Пользовательский поиск

Книга Школа для толстушек. Содержание - Наветов и компания

Кол-во голосов: 0

В оперативных разработках данная группировка не значилась, но у четверых задержанных были паспорта на фамилию Воробьев. Запросили сведения в вышестоящих организациях, а допросы отложили до завтрашнего дня.

На следующий день их вызволил брат Игорь, сменившийся с дежурства. Он рассказал коллегам, зачем мужики отправились в управу, и в отделении милиции стоял громовой хохот. Такого у них еще не было: сватов захватили! Их выпускали из кутузки под насмешливые просьбы: на свадьбу пригласите!

Ночь, проведенная на нарах, еще более сплотила компанию. Хотя перед ними никто не извинился, они понимали, что с самого начала ввязались в сомнительное мероприятие. Оно обернулось приключением, на которые жизнь не богата, воспоминаний и пересказов хватит надолго.

Неясным оставался только один вопрос, он же самый главный. Напрасно, что ли, парились? И что женам сказать? Они башку прогрызут – тебе ничего поручить нельзя, заставь дурака Богу молиться, он в милицию попадет.

После короткого совещания решили дожать Скворцова или, по крайней мере, услышать от него внятный ответ. Колонна маршем двинулась в сторону управы, совершив короткую остановку у палатки с прохладительными напитками. Теперь инициативу взял на себя Игорь.

Он вошел в кабинет, представился:

– Сержант Воробьев, – рука к козырьку. – Вы гражданин Скворцов? Проследуйте, пожалуйста, за мной.

Фамилия сержанта Скворцову не понравилась, но он решил, что органы желают уточнить детали покушения.

Когда он проследовал за милиционером на детскую площадку, ему не понравилось еще больше. Вся вчерашняя компания, в полном составе! Сидят на лавочках, сломанных качелях и каруселях. Пьют пиво из бутылок и банок. Скворцов резко повернулся к сержанту, тот протянул ему бутылку:

– Выпей. Давай поговорим как люди, по-мужски. Тебя как зовут? Илья? Ребята, это Илья! Не робей, здесь все свои.

К строптивому жениху не применяли мер насилия, не выкручивали руки и не приставляли нож к горлу. Его попросили привести аргументы «против», против женитьбы. Хотя напомнили, что позорно в кустах отсиживаться, когда девка от тебя понесла.

Поначалу Илья Скворцов возмутился: моя личная жизнь, никто не имеет права вмешиваться, не желаю обсуждать. Его утихомирили. Не ершись, мы тоже не груши околачиваем, отгулы взяли и за свой счет, к тебе приехали, ладно, пусть недоразумение с милицией вышло, мы зла не держим, ситуацию твою понимаем, давай говорить по существу вопроса (это Васю вспомнили).

Разговор плавно перетек в павильон-шашлычную у метро, где сдвинули столики и попросили повесить на входе объявление: «Извините, сегодня у нас спецобслуживание».

Немногочисленный персонал шашлычной – официантка, бармен, повар и уборщица – прятались за стойкой бара и подслушивали странную беседу.

Симпатичный молодой человек в белой рубашке и при галстуке сидел во главе стола и ответствовал перед разношерстной и разновозрастной публикой мужского пола.

– Пойми, Коля, то есть Петя, то есть Саша… Да, все вы поймите! В мои жизненные планы не входила женитьба!

– Старик! – отвечали ему. – Годом раньше, годом позже – нет разницы.

– Мы с Зоей еще плохо знаем друг друга.

– Больше, чем ты про нее узнал, не бывает.

– От ребенка я не отказываюсь. Готов подтвердить отцовство и платить алименты.

– Само собой. Но зачем тебе с конца начинать – сначала алименты, а потом женитьба? Поживите, оно и стерпится. Ребенок – это сила! Наследник. Бутуз. Первый раз на руки возьмешь – дух захватит. Никакая рыбалка и охота не сравнится.

– Материально я не готов содержать семью.

– Поможем!

Уборщица, помнившая советские времена, тихо сообщила сослуживцам, что это товарищеский суд. Раньше, если жениться не хотели, партийная, профсоюзная организация разбирали или товарищеский суд. Как время далеко шагнуло! Теперь на открытом воздухе песочат. Да и то сказать, выговор куда занесешь? Вот и наступил гуманизм – жениться под пиво и шашлыки уговаривают.

Под не агрессивным, но массированным напором клана Воробьевых Илья Скворцов сдался. Что он теряет, в конце концов? Ничего, кроме свободы.

Вечером Зойке доставили жениха, почти трезвого и настроенного на испытания преимуществ семейной жизни, отцовства и большой дружной родни. Конвоировали его не всем составом, а выделили трех делегатов – Игоря, Леню и Витю.

У каждого из «сватов» при отчете перед женой невольно получалось так, что именно его роль была заглавной: поведение при задержании смелым и отчаянным, а речи толковыми и умными. В ответ они получали от жен восхищенные охи-ахи, улыбку, обещавшую некоторый период жизни без занудства и сварливости, а также искренние уверения – без тебя остальные точно бы не справились!

Вася, узнав об этой авантюре, мысленно поблагодарил Бога и ребят, что его сия чаша миновала. А потом хвастливо подумал: «Неправильно действовали. Не знают правил общения в учреждениях. Надо было представиться, на общие темы поговорить, а затем уж к существу вопроса постепенно переходить».

Поля помирилась с Зойкой. На квартире у Лены, которая между Полей и Сашей, сестры организовали им встречу, предварительно поставив Зойке ультиматум: в ногах валяйся, но чтобы она тебя простила. До крайностей дело не дошло. Зойка повинилась, что-де раньше она была беспутной и совершала ошибки, а теперь, беременная, одумалась и хочет быть такой же честной и порядочной, как все ее шесть сестер, как мама была. При воспоминании о маме сестры всплакнули. Каждой досталась только частица маминой любви, но она была дороже всех бриллиантов мира.

Поля Зойку простила, и в знак примирения они расцеловались.

Наветов и компания

Кирилл Наветов согласился на Ксюшины условия и оставил ей пять процентов акций не потому, что испугался ее угроз и наличия наследников. Ему был выгоден подобный расклад при взаимоотношениях со старыми партнерами.

От Ксюши требовалось подписать некоторые бумаги, но к ней не могли дозвониться. Наветов отправил по знакомому адресу своего помощника. На звонки в дверь тоже никто не ответил, и собачьего лая не слышалось. Помощник решил навести справки у соседей.

Мария Гавриловна рассмотрела его в глазок – узнала бандита, который пистолем размахивал. Вместо того чтобы открыть дверь, она стала задвигать засовы и орать, что сейчас вызовет милицию.

– Бабуля! – кричал через дверь помощник. – Я только хотел узнать, когда бывает дома Ксения Георгиевна.

– Ничего я не знаю! Уехала на дачу. Я ноль один набрала. Алло! Милиция? Пожарная? А милиция по какому номеру? Спасибо!

– Скажите, когда она вернется или где расположена дача.

– Милиция! Ко мне в квартиру рвется бандит с пистолетом! Ничего не знаю! Уехала с мужем Костиком и собаками. Это я не вам! Адрес? Сейчас. Индекс забыла.

Визитер поспешил удалиться.

Он отчитался перед Наветовым: найти Самодурову не удалось, чокнутая старуха соседка заявляет, что собачница с покойным мужем живет на даче.

– Найди в документах адрес коттеджа, который мы прозевали и он неожиданно выплыл при вступлении в наследство, – приказал Наветов и надолго задумался.

Он хорошо знал сильные и слабые стороны своего мышления. Он не обладал звериным чутьем Костика или потрясающей интуицией, которая помогает некоторым счастливчикам в космическом хаосе увидеть путеводную звезду. Но Кирилл был аккуратистом и формалистом. Он не допускал работы спустя рукава и небрежности. Тщательно проверял и перепроверял каждый свой шаг. В школе и институте, каких бы усилий ему ни стоило, он решал уравнения до победного правильного ответа. Его передергивало от брезгливости, когда он видел куриные тушки, плохо ощипанные, с редкими тоненькими белыми волосками. Пинцетом! Пинцетом заставлять выщипывать!

В большом бизнесе не обойтись без крупных рисков. Но Наветов так устраивал, что головой и финансами рисковали другие, а его интересы многократно страховались. О нем говорили: там, где прошел Наветов, пылесосу делать нечего. Он тратил много времени на тщательный анализ возможных проблем и разработку мер их устранения, но его усилия вознаграждались сторицей.

48
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru