Пользовательский поиск

Книга Шесть причин, чтобы остаться девственницей. Содержание - 16

Кол-во голосов: 0

16

На следующий день погода изменилась: небо заволокло низкими тучами, которые грозили просыпаться мощным снегопадом, подул сильный ветер, и резко похолодало.

Когда Эмили подняла жалюзи и выглянула в окно, первым ее желанием было юркнуть обратно в постель. Так она и поступила. Завернувшись в одеяло, Эмили полежала еще с полчаса и пришла к окончательному решению — сегодня она на лыжи не встанет. Эмили помнила, как в прошлом году она отважилась отправиться в горы в такую же туманную и пасмурную погоду. Тогда Эмили натерпелась столько страху — нестись по склону, не видя, что ждет тебя впереди, и не зная, куда подева-лись растворившиеся в туманной пелене друзья, — ни за что на свете она не согласится повторить этот жуткий опыт.

Однако в конце концов Эмили все же вылезла из постели и как была, в пижаме, спустилась на кухню. Леон и Кэтлин, уже полностью одетые и готовые к выходу, сидели за столом, доедая свой завтрак, и ждали, когда к ним присоединятся Оливер, Сэм и Холли.

— Ты?! — Эмили в изумлении уставилась на Кэтлин. — Ты же говорила, что ненавидишь лыжи. На улице такой мрак, а вы собрались в горы? Это же чистое безумие!

Кэтлин неопределенно пожала плечами.

— Сама удивляюсь, но вчера мне было так весело. Почему бы и сегодня не поразвлечься. И потом, — Кэтлин ласково посмотрела на Леона и послала ему воздушный поцелуй, — нет сил расстаться с моим сладким медвежонком.

«Какая прелесть, — подумала Эмили. — Похоже, изменилась не только погода».

В коридоре послышалось шлепанье босых ног, и на пороге кухни появился Сэм, одетый в линялые джинсы и белую футболку.

— Выспался? — с улыбкой спросила Кэтлин.

— Угу, — Сэм кивнул взлохмаченной головой и шагнул к холодильнику. — Умираю с голоду, мне всю ночь снились бифштексы и жареная картошка. Садистки, почему вы меня не разбудили?

— Мы не решились, ты так сладко спал, — промурлыкала Кэтлин.

— И оставили меня без ужина. — Не найдя в холодильнике ничего стоящего, Сэм принялся шарить по шкафам и буфетам. — Завтрак вы тоже съели?

— А его и не было, — раздался голос Холли. Она стояла на пороге кухни, протирая заспанные глаза. — Дельфина еще не приходила. Если ты так сильно проголодался, можно позавтракать в деревне. Здесь есть чудесное кафе.

— Эмили, пойдешь со мной? — спросил Сэм.

Она молча кивнула.

— Я угощаю. Круассаны, шоколадные пирожные, все, что пожелаешь. Но отправляемся прямо сейчас, сию минуту, иначе со мной случится голодный обморок. — Сэм окинул Эмили взглядом. — Пижаму будешь снимать или так пойдем?

— Я мигом! — Эмили вскочила со стула и бросилась к дверям. — Мы купим что-нибудь на ужин, — добавила она, протискиваясь мимо Холли.

— А мне надо зайти в банк, — сообщил Сэм.

— Конечно, конечно, развлекайтесь, — саркастически фыркнула Холли.

— О да, мы отлично проведем время, — заверил ее Сэм. — Закажем шикарный завтрак, прогуляемся по магазинам и, может быть, зайдем на каток. Пойдем кататься на коньках?! — крикнул он вдогонку Эмили.

— Обязательно! — крикнула она в ответ и затопала по лестнице.

Уже вскарабкавшись на верхнюю площадку, Эмили услышала голос Кэтлин.

— За Оливера можешь не беспокоиться! Мы его возьмем с собой или оставим записку, на какой трассе нас искать. Когда проснется, сам придет.

Они пересекли площадь перед домом и углубились в узкие, вымощенные булыжником деревенские улочки. Налитые свинцом тяжелые тучи еще плотнее затянули небо. На улицах зажглись фонари — казалось, наступил хмурый зимний вечер. Сэм послушно шагал рядом с Эмили, предоставив ей право самой выбирать дорогу. Она уверенно прокладывала путь, пока не привела Сэма на Рю Матильд к небольшому кафе.

На террасе сидело несколько смельчаков, которые предпочитали поедать свой завтрак на свежем воздухе, однако Сэм и Эмили не решились последовать их примеру и, поднявшись по ступенькам, зашли внутрь кафе. В зале, наполненном горьковато-сладким запахом шоколада, было тепло и уютно, на каждом столике горела маленькая лампа под оранжевым абажуром, отбрасывающая мягкий свет на клетчатую красно-белую скатерть.

Эмили и Сэм подошли к прилавку. От одного взгляда на витрину, где были выставлены произведения кондитерского искусства, рот Эмили наполнился слюной. От изобилия пирожных, щедро присыпанных шоколадной крошкой и кокосовой стружкой, украшенных фисташками, взбитыми сливками и миндальными орехами, разбегались глаза. Эмили не знала, что выбрать. Наконец, после долгих совещаний с Сэмом, она остановилась на восхитительно пышном клюквенном пироге и теплых, только что выпеченных круассанах. Они устроились за столиком возле окна и с наслаждением принялись за еду. Эмили отламывала кусочки круассана и макала их в кофе со сливками — никогда в жизни она не пробовала ничего вкуснее.

Странно, думала Эмили, несмотря на все сложности их отношений, на все недомолвки и недоговоренности, им было так хорошо и спокойно друг с другом. За те двадцать минут, что они сидели в этом чудесном кафе, словно окутанные каким-то волшебным туманом, который отделял их от внешнего мира, не было сказано ни единого слова, они не держались за руки и не обменивались многозначительными взглядами, и все же без всяких слов и прикосновений между ними возникла удивительная близость — Эмили знала, с какой нежностью относится к ней Сэм, а Сэм понимал, что он значит для Эмили. Когда они вышли на улицу и окунулись в настоящий сырой туман, это ощущение теплоты и доверия исчезло.

Эмили привела Сэма к банку, но сказала, что подождет его снаружи и посмотрит на витрины соседних магазинов, пока он стоит в очереди. Сэм подошел к двери, взялся за ручку, но вдруг обернулся и посмотрел на Эмили долгим взглядом, словно не был уверен, дождется ли она его, как обещала.

Эмили неторопливо побрела по улице, миновала книжную лавку и остановилась перед витриной ювелирного магазина «Коксинель». Эмили очень хотелось войти в магазин, но ее смутил прощальный взгляд Сэма, и она решила ограничиться изучением витрины.

Все ювелирные изделия, которыми торговал «Коксинель», были делом рук хозяина магазина. Месье Жерар — огромный толстяк в густой черной бороде и с толстыми, похожими на свиные сардельки пальцами, создавал потрясающие своей простотой и красотой украшения. Кольца, ожерелья, серьги, браслеты и броши месье Жерара были сделаны по большей части из серебра, но изредка он брался за золото и платину, иногда вставлял в них драгоценные камни, но больше любил самоцветы — топаз, бирюзу и нефрит. Каждая вещь была уникальна, в каждой чувствовался стиль и вкус месье Жерара. Когда Эмили, приезжая в Мажин, отправлялась по магазинам, ей первым делом хотелось зайти именно в «Коксинель».

Поначалу Эмили удивлялась, как в крохотной деревушке с ее традиционным жизненным укладом мог появиться такой изысканный магазин. Она посочувствовала месье Жерару — скорее всего, о существовании его лавки вообще мало кто знает. Но когда Эмили высказала свои соображения Холли, та подняла ее на смех: месье Жерар — известнейший ювелир, люди приезжают со всех концов страны, чтобы просто полюбоваться на его изделия. И с тех пор каждый раз, когда Эмили думала о своем проекте под названием «Морская волна», она тут же вспоминала и о месье Жераре: как было бы здорово, если бы он согласился стать поставщиком ювелирных украшений для ее собственного магазина.

— Разреши, я куплю тебе что-нибудь, — сказал Сэм, незаметно подойдя к Эмили, которая любовалась сверкающей витриной «Коксинель».

— Нет, спасибо, — она покачала головой. — Я думала не о том, что мне пойдет вон то колечко, а о том, как бы я разместила эти потрясающие вещи в витрине «Морской волны».

— Так зайди в магазин, — предложил Сэм, — поговори с хозяином, выясни, на каких условиях он готов заключить договор на оптовые поставки. А я тебя здесь подожду.

«О боже!» — Эмили нерешительно переступила с ноги на ногу. Договор на оптовые поставки — это означает, что она приняла окончательное решение и зыбкий проект «Морская волна» начнет приобретать вполне реальные очертания.

56
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru