Пользовательский поиск

Книга Шесть причин, чтобы остаться девственницей. Содержание - 13

Кол-во голосов: 0

Да, но, если она все же возьмется за дело, этих сбережений все равно не хватит. Эмили придется составить бизнес-план и взять кредит в банке. Интересно, согласится ли миссис Маддокс сдать помещение на небольшой срок — скажем, для начала на полгода, или потребует подписать долгосрочный договор? И как быстро Эмили должна дать ответ?

До сих пор художественный салон с поэтическим названием «Морская волна» был для Эмили чем-то вроде детской игры — забавно вообразить себя хозяйкой магазина, торгующей красивыми вещами, которые появляются точно по мановению волшебной палочки и так же легко исчезают, словно растворяясь в воздухе, когда возникает желание заменить их другими.

Но чем ближе подъезжала Эмили к Корнуоллу, тем яснее понимала: ее прекрасная мечта грозит превратиться в суровую реальность, и все окажется намного сложнее.

На следующее утро Эмили отправилась на Хамбл-стрит одна, поскольку у Артура было запланировано несколько важных встреч, которые он не мог отменить. Она примчалась раньше назначенного времени и остановилась на крыльце, поджидая миссис Маддокс. Уже через пять минут у Эмили не осталось никаких сомнений — если уж открывать магазин, то именно здесь, на этой улице, именно в этом доме номер тринадцать. То, что казалось Сэму тесной каморкой, представлялось Эмили уютной комнаткой. Там, где Сэм не видел ничего, кроме низкого потолка и неудачной конфигурации помещения, Эмили ухитрилась разглядеть оригинальный стиль и возможность для создания необычного интерьера. А грязно-желтые ободранные стены, приведшие Сэма в такое уныние, вызывали у Эмили прилив бодрости и желание поскорее взяться за малярную кисть. Во всем — в каждой детали, в каждой мелочи она находила свою прелесть и массу преимуществ по сравнению с обустроенным, чистеньким и ужасно скучным магазином на Фласс-стрит.

Когда десять минут спустя запыхавшаяся миссис Маддокс показалась из-за угла, ей было достаточно издали взглянуть на Эмили, которая, сунув руки в карманы, прохаживалась возле крыльца и по-хозяйски оглядывала запыленные стекла витрины, чтобы понять — сделка состоится.

Все как в детстве, подумала Эмили, стоя за спиной миссис Маддокс, пока та возилась с ключами. То же знакомое волнение и захватывающее дух ожидание необыкновенного праздника — чувства, которые Эмили испытывала всякий раз, когда они с мамой поднимались по широким каменным ступеням и открывали дверь магазина. И сама миссис Маддокс осталась прежней — та же смелая ядовито-красная помада на тонких губах и бурный темперамент хозяйки провинциальной лавчонки, зорко следящей за покупателями и не стесняющейся высказывать вслух свое авторитетное мнение-маме частенько приходилось выслушивать неодобрительные замечания по поводу огромных денег, которые тратятся на наряды для сопливой девчонки.

Осмотрев помещение, они снова вышли на улицу. Эмили не пыталась хитрить и делать вид, что у нее есть какие-то сомнения. Однако попросила миссис Маддокс дать ей немного времени для принятия окончательного решения и составления сметы расходов, опираясь на точные цифры, а не на примерные расчеты и прикидки.

— Хорошо, подумайте, — сказала пожилая леди. — Но я предлагаю вполне приемлемую цену, так что учтите — желающие найдутся, — строго добавила она, прищурив глаза от яркого мартовского солнца.

Годовая рента составляла восемь тысяч фунтов — чуть меньше, чем ожидала Эмили. Кроме того, миссис Маддокс согласилась на полугодовую рассрочку по первому взносу, с учетом того, что Эмили надо наладить дело, закупить товар и дождаться прибыли. А также, поскольку миссис Маддокс собиралась жить в квартире, расположенной над магазином, расходы, связанные с капитальным ремонтом здания, она брала на себя. Все внутренние работы по изменению интерьера Эмили должна будет произвести за свой счет. Хотя миссис Маддокс искренне полагала, что в этом нет никакой необходимости.

— Освещение прекрасное, — она щелкнула выключателем. — Большинство полок в отличном состоянии. — Миссис Маддокс всем телом навалилась на стеллаж, демонстрируя его надежность.

Эмили предпочла благоразумно промолчать и не посвящать пока добрую женщину в свои планы по кардинальному переустройству магазина.

Она возвращалась в Доджер-Пойнт в приподнятом настроении, сгорая от нетерпения поделиться с кем-нибудь своими впечатлениями и планами. Однако ее слушателем оказался не Сэм, благодаря которому Эмили отыскала замечательный дом на Хамбл-стрит, первым делом она позвонила Артуру.

Только поздно вечером, уже вернувшись в Лондон, Эмили позвонила Сэму, горячо поблагодарила за помощь, долго рассказывала о своих детских воспоминаниях, связанных с магазином «Джек и Джилл», и о том, как здорово все складывается — теперь они будут жить по соседству и видеться гораздо чаще.

Слушая восторженный щебет Эмили, Сэм не мог отделаться от горькой мысли: «Она приезжала в Корнуолл и не зашла ко мне». За горечью пришло разочарование, а затем внутри что-то оборвалось, словно лопнула туго натянутая струна, и вслед за разочарованием наступило равнодушие. Если в шестнадцать лет Эмили не обратила на него внимания и сейчас видит в нем только друга, то глупо надеяться на перемены в будущем.

Сэм положил трубку и усмехнулся, сам поражаясь тому, с какой легкостью он отказывается от Эмили и, кажется, не чувствует при этом особой боли. Нет, она ему по-прежнему нравится, но какой смысл пытаться привлечь внимание человека, который даже не смотрит в твою сторону. Пара дней, вздохнул Сэм, всего пара дней, и он, справившись со своими переживаниями, перестанет думать об Эмили — раз и навсегда.

Однако через два дня Сэм получил неожиданное приглашение. Холли сказала, что они с друзьями собираются в горы покататься на лыжах, и спросила, не хочет ли Сэм принять участие в их поездке. В первый момент звонок Холли показался Сэму более чем странным, если учитывать, что они были едва знакомы.

— Билеты уже заказаны, но у нас есть одно свободное место — так получилось, — неопределенно бросила она и быстро перечислила имена друзей-любителей горных лыж.

Сэм понял: в этой поездке все и решится — либо он, либо Оливер.

13

Поездку окрестили пасхальными каникулами — отъезд был назначен на четверг за три дня до Пасхи, возвращение — на понедельник.

Синоптики обещали теплую солнечную погоду: на нижних склонах уже расцвели эдельвейсы, радостно сообщил интернетовский метеосайт. Но поскольку в Мажин имеется фуникулер, который доставляет лыжников в высокогорную долину Труа Вале, где круглый год лежит снег, Холли заверила друзей, что они могут не беспокоиться — никакая погода не помешает им насладиться катанием по специально проложенным трассам.

Кэтлин меньше всего волновала снежная обстановка; на самом деле она бы предпочла, чтобы снега вообще не было. Кэтлин неплохо каталась на лыжах, но спортивные упражнения не числились в списке ее любимых занятий. Она согласилась поехать в Альпы, потому что ей нравилось уютное шале, доставшееся Холли в наследство вместе с особняком на Ричмонд-Хилл, и потому что на высокогорных курортах можно встретить настоящих суперменов. Так что, если повезет и погода будет теплой, Кэтлин сможет позагорать в своем новом бикини где-нибудь на террасе кафе.

И Эмили, и Кэтлин уже бывали в Мажин, но то ли так складывались обстоятельства, то ли это был продуманный план, но Холли всегда приглашала их по отдельности и в разное время года.

В половине седьмого вечера Эмили, Холли и Кэтлин собрались в зале отправления аэропорта Хитроу. Они топтались возле стойки регистрации билетов, поджидая Леона и Сэма. Оливер уже приехал, но, едва поздоровавшись с девушками и оставив на их попечение свою сумку, снова куда-то исчез.

«Паспорт-билеты-деньги, паспорт-билеты-деньги», — бормотала себе под нос Эмили.

43
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru