Пользовательский поиск

Книга Школа для толстушек. Содержание - Заложники

Кол-во голосов: 0

– Меня сразу узнала! – воодушевился Вася. Но его отвлекла Ирина, втянув в разговор о перспективах градостроительства.

В поселок въехала кавалькада машин и остановилась, растянувшись по всей улице.

– Сейчас гулянка начнется, – сказал Олег.

– Пойдемте в дом, – предложила Ксюша.

– Вы видели подземелье? – спросил Лева. – Между прочим, там один экран на пульте мигает.

Мужчин заинтересовали катакомбы под домом, и туда отправилась экскурсия. Лева не присоединился, сославшись на то, что нужно собак кормить.

Спускаясь вниз, Ксюша, Поля и Ирина наперебой рассказывали, каких страхов натерпелись, оказавшись здесь в первый раз. Осмотрели помещение, покачали головами – действительно, бандитское убежище. Всех заинтересовала комната с пультом. Один экран мигал, как включенный телевизор без изображения. Марк пощелкал тумблерами, покрутил настройки, изображение появилось – участок с левой стороны дома. Очевидно, камеры наблюдения хорошо замаскированы, никто их снаружи не замечал. Марка попросили оживить остальные пять экранов – интересно, что они показывают. Но его усилия были тщетны, мониторы не включались.

Вдруг динамик взорвался громким треском. Женщины ойкнули, Марк от неожиданности отдернул руки.

– Сохраняйте спокойствие! Сохраняйте спокойствие! – Динамик хрипел низким загробным голосом. – Дом захвачен исламскими террористами-фундаменталистами. Сохраняйте спокойствие, и мальчик останется жив!

Марк пулей вылетел из комнаты, взлетел по лестнице и стал биться в дверь. К нему присоединились Олег и Вася. Они дергали за многочисленные внутренние запоры, били в дверь плечами, но она была закрыта снаружи и даже не шелохнулась под их ударами.

Марк выкрикивал проклятия, звал сына и в кровь разбил косточки пальцев. Поля захлебывалась рыданиями, Ксюшу било в лихорадке. И только Ирина сохраняла странное спокойствие. Она нахмурилась, сосредоточилась, но никак не походила на убитую горем мать.

Заложники

– Марк! Иди сюда, мне нужно с тобой поговорить! – позвала Ирина.

Он не слушал. Убедившись в бесполезности попыток освободиться, бросился в комнату с пультами и стал орать в микрофон:

– Подонки! Только троньте моего сына! Лева, ты слышишь меня? Лева! Не волнуйся! Сынок, держись, тебе придут на помощь! Сволочи! Отвечайте!

Ирина повернулась к друзьям, которые, замерев, наблюдали за Марком:

– Извините, но я попрошу вас выйти. Мне нужно поговорить с мужем.

Марк охрип от крика. Ирина тронула его плечо:

– Успокойся!

– Ты! – Он повернул к ней лицо, белое от ярости. – Ты! Такая невозмутимая! Когда наш сын…

– Марк, я думаю, я почти уверена, что это сделал Лева. Специально.

– Что? Что ты говоришь?

– Во-первых, этот преобразователь голоса, – она старалась держать себя в руках, но горло вибрировало от волнения, – я сама его купила. На тот случай, если в дверь позвонят незнакомые, а Лева будет один дома. Ему очень нравилась игрушка, он соседей до обмороков чуть не довел. Сторожил, смотрел в глазок и, когда кто-нибудь появлялся на лестнице, орал: «Руки вверх!» И все поднимали руки, представляешь? Во-вторых, никакие злодеи не станут называть себя газетными штампами, то есть исламистами-террористами-фундаменталистами. Согласись, звучит нелепо. И в-третьих, самое главное. На столе в большой комнате я нашла вот это. – Она показала небольшой флакон. – Контейнер для хранения моих контактных линз. Лева знает, что без очков я слепа, как сова, а линзы, не погруженные на ночь в специальный раствор, испортятся. Проявил заботу, – нашла силы усмехнуться Ира.

Марк не мог ей поверить:

– Зачем? Зачем ему было это делать? Слишком жестоко для детских шалостей.

– Я могу только догадываться. Марк! Мы должны доверять своему сыну! Он знает, что я разгадаю его ребусы, мы с ним любим решать детективные задачи. Он не хотел, чтобы ты так переживал. Посмотри на ситуацию с другой стороны. Наш сын проявляет заботу о людях.

– Ты отдаешь себе отчет в своих словах?

– Полностью. Он обеспокоен размолвкой Поли и Васи и таким образом надеется их помирить.

– И заодно свести отца в могилу?

Ирина хотела сказать, что, к сожалению, они давно не живут вместе, Марк плохо знает сына. Но, глядя на полуживого мужа, воздержалась от упреков и предложила ему отдохнуть в одной из комнат.

Поля, Вася и Ксюша сидели за столом. Олег нервно ходил от стены к стене и бормотал ругательства. Поля икала от рыданий. Вася одной рукой гладил ее по плечу, другой давил на кнопки бесполезного – нет сети – сотового телефона. Ксюша то кулаком вытирала слезы, то грызла ногти. Она впервые пожалела, что не натравила собак на людей.

– Они не могли никого пустить на участок, – бормотала она. – А если их перестреляли? Соседи бы услышали.

– Пистолеты с глушителями, – подсказал Олег.

– Чего они хотят? – спрашивал Вася. – Какие требования? Я все-таки представитель власти.

– Не говори им! – обомлела Поля. – Они тебя первым зарежут!

– Выкуп хотят, точно, – сказал Олег.

– Пусть подавятся! – отозвалась Ксюша.

Она имела в виду, что отдаст любые деньги, только бы с Левой ничего не случилось. Но все решили, что ей жалко наследства, и в комнате повисла напряженная тишина.

Из аппаратной вышли Марк и Ирина. Он тут же открыл дверь соседней комнаты и скрылся в ней. Ирина хотела последовать за мужем, но, увидев лица подруг, задержалась.

– Поля и Ксюша! Я хочу вам сказать несколько слов. – Ирина приглашающе распахнула дверь еще одной комнаты.

Она вдруг почувствовала себя книжным детективом, вроде мисс Марпл, которая шепчется со свидетелями по углам. Но рассказывать всем, и тем более Васе, об интриге сына ей не хотелось.

Как и Марк, Ксюша и Поля сначала не поверили Ирине, а потом нашли свои аргументы в подтверждение ее теории. Ксюша указала на наличие туалетной бумаги, которой прежде в туалете не было. А Поля обратила внимание на консервный нож в кладовой, она его сюда не приносила, потому что открывала банки на кухне.

Вопрос, зачем это Левочка учудил, остался открытым. В отличие от Марка Ксюша и Поля придерживались убеждения: чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не компьютерами.

Через несколько минут Левина выходка превратилась в секрет Полишинеля: Поля донесла мужу, а Ксюша просветила Олега.

Марк лежал на нижней лежанке двухъярусной кровати и смотрел на днище верхней. Ирина присела рядом.

– Ты хотел поговорить со мной, – напомнила она.

– Да, – вяло отозвался он, не переводя на жену взгляда, – но, боюсь, это бессмысленно. Все мое существование последние годы бессмысленно. Я бежал, пыхтел, потел и пропустил что-то очень важное. Не понимаю, здешней жизни не понимаю. У всех в крови адреналина больше, чем гемоглобина. Это хорошо? Это лучше, чем то, к чему я стремился, что построил? В доме, который построил Марк, живет только мрак.

– Не нужно злых каламбуров. Я уверена, вы с Левой будете большими друзьями.

– Сейчас речь не о Леве.

После недолгого молчания Ирина призналась:

– Марк, я влюбилась.

– Знаю, – горько усмехнулся он, – что еще могло тебя преобразить или стимулировать тягу к спорту.

– Я впервые почувствовала себя женщиной.

– Избавь меня от рассказа о достоинствах твоего избранника.

– Ты не понял! – горячо возразила Ирина. – Никаких достоинств у него нет! Он просто лампа в инкубаторе! На третьем курсе мы ставили опыты с куриными эмбрионами. Меня всегда завораживало, когда цыпленок клювом разбивал скорлупу и выбирался на свет. Я никогда не была женщиной, сидела в скорлупе.

– Может, мне твоему дружку премию выписать за его сокрушительные мужские способности?

– Марк! У нас не было никаких интимных отношений! Я Платона читала, пока с Ксюшей и Полей не познакомилась и мы не решили собой заняться. Я абсолютно откровенна с тобой, а ты меня оскорбляешь за искренность. Как ты мог подумать!

– Хочу уточнить. Значит, целовались, а дальше дело не пошло?

26
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru