Пользовательский поиск

Книга Шесть причин, чтобы остаться девственницей. Страница 38

Кол-во голосов: 0

— Из тебя выйдет отличный муж, — сказала Кэтлин, когда Леон, выполнив задание, поднялся на ноги. — Женщина, которой ты достанешься, будет довольна.

— Ты себя имеешь в виду?

— Нет. Думаю, на меня ты не претендуешь.

— Думаю, и ты на меня не польстишься.

Кэтлин ласково улыбнулась, подошла к Леону и, приподнявшись на цыпочки, чмокнула его в нос. Он притянул ее к себе.

— Ведь не польстишься?

— Даже и не надейся.

— Зря, упустишь классного парня. Ты даже не представляешь, какой я хороший.

— Неужели?

Он наклонился и поцеловал Кэтлин, она просунула руки ему под пиджак и прижалась к мягкому телу Леона.

— Эй, вы двое, идите сюда! — послышался из гостиной голос Оливера. — Что вы там застряли?

— Сейчас! — крикнул Леон, еще крепче стискивая Кэтлин в своих объятиях.

— Пора возвращаться. — Кэтлин куснула Леона за ухо и, оттолкнув в сторону, открыла дверь.

— Чем вы там занимались? — спросил Оливер, когда они вошли в комнату.

В его голосе слышалось явное раздражение. Кэтлин внимательно посмотрела на сердитое лицо Оливера, потом обернулась и взглянула на Леона — тот стоял на пороге и с покорной улыбкой ждал, позволят ли ему вернуться в гостиную или дадут новые хозяйственные поручения. Внезапно Кэтлин почувствовала страшную усталость: ей надоело выстраивать мизансцены и постоянно держать в голове сценарий заговора, да и странное поведение Оливера сбивало с толку.

Она зажгла стоящие на камине свечи и погасила верхний свет. Гостиная погрузилась в полумрак: мерцание свечей и пляшущие по стенам таинственные тени создавали романтическую атмосферу. Кэтлин с удовлетворением отметила, что, пока Оливер и Эмили оставались наедине, они гораздо ближе придвинулись друг к другу. Оливер сидел на ковре, вытянув ноги вперед, Эмили пристроилась у него под боком. Он что-то увлеченно рассказывал, а она слушала, затаив дыхание. Кэтлин заметила, как Оливер осторожно снял со щеки Эмили прилипшую крошку.

Она ему нравится, решила Кэтлин, а может быть, и больше чем просто нравится. Надо только чуть-чуть подтолкнуть Оливера, настроить его на нужный лад — и дело пойдет.

Но странное поведение Эмили снова нарушило все планы. Завидев Кэтлин, она поднялась на ноги и начала собирать оставшиеся на столе тарелки.

— О, не надо, сиди, пожалуйста, — воскликнула Кэтлин.

— Нет, нет, я хочу помочь.

И прежде чем Кэтлин успела возразить, Эмили вышла из комнаты.

Леон, который уже подогнул колени, собираясь сесть на пол, проворно вскочил и метнулся к камину, где стоял пустой бокал. Прихватив его, он потащился на кухню вслед за Эмили.

Кэтлин тяжело вздохнула. И почему они все время бегают с места на место? Похоже, собрать всех троих гостей в одной комнате задача невыполнимая.

— Верно, — сказал Оливер, словно отвечая на ее вопрос. — Оставь их в покое, посиди рядом со мной.

Кэтлин неохотно повиновалась. Она опустилась на пол и замерла в напряженной позе, прикидывая, как отогнать Леона от Эмили и заставить его перебраться на диван, и наоборот — усадить беспокойную девушку поближе к Оливеру.

Однако ни Эмили, ни Леон не спешили возвращаться в комнату. И чем дольше их не было, тем смелее становился Оливер. Не переставая вести оживленный разговор, он подбирался все ближе и ближе. Поначалу Кэтлин делала вид, что не замечает его перемещений, потом начала потихоньку отодвигаться в сторону. Она то и дело беспокойно поглядывала на дверь, теперь уже опасаясь, как бы Эмили не вошла и не застукала Оливера в момент очередного маневра.

Кэтлин подалась вперед и, вытянув шею, умудрилась разглядеть сквозь стекло в кухонной двери, как несчастная Эмили, загнанная в угол наползающим на нее слизняком, слабо отбивается посудным полотенцем. Кэтлин прикусила губу, чтобы не расхохотаться, — горький смех режиссера, чей спектакль провалился. Ну надо же — все наперекосяк! А что подумают Джо-Джо и Холли? Они никогда не поймут, как трудно пришлось Кэтлин и каких усилий ей стоило держать ситуацию под контролем… и как настойчив был Оливер.

Нет, только не поддаваться! Она должна оказать Оливеру решительное сопротивление! Он, конечно, безумно соблазнительный, но в данном случае для Кэтлин гораздо важнее чистая совесть и возможность со спокойной душой говорить правду и только правду, когда придет время давать отчет подругам. Они убедятся — Кэтлин порядочный человек, способный достойно вести себя в любых сложных ситуациях.

А с другой стороны, вряд ли Холли и Джо-Джо всерьез рассчитывали на какие-то грандиозные результаты. Смешно было бы надеяться, что на первом же свидании между Эмили и Оливером вспыхнет настоящая страсть! Кэтлин устроила вечеринку, изо всех сил старалась создать интимную обстановку, дала им возможность побыть наедине. И если Эмили, вместо того чтобы ворковать с Оливером, предпочитает драить кастрюли — это ее проблема. В конце концов. Кэтлин сделала все от нее зависящее, а дальше пускай мамочки-наседки берутся за дело и готовят площадку для следующей романтической сцены. Но самое важное, девушке и самой надо хоть немного проявить инициативу, нельзя же сидеть сложа руки и ждать, что все решат за тебя. Да и вообще, кто сказал, что она нравится Оливеру?

— Иди ко мне, — шепотом позвал Оливер. — Сюда, поближе.

— Ближе некуда, — хихикнула Кэтлин. — Расскажи про Америку. Говорят, «Крутой поворот» провалился?

Кэтлин обожала читать глянцевые журналы и до мельчайших подробностей помнила все скандальные истории, слухи и сплетни из жизни голливудских знаменитостей.

— Да. Отвратительная получилась мелодрама. Зато потом я снялся в потрясающем триллере «Затяни петлю потуже». Успех был оглушительный…

Оливер вплотную придвинулся к Кэтлин и стал рассказывать о съемках фильма. Она внимательно слушала, пытаясь вникнуть в смысл рассказа, но близость Оливера мешала сосредоточиться. Кэтлин смотрела, как двигаются его губы, как переливаются золотистые пряди густых волос, и сама чувствовала на себе пристальный взгляд Оливера.

Леон стоял возле раковины, смотрел, как Эмили моет посуду, и судорожно соображал, с чего начать разговор. У него было два варианта: «Ах, твои прекрасные руки, покрытые радужными пузырьками „Фэри», сводят меня с ума» или «Эмили, ты уже целую минуту моешь одну и ту же формочку из-под суфле».

Эмили же думала об Оливере и о том, что происходит с ней самой: почему она предпочла сбежать на кухню и мыть посуду, вместо того чтобы сидеть рядом с ним. «Предпочла» — не то слово, конечно, она сочла бы за счастье быть рядом с ним, смотреть на него, слушать его голос, но на Эмили напала какая-то странная робость, постепенно перешедшая в тихую панику и полный паралич. Эмили презирала себя и не могла поверить в собственную трусость — и это после разговора с Артуром, который вселил в нее столько уверенности, и после всех ожиданий и надежд, с которыми она шла на встречу! Невероятно!

Еще год назад Эмили могла легко и свободно общаться с Оливером, ей ничего не стоило подойти к нему на вечеринке и пригласить на танец или позвонить и предложить вместе пообедать в ресторане. Почему все так изменилось? Несси! Тогда Эмили понимала: в его жизни есть Несси. Именно ее присутствие делало ситуацию простой и ясной — между ними ничего нет и быть не может, они только друзья. Теперь же, зная, что Оливер свободен и, судя по всему, не станет возражать, если их дружба перейдет в романтические отношения, Эмили испугалась.

«Что со мной? — грустно думала Эмили. — Почему я такая?»

Хотя разве в течение сегодняшнего вечера Оливер делал какие-то намеки или пытался за ней ухаживать? Нет. С первой же минуты, как только Эмили вошла в квартиру, она почувствовала — его отношение ничуть не изменилось. Более того, Эмили нравилось, что Оливер по-прежнему не смотрит на нее как на потенциальную подружку, с которой можно весело провести время. Он был искренне рад встрече, обнял Эмили, прижал к себе и расцеловал в обе щеки — все как и раньше, они близкие друзья — и только. Поэтому-то Эмили и не могла вдруг начать вести себя так, как ей хотелось, или, по крайней мере, так, как она это воображала и планировала. Когда Леон пытался кормить ее с ложки, Эмили поймала насмешливый взгляд Оливера. Раньше она непременно ответила бы ему какой-нибудь шуткой, а теперь смутилась до такой степени, что вынуждена была выйти из комнаты.

38
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru