоть бы пришел и меня спросил!

Ксюша уже забыла, что во времена триумфа Костика ее интересы дальше собаководства и выпивки не распространялись.

Авторитеты на связь не выходили, но позвонил Наветов.

– Откуда вы узнали номер моего сотового? – напряглась Ксюша.

– Помилуйте, дорогая Ксения Георгиевна! На любом рынке можно купить компакт с абонентами сотовой связи. Давненько мы не виделись. Бумаги накопились, подписать надо. Не заглянете на минутку?

– Хорошо, я завтра приеду. В семнадцать ноль-ноль устроит?

– Отлично! Жду вас с нетерпением. До свидания! Ксюша тут же набрала телефон юриста и задала ему вопрос:

– Если я акционер общества, как называются бумаги, которые я могу потребовать и узнать стоимость всего предприятия?

Три раунда вничью

Прошло без малого три месяца с тех пор, как Ксюша впервые оказалась в офисе Наветова. Выражение «Нельзя войти в одну и ту же реку дважды» означает, что человек меняется через любое мгновение жизни, а воды утекают, уступая место другим. Ксюша не просто изменилась на неуловимое мгновение – одна стала другим человеком. Ей даже странно было вспомнить себя в этих стенах – толстую злую неряху с похмелья, равнодушно шествующую по коридорам и не отвечающую на приветствия. Теперь она внимательно оглядывалась по сторонам, отмечала ковровое покрытие, имитацию дубовых панелей на стенах, спрятанные в нишах светильники – детали ремонта, которые мысленно накапливала для разговора с дизайнерами и строителями. В ее приюте ремонт будет сделан с иголочки, и надуть себя с отделочными материалами она не позволит. А что, если договориться с кем-нибудь, чтобы бесплатно сделали? Как благотворительную акцию? Хорошая мысль, запомнить. Но пока не до ремонта, впереди Наветов.

– Выглядите изумительно! – Он в восхищении склонился над ее рукой, поцеловал воздух у кисти.

– Спасибо, – растянула Ксюша губы в улыбке. – Как поживаете?

– Вашими молитвами. Коньяк, виски, джин? – Наветов сделал приглашающий жест в сторону предусмотрительно выставленных напитков.

– Я не пью. – Ксюша бросила равнодушный взгляд на батарею бутылок.

Наветова ее заявление разочаровало, но он не показал виду и продолжал играть в гостеприимство:

– Тогда чай, кофе? Бутерброды?

– Стакан воды без газа, пожалуй.

Ксюша села в кресло, закинула ногу на ногу. Поза, недоступная ей три месяца назад, – живот мешал. Наветов опустился в кресло напротив.

– Не устаю удивляться переменам, случившимся с вами, – льстиво улыбнулся он. – Простите мое любопытство, но не наша ли первая встреча послужила толчком к чудесным метаморфозам?

– Можно и так сказать, – согласилась Ксюша.

– Тогда позволю себе нескромно порадоваться тому, что из вестника плохих новостей я в определенном смысле стал крестным отцом прекрасной женщины.

«А дальше что? – подумала Ксюша. – Домами предложишь дружить? Зачем ты вызвал меня? Неужели просочились слухи, что Костик жив, и ты хочешь переманить меня на свою сторону? Прямо ты не скажешь, будешь кружить, как шакал. Я не тороплюсь, побегай».

– Как вы распорядились наследством? – поинтересовался Наветов.

– Кирилл Сергеевич! – удивилась Ксюша. – Разве принято задавать такие вопросы?

– Ах, бросьте. – Он по-свойски махнул рукой. – Вся Москва знает, что вы благотворительный фонд зарегистрировали. Очень мудрое решение. Кто подсказал?

– Гражданская совесть, – честно ответила Ксюша. Наветову показалось, что она послала его на три буквы.

Крепкая штучка. Но мы и не таких раскалывали. Зайдем с другой стороны.

– Я спрашиваю лишь потому, что и у меня есть гражданская совесть. – Он выделил последние слова и хитро подмигнул. – И планы заняться благотворительной деятельностью. С удовольствием поучаствую материально в делах вашего фонда.

52
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru