Пользовательский поиск

Книга Шесть причин, чтобы остаться девственницей. Содержание - 9

Кол-во голосов: 0

— Ты считаешь, что брат контролирует меня? Напрасно, он не такой деспот, как ты думаешь! — заявила Эмили, сама не понимая, почему ей захотелось сказать что-нибудь резкое.

Она выдвинула тяжелый стул, присела к столу и осторожно почесала кота за ухом. Тот встрепенулся и приоткрыл желтый глаз, затем недовольно вылез из миски, спрыгнул на пол и исчез за дверью, в которую они только что вошли. Пока Эмили наблюдала за недружелюбным котом, Сэм тоже исчез, правда за другой дверью.

Эмили осталась в одиночестве.

— Кстати, о деспотах. — Сэм вернулся с двумя глиняными кружками. — Я видел, как ты обошлась с несчастной Дженнифер. Бедняжка, она была напугана до смерти.

— Что я такого сделала? — возмутилась Эмили. — Пожалуйста, не надо изображать меня фурией, которая заедает младшего брата. И потом, знаешь, про Дженнифер никак не скажешь, что она робкая овечка.

— Да я просто пошутил, — успокоил ее Сэм.

— Ты просто дразнишь меня, — фыркнула Эмили.

Сэм ничего не сказал и вновь исчез — теперь за дверью, находящейся в дальнем конце кухни. Похоже, в тех случаях, когда нормальные люди лезут в шкаф или буфет, чтобы достать продукты, в этом особняке приходится бегать в другую комнату.

Эмили скинула куртку, пристроила ее на подлокотнике старинного кресла-качалки и сверху аккуратно положила розу. Однако в кухне было слишком жарко, и Эмили решила быстренько, пока Сэм не вернулся, снять еще и свитер. Но Сэм вернулся, и в самый неподходящий момент, когда Эмили, ухватив свитер за подол, начала стягивать его через голову. Вместе со свитером она прихватила футболку, и Сэм в очередной раз стал свидетелем соблазнительного зрелища: голый живот Эмили (который она торопливо втянула в себя), а также бюстгальтер (менее соблазнительный — не очень новый, с потрепанными кружевами и слегка застиранный). К счастью, под свитером он не мог видеть пылающего от смущения лица Эмили.

Сэм поставил на стол кувшин с молоком и придержал футболку. Эмили почувствовала его руки на своей талии, у нее перехватило дыхание, и сердце как бешеное заколотилось в груди. Наконец она высвободилась из свитера. Сэм отошел в сторону и пробормотал сдавленным голосом:

— Прекрати издеваться надо мной.

— Извини, больше не буду, — пообещала Эмили, снова залилась краской и отвернулась, беспомощно оглядывая комнату. На глаза ей попался акварельный рисунок — роза в тонком хрустальном бокале. Эмили страшно заинтересовалась и подошла к стене, чтобы поближе рассмотреть акварель и при этом как можно дальше отойти от Сэма. Рядом висел еще один пейзаж — сад «Тревисси» и знакомая беседка. — Кто это нарисовал? — спросила Эмили.

— Моя мама.

— Она тоже живет здесь?

До сих пор Сэм не упоминал о маме. Да и кот, спящий в миске посреди кухонного стола, показался Эмили явным признаком того, что хозяйство ведут одни мужчины.

— Нет. Мы живем вдвоем с отцом. Мама умерла.

— О, извини.

— Она умерла здесь, в этом доме. Пять лет назад.

— Ей, наверное, хотелось, чтобы ты вернулся в Корнуолл. Жаль, что она не дожила до этого дня.

Сэм кивнул.

— Но будь мама жива, я, возможно, и не вернулся бы. А так, когда отец остался один… Я до сих пор не могу привыкнуть к мысли, что ее нет. Без мамы дом кажется пустым.

— И как вам вдвоем? Я хочу сказать, у вас с отцом хорошие отношения?

— Да, неплохие. Но если учитывать, что мы работаем бок о бок, то, возможно, они были бы лучше, если бы мы жили отдельно.

Эмили вернулась к столу и взяла налитую Сэмом кружку молока. Потягивая холодное молоко, она думала: «Здесь, в этой кухне, за этим столом. Сэм завтракает каждое утро». На подоконнике Эмили заметила брошюру: «Практическое руководство по наблюдению за вселенной». Возле двери стояли перепачканные засохшей глиной резиновые сапоги. На спинке соседнего стула висел черный смокинг и галстук-бабочка. Эмили невольно представила Сэма в вечернем костюме. Она не могла не признать — нарисованный образ получился симпатичным. Интересно, куда он ходил и с кем? Сама Эмили мысленно двинулась дальше, на второй этаж: там находится спальня Сэма, на прикроватной тумбочке лежит книга, которую он читает перед сном, в ванной на крючке висит его халат, из стаканчика торчит его зубная щетка. А еще в доме есть комната, где умерла его мама. Как много можно узнать о человеке, когда внешний мир остается за порогом и ты видишь его дом, его вещи, которыми он пользуется каждый день. Герой-супермен из дешевого комикса, который спасает попавшую в беду беззащитную девушку, исчез, и перед Эмили предстал совсем иной Сэм — обыкновенный садовник, живущий в волшебном поместье с красивым названием «Тревисси». Ей захотелось подольше задержаться в этом доме и получше узнать его обитателей.

— Мне пора. — Эмили одним глотком допила молоко и поднялась из-за стола.

Сэм кивнул, но остался стоять возле стены, прислонившись плечом к темно-красному ковру из толстой верблюжьей шерсти.

Эмили сама не понимала, откуда у нее в голове взялась такая странная мысль: ей показалось, что Сэм ждет. Ждет, когда Эмили подойдет, позволит обнять себя и поцеловать. Она представила, как это будет. «Замечательно, — настойчиво шептал тихий голосок. — Ну же, вспомни, какие у него сильные руки. Разве тебе самой не хочется подойти к нему близко-близко…»

«Нет!» — другая, более властная часть сознания прогнала непрошенное видение. Эмили понимала, что нравится Сэму, и если сейчас она поддастся безумному порыву и поцелует его, то Сэм уже не отступит. Он захочет войти в ее жизнь и занять там прочное положение. Но Эмили не могла и не хотела впутывать Сэма в свои дела. Во всяком случае, не теперь, когда она должна принять важное решение и разобраться в собственных чувствах.

Эмили подошла к Сэму и едва коснулась губами его щеки — ничего не значащий дружеский поцелуй. Стараясь не встречаться с ним глазами, Эмили схватила с кресла-качалки куртку и принялась суетливо шарить по карманам.

— Думаешь, Артур уже освободился? — Сэм говорил спокойным голосом, но Эмили показалось, что она уловила насмешливую интонацию. — Он ведь поехал на работу, а вдруг ему не хватило времени, чтобы закончить все свои важные дела?

— Я уверена, что он уже свободен, — отрезала Эмили. — Куда подевался мой телефон?

— Можешь воспользоваться нашим. — Сэм широким жестом указал на аппарат, заваленный газетами и рекламными проспектами.

Эмили промычала что-то невнятное, означающее «спасибо». Она подошла к телефону, набрала номер и прижала трубку к уху, стараясь подавить неприятную дрожь и отвратительное чувство, похожее на разочарование. Дожидаясь, пока Артур ответит, Эмили бросила — так, между прочим, просто чтобы не молчать: «Завтра я возвращаюсь в Лондон», — однако ничего не сказала о вечеринке, назначенной на ближайшую субботу, на которую приглашен и друг Сэма — Оливер.

9

Волнение, радостное предвкушение и нетерпеливое ожидание, охватившие Эмили, как только поезд отошел от платформы Сент-Брайдз, начисто вытеснили из ее памяти и Сэма, и чудесный розовый сад. Разговор с братом заставил Эмили по-новому взглянуть на ситуацию: вечное желание во всем досконально разобраться и заглянуть в будущее мешает свободно жить и действовать в настоящем. Бессмысленно пытаться заранее предугадать реакцию Оливера — это был главный вывод, к которому пришла Эмили. Отныне она будет прислушиваться не только к разуму, но и к сердцу.

Оливер свободен, Несси больше нет. Поезд катил по рельсам, вагон мерно покачивался из стороны в сторону.

«Несси больше нет, нет-нет-нет». Только старые британские поезда умеют выстукивать такой причудливый ритм: «Там-там-там, Оливер там, в Лондоне, и я скоро увижу его». Колеса вновь подхватывают мелодию в такт ее мыслям: «Он-он-он… он свободен. Все эти годы я ждала, и вот — Оливер свободен».

Дорога шла вдоль берега моря, затем сделала плавный поворот, и поезд направился в глубь материка. За окном поплыли холмы и поля, уже покрытые первой весенней зеленью. Эмили смотрела на пасущихся коров и молодых ягнят, которые кидались врассыпную, напуганные гудком паровоза. «Я не боюсь, я не боюсь, я ничего не боюсь», — пели колеса, и Эмили кивала в такт головой. Но когда до Лондона оставалось всего полчаса езды, она достала книгу. Между страницами лежала подаренная Сэмом роза. Эмили провела пальцем по нежным лепесткам. Цветок был совсем свежим и еще не успел приобрести вид засушенного воспоминания, навевающего лирическое настроение. Дочь Габриэля имела довольно печальный вид — несчастное существо, которое грубо швырнули на землю и безжалостно растоптали каблуком. Эмили снова подумала о Сэме, и в душе появилось неприятное чувство, похожее на досаду и раздражение. Она сердито нахмурилась: «Тот разговор на террасе ресторана, Сэм не напрасно его завел. Он пытается внушить, что от Оливера надо держаться подальше». Бедный Сэм, как же он ошибается. Последние годы Эмили гораздо больше общалась с Оливером и знает его лучше, чем Сэм, который когда-то считался его другом. И собственный характер она знает не хуже: ее не так-то просто запутать, и обидеть себя она тоже никому не позволит. Эмили умеет быть осмотрительной, у нее есть свои железные правила, и она не привыкла поддаваться внезапным порывам. Однако на этот раз Эмили прислушается к советам Артура. Она отправится на вечеринку к Кэтлин, помня слова брата, а не дурацкие наставления Сэма. Легкий настрой, радостное настроение, и никаких предубеждений, сомнений и опасений. Эмили желает развлечься, она готова жить сегодняшним днем, а там видно будет — посмотрим, что случится завтра. Эмили приподняла розу, потерла пальцем страницу, на которой остался едва заметный влажный след, захлопнула книгу и положила цветок на соседнее кресло.

30
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru