Пользовательский поиск

Книга Шесть причин, чтобы остаться девственницей. Содержание - 18

Кол-во голосов: 0

Эмили стояла среди шумной толпы, сжимая в руке бокал теплого шампанского, и оглядывала лица своих гостей, надеясь увидеть среди них лицо Сэма. Вечеринка началась примерно час назад, а он так и не появился. Громкие голоса, смех, звон бокалов — все звуки слились для Эмили в ровный шум, похожий на рокот прибоя. Двери и окна были распахнуты настежь, яркие огни привлекали случайных прохожих, и вскоре обычно тихая улочка заполнилась народом. Желающих отметить открытие нового заведения было так много, что гости, прихватив шампанское, высыпали на тротуар перед магазином.

Презентация удалась на славу, если шум и суету можно считать признаком удачного начала торгового предприятия. Первые полчаса Эмили, Артур и приехавшие из Лондона подруги сидели за прилавком, гадая, суждено ли им увидеть хотя бы одного покупателя. И они увидели — целую толпу любопытных обитателей Сент-Брайдза, которые вдруг, словно сговорившись, все разом нахлынули в магазин. Нескончаемый поток все прибывал и прибывал. Эмили предположила, что он иссякнет, только когда кончатся все запасы шампанского.

Часам к семи Артур решил, что пора провозгласить тост за процветание нового дела. Затем Эмили поблагодарила всех присутствующих и, в первую очередь, брата и Дженнифер. Произнося свою торжественную речь, она не переставала поглядывать на входную дверь. И вот, когда Эмили уже завершала выступление, она заметила Сэма, стоящего в дальнем углу комнаты. Сэм поймал ее взгляд и улыбнулся. И в тот же миг ноющая головная боль исчезла — Эмили и не подозревала, что у нее болит голова, — и хозяйка «Морской волны» словно преобразилась: вместо испуганной девушки, которая казалась абсолютно равнодушной ко всему происходящему, появилась сияющая, завораживающая своей красотой молодая женщина.

Сэм подошел к ней под бурные аплодисменты, которыми было встречено выступление Эмили, поцеловал и крепко прижал к себе — так крепко, что Эмили услышала стук его сердца, бившегося в такт с ее собственным.

Остаток вечера Эмили порхала между гостями как приветливая хозяйка, успевающая всем уделить внимание и с каждым перекинуться ласковым словом.

А потом, совершенно неожиданно, словно кто-то дал команду «отбой», вечеринка закончилась. Последние любители презентаций и потенциальные покупатели Эмили повалили на улицу, поглядывая на часы и рассуждая о том, в каком баре лучше продолжить веселье. В магазине остались только Эмили с подругами, Леон, Артур, Дженнифер и Сэм.

— Итак, — сказала Кэтлин, осушив свой бокал, — кто моет посуду?

— Чур, не я, — воскликнула Эмили. — «Веселая медуза», они все это устроили, им и убирать.

— Ну, медуза так медуза, главное, что нам не надо возиться. По-моему, пора отправиться куда-нибудь перекусить.

— Отличная идея, — поддержала ее Эмили, внутренне содрогнувшись — она и представить не могла, что надо будет сидеть в ресторане еще несколько часов.

«Нет, я не спешу. Я никуда не тороплюсь. Мне совершенно некуда спешить».

Друзья вышли из магазина, Эмили заперла дверь, и они побрели по ночной улице.

— Я позвонил в «Пеликан», — сказал Артур. — У них есть свободный столик на десять тридцать.

— Чудесно, — улыбнулась Эмили. — Просто замечательно.

Но ни Эмили, ни Сэм так и не добрались до «Пеликана». Вся компания увлеченно обсуждала прошедший вечер, и, только подойдя к парковке, где остались машины Артура и Холли, они заметили, что ни Сэма, ни Эмили с ними нет.

18

Всю дорогу до «Тревисси» они не проронили ни слова, но Сэм, ухитряясь одной рукой вести машину, другой крепко сжимал пальцы Эмили.

Вскоре они миновали высокие кованые ворота, проехали по липовой аллее и остановились возле дома. Сэм заглушил мотор. Эмили открыла дверцу, вышла из машины и поднялась на одну ступеньку крыльца, дожидаясь Сэма. Он обогнул машину, приблизился к крыльцу и, взяв Эмили за руку, повел за собой. Они прошли через калитку, прорезанную в невысокой каменной стене, и двинулись по тропинке, ведущей в глубь сада. Эмили почувствовала под ногами мягкую траву. Она быстро скинула туфли и пошла босиком. Трава мягко пружинила и приятно холодила босые ступни.

Сэм снял пиджак и протянул его Эмили. Она молча улыбнулась, взяла пиджак и накинула на плечи. Шагая рядом с Сэмом, Эмили понимала, что они не просто бродят по ночному саду: судя по всему у прогулки есть какая-то определенная цель. Впереди показались темные здания оранжерей, но Сэм, не замедляя шага, повел Эмили дальше. Они прошли еще несколько ярдов, вдруг Сэм резко остановился и повернулся к Эмили.

Эмили оглянулась по сторонам в тщетных попытках увидеть нечто необычное — ведь не зря же Сэм привел ее именно к этому месту. Они стояли возле старой яблони. Эмили вспомнила, как в прошлый раз Сэм поднял ее на небольшую деревянную платформу, укрепленную на нижних ветвях дерева.

— И что это означает? — спросила заинтригованная Эмили.

— Жаль, что сейчас темно, — сказал Сэм, — но завтра уже будет не то. Ты должна увидеть это именно сегодня, в день твоего рождения.

— Но что я должна увидеть?

Как и в прошлый раз, Сэм обхватил Эмили руками за талию, легко поднял вверх и поставил на платформу. Перед ней раскинулся огромный сад, разделенный арками на участки, которые шли один за другим, словно нескончаемая анфилада зеленых комнат. Однако Эмили по-прежнему не понимала, что она должна увидеть.

Сэм подтянулся на руках, вспрыгнул на платформу и, встав рядом с Эмили, обнял ее за талию. Эмили прижалась к его теплому боку; ей было так хорошо и спокойно и совсем не хотелось задавать вопросы, допытываясь, что она должна разглядеть в темном саду.

— Видишь арки, разделяющие сад? — спросил Сэм. Эмили кивнула. — Они увиты розами. Такие же розы я принес тебе сегодня утром, но те, что растут в саду, еще не раскрылись, они только начинают расцветать.

Эмили снова кивнула. При свете луны она хорошо видела высокие арочные проемы, сплошь усыпанные розовыми бутонами. У большинства лепестки были плотно сомкнуты, и только на одной арке на фоне темной зелени покачивался распустившийся цветок.

— Это особенные розы, — сказал Сэм. — Один из трех новых сортов, которые мы представляем в Челси. А знаешь, почему отец был недоволен, когда узнал о твоей вечеринке? Вовсе не из-за того, что я не поехал на выставку. Он рассердился, когда я сказал, что там не будет тебя.

— Почему?!

— Потому, что это нарушает традицию.

Эмили еще плотнее прижалась к груди Сэма и приготовилась слушать, еще не вполне понимая, что он собирается сказать, но догадываясь — речь пойдет о ней.

— Это твоя роза, — сказал Сэм. — Она названа Эмили — в честь тебя. И по традиции, если сорт назван именем реально существующего человека, он обязательно должен присутствовать на презентации. Правда, человеку, удостоившемуся такой чести, обычно сообщают об этом заранее. Однако я нарушил все традиции, — Сэм вздохнул. — Я подумал, что ты должна узнать о существовании Эмили в день твоего рождения. Но и сегодня утром я тоже ничего не сказал. Ты не представляешь, какого труда мне стоило промолчать. Поэтому я и сбежал — если бы остался еще хотя бы на минуту, обязательно бы проговорился. — Сэм виновато улыбнулся. — А мне хотелось, чтобы ты вместе со мной увидела их здесь, в саду.

— О, Сэм, — Эмили отстранилась и сурово посмотрела на него, — как ты мог так поступить? Утаить от меня такую важную вещь!

Эмили вывернулась из его объятий, и не успел Сэм сообразить, что происходит, как она спрыгнула с платформы и исчезла в темноте.

— Эмили! — вскрикнул Сэм и сиганул вслед за ней. — Ты ненормальная, — с облегчением выдохнул он, видя, что Эмили благополучно приземлилась на мягкую траву.

— Я все рассчитала, — она рассмеялась, видя его испуганное лицо, — и не сомневалась, что меня ждет мягкая посадка. А теперь я желаю взглянуть на Эмили поближе.

Сэм осторожно согнул стебель единственного распустившегося цветка, и Эмили, приподнявшись на цыпочки, вдохнула сладкий аромат.

62
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru