Пользовательский поиск

Книга Шесть причин, чтобы остаться девственницей. Страница 36

Кол-во голосов: 0

Кэтлин смерила его укоризненным взглядом.

— А я откуда знаю?

— Не знаешь? — Оливер сделал невинные глаза.

— Почему ты меня об этом спрашиваешь? Спроси Эмили.

— Нет, — Оливер насупился, — даже и не собираюсь. Я просто поинтересовался, все ли у нее в порядке.

— У Эмили уже есть один заботливый родственник — ее любящий брат. — Фраза прозвучала резче, чем предполагала Кэтлин.

— Злючка! Я помню, что у нее есть брат.

— И другой ей не нужен. — Кэтлин начала снимать с огурца целлофановую оболочку.

— Верно, не нужен, — согласился Оливер. — Но я привык считать себя другом Эмили. И надеюсь, она тоже относится ко мне как к человеку, на которого можно положиться, и знает, что я искренне за нее волнуюсь.

— А также надеешься, что она хорошо вела себя в твое отсутствие.

— Ты что имеешь в виду? — Оливер уставился на огурец, который Кэтлин зажала в кулаке и, пытаясь освободить от целлофана, энергично терла и двигала пленку вверх-вниз.

Сообразив, как выглядит ее машинальный жест, Кэтлин покраснела, швырнула огурец на доску, выхватила из ящика нож-пилу и одним точным ударом взрезала целлофан. Оливер вздрогнул и невольно зажмурился.

— Мы все друзья Эмили и все желаем ей счастья.

Кэтлин выбрала другой нож с узким лезвием и начала быстро-быстро крошить огурец.

— Не знал, что вы с ней близкие подруги, — заметил Оливер.

— Почему? Эмили мне очень нравится. Конечно, я считаю ее философию ошибочной, но хотелось бы верить, что рано или поздно она одумается и посмотрит на некоторые вещи трезвым взглядом.

— Она милая девочка. А ее взгляд на некоторые вещи изменится, когда Эмили встретит достойного человека.

«Надо же, — подумала Кэтлин, косясь на Оливера, — красавец, просто дух захватывает, и как говорит об Эмили — с искренней теплотой и заботой — словом, идеальный мужчина. Такого наша принцесса и ждала всю жизнь». Тряхнуть бы его как следует и сказать: если ты в шестнадцать лет не разглядел некоторые вещи, то хотя бы сейчас пора открыть глаза.

— А что, Сэм Финч действительно твой близкий друг? — вслух спросила Кэтлин.

Оливер убежденно закивал головой.

— Самый близкий. Знаю его, сколько себя помню.

— А на лыжах ты любишь кататься?

Оливер кокетливым жестом откинул волосы со лба и рассмеялся.

— Здесь определенно есть какая-то связь. Но черт меня подери, если я вижу какая. Сэм и снег? Я и лыжи? Сэм, снег и… наша дружба? Нет, сдаюсь! Просто отвечаю на поставленный вопрос: я люблю кататься на лыжах.

— Тогда жди звонка от Холли.

— И? — Оливер захлопал глазами. — Она позвонит и скажет…

— Холли скажет, что почтет за честь пригласить тебя провести пасхальные каникулы в альпийской деревушке Мажин, где находится ее высокогорное шале. — Кэтлин ухмыльнулась: — Цель поездки — liaisons dangereuses[3].

Оливер приподнял бровь.

— Заманчивое предложение.

Кэтлин кивнула, мысленно проклиная свою болтливость — по сценарию высокопарный монолог-приглашение должен был прозвучать из уст Холли.

Оливер, все еще сидя на кухонном столе, сладко потянулся и вдруг, резко вытянув руки, обхватил Кэтлин за талию, привлек к себе и крепко стиснул коленями.

— И с кем мне предстоит вступить в опасную связь? Мне бы не хотелось связываться с Леоном, но если ты тоже поедешь…

— Естественно, я тоже поеду.

— И Леона возьмешь с собой?

— Да.

— Зачем?

— Потому что он… милый.

Кэтлин вывернулась из объятий Оливера и отошла к плите. Заглядывая в духовку, она с досадой поморщилась. «Потому что Леон мой бойфренд, — вот что нужно было сказать. Я обожаю Леона. И, пожалуйста, оставь меня в покое».

— Эмили тоже собирается. Она будет ужасно рада, узнав, что и ты поедешь. Пойдем в комнату — обрадуем ее.

— Кэтлин, — перебил ее Оливер. — Зачем он тебе?

— Леон очень хороший, в нем масса достоинств, которые не заметны с первого взгляда. Если уж ты уселся на стол, помоги мне — нарежь петрушку, и можно возвращаться в гостиную. — Кэтлин тараторила на одном дыхании, не давая Оливеру возможности перебить ее.

Она показала на миску с зеленью, которая стояла на краю узкого подоконника и вопреки всем законам физики не падала на пол. Не слезая со стола, Оливер выдернул из миски пучок петрушки, придвинул к себе разделочную доску и взялся за нож. Пока он нарезал зелень, Кэтлин распечатала пакет с салатом и разложила листья на блюде из китайского фарфора. Потом, повернувшись спиной к Оливеру, снова заглянула в духовку. Кэтлин слышала, как он спрыгнул со стола и, не говоря ни слова, ушел из кухни. Она вытащила противень, переложила суфле из формочек на блюдо, присыпала петрушкой каждую пирамиду и, подхватив свой кулинарный шедевр, направилась к гостям.

Кэтлин вошла в гостиную как раз в тот момент, когда Леон, изобразив на лице похотливую улыбку, которую он, по всей видимости, считал обольстительной, рассыпался перед Эмили в банальных комплиментах вроде: «Я никогда не встречал девушки, похожей на вас».

Эмили сидела на узком диванчике. Леон примостился рядом, слегка придавив ее своей тушей. В ответ на его воркование она махнула рукой, словно отгоняя надоедливую муху, но при этом, к несказанному удивлению Кэтлин, кокетливо хихикнула и не воспользовалась появлением хозяйки дома, чтобы избавиться от назойливого кавалера. Наверное, Леон настолько неуклюж в своих ухаживаниях, что Эмили не считает его опасным, напротив — милый толстяк вызывает у нее умиление. Нет, все-таки она безнадежна, с раздражением подумала Кэтлин. Вместо того чтобы строить глазки Оливеру, попусту тратит время на глупую болтовню с Леоном. А он-то — теперь Кэтлин разозлилась на своего любовника — совсем раскис при виде девственницы, истекает слюной, как бешеный пес. И все же Кэтлин понимала: робость Эмили, мешающая ей атаковать Оливера, вызвана ее неопытностью. Но Леон! А что, если и его поведение объясняется неуверенностью в себе? Перед ним невинная девушка, у которой нет опыта общения с мужчинами, а значит, и возможности сравнивать его с другими. Одно это делает Эмили безумно привлекательной, особенно по контрасту с нимфоманками — он вечно западает на таких, искушенных в любовных утехах, готовых дарить мужчинам неземные наслаждения — ну, сама-то Кэтлин в их число, естественно, не входит.

В таком случае Леон не скоро оставит девушку в покое. А если догадается о грандиозных планах Кэтлин насчет Эмили и Оливера, то еще, пожалуй, вступит в открытое противоборство с соперником. Надо что-то предпринять, причем срочно, иначе задуманная подругами романтическая мелодрама превратится в глупый фарс. Кэтлин представила, какую нравоучительную лекцию ей придется выслушать от Джо-Джо, и почувствовала новый прилив творческих сил. Режиссерская мысль работала с небывалой силой. Как бы так устроить, чтобы Эмили осталась с Оливером наедине? Запереть бы ее где-нибудь, откуда пугливая овечка не сможет сбежать. Но как и, главное, где — Кэтлин пока не придумала. Напротив дивана стоял маленький журнальный столик. Кэтлин поставила на него блюдо и стала раскладывать суфле по тарелкам. Оливер тут же оказался рядом, выхватил из рук Кэтлин две тарелки и передал их Леону и Эмили. Получив свою порцию, Эмили легко соскользнула с дивана и устроилась на ковре.

— Нет, нет, — запротестовала Кэтлин, — оставайся на диване.

— Да брось ты, все в порядке, на полу очень удобно.

Возможно, это был продуманный маневр. Чего Эмили хотела добиться: улизнуть от Леона или предложить Оливеру последовать ее примеру? Но в любом случае она просчиталась. Оливер не успел среагировать на приглашение, зато Леон оказался невероятно проворным — он буквально плюхнулся на пол рядом с Эмили, привалился к ней боком и метнул победоносный взгляд на соперника. Затем, к ужасу Кэтлин, игривый слизняк погрузил ложку в свое суфле и потянулся к Эмили, пытаясь впихнуть угощение ей в рот.

вернуться

3

Опасные связи (фр.).

36
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru