Пользовательский поиск

Книга Семейный роман. Содержание - Глава четвёртая

Кол-во голосов: 0

— Не связано ли подобное проявление благодушия и терпимости к моей персоне с тем, что мы скоро породнимся?

Макс вздрогнул, а потом понял, что Саша имел в виду его женитьбу на Алле.

— Да, отчасти… породнимся, — отвернувшись, выдавил с трудом Макс.

— А как же намерение избавиться от меня, купив мою долю в компании?

— Я передумал… — Теперь Максу от Сашки не деться никуда. Вместо абстрактного ребёнка, который, родился, кажется, в таком-то году, у такой-то женщины, по глупости и по молодости, явился вот этот — реальный, во плоти и крови, словно отражение, невероятно похожий характером и нравом на своего отца. Из-за этого им так трудно вместе, тесно, порой невыносимо. Ничто их не сможет сблизить — ни родство, ни перемена статуса, ни иллюзорная дружба и доброжелательность. Им суждено остаться чужими навсегда.

* * *

— Замолчи! — исступленно сквозь слёзы шептала Геля Илье, — я не хочу ничего слушать! Ты повторяешь чужие слова — слова моего отца! Ты просто скажи, что меня больше не любишь, и я уйду сразу!

— Мы должны расстаться… — в который раз заученно повторял Илья. Он не смотрел на Гелю, говорил механически, без эмоций. — У нас нет будущего, я не имею права коверкать твою жизнь…

— Хорошо, я уйду! — в десятый раз выслушав эти сухие слова, крикнула Геля, — куда? А хоть вот к Костику Лебедеву. Как он обрадуется! Он сказал мне как-то, что рано или поздно я сама к нему прибегу. Вот и прибегу пусть он меня целует, ласкает, обладает мной. А если не он, то подыщу ещё кого-нибудь… Моему папочке ведь все равно кто, лишь бы все было шито-крыто, правильно и гладко. Я не знала, что ты такой же! Ты трус, Илья?

— Трус, — безразлично согласился он.

Геля не выдержала. Она выбежала из квартиры, не закрыв за собой дверь. Она неслась по лестнице и надеялась, что Илья всё же очнётся, выйдет из своей полубредовой апатии и бросится за ней. Но Илья не сдвинулся с места. Он остался сидеть неподвижно, глядя в одну точку, не чувствуя боли от закушенной до крови губы.

Геля пришла к маме в её новую квартиру, бледная, поникшая, измученная душившими её слезами. Мама всё поняла, как только взглянула на дочь. Но она дала ей выговориться, выплакаться, посетовать на бездушного отца и малодушного слабого Илью, а потом сказала:

— Пожалуйста, милая, не обвиняй Илью, в том, что он тебя разлюбил… Это неправда. Он тебя по-прежнему любит. Он прекрасный, мужественный человек. Он хочет только одного — чтобы ты была счастлива. Ради этого он готов пойти на всё — на унижение, страдание… Геля, девочка моя, а ты разве думала, что вам будет легко на этом пути, который вы для себя выбрали? Это только капля в море из тех испытаний, которые вам предстояло бы преодолеть. Илья не захотел подвергать тебя им.

Геля в ответ только мотала головой. Слезы текли по её лицу.

— Как мне теперь жить без него?… Что мне делать…

— Я прошу тебя об одном — не делай глупости сгоряча, от обиды — не надо от одиночества и отчаяния разменивать себя. Не нужен тебе никакой Костя. Не унижай себя, не убивай себя отношениями, в которых нет любви. Это самое страшное, что может быть в жизни… — Полина говорила и сама не замечала, что тоже плачет, — возвращайся в свой дом, Гелюшка… в свой родной дом. Он был раньше такой шумный, весёлый, а теперь там пустота и тишина…

Полина не понимала, зачем говорит теперь о доме, из которого мечтала вырваться, со слезами на глазах. Как оказывается всё непрочно в этом мире, как легко разрушаются его основы, рвутся связи. И даже если вместе с этим наступает освобождение, почему не покидает ощущение, что ради этого пришлось пройти по живому?…

Глава четвёртая

1

Кому пришла в голову идея отпраздновать помолвку Макса и Аллы и собрать для этого всю семью Луганских, сложно было сказать. Алле казалось, что это она послала мысль Максиму. Ей очень хотелось, чтобы семья собралась вместе, после долгого перерыва, чтобы в семье снова воцарились мир и согласие. Алла мечтала о том, чтобы мама вернулась к отцу. Ей этого так хотелось, что она даже не задумывалась, насколько реальны подобные желания. Кроме этого, Алле хотелось, чтобы Максим как можно скорее стал для её семьи своим. Чтобы отношения между ним и старшим братом наконец-то потеплели. Максим обязательно должен стать членом их большой семьи и не номинальным, а реальным.

Макс затеял эту семейную встречу в основном из-за своей Аллочки. Он видел все её переживания по поводу того, что семья распалась, что Алла сама сейчас выпорхнула их теплого домашнего гнёздышка, что очень скучает без родителей, братьев и сестры. Полина, ясно, в гости к дочери не приезжала, старший брат тоже. Что вообще останется от этой семьи, когда все узнают о давней истории Полины и Макса, после которой остался неизгладимый след в лице дерзкого Сашки? Пепелище…

Максу нужно было прежде всего рассказать эту историю Алле, но он никак не мог решиться. Почему? Никогда раньше Макс Елхов не замечал в себе подобной нерешительности, неуверенности. Чего он боялся? Того, что потеряет Аллу или приобретет сына? Алле, без сомнения, не очень приятно будет выслушать о нем горькую правду, но вряд ли она найдёт в себе силы осудить его. Другое дело — Саша. Стоит ли Максу сейчас вытаскивать на свет Божий дела давно минувших лет? Ведь тем самым он как бы признает Сашку своим сыном. Надеяться на то, что их отношения после этого события сразу и резко улучшаться — наивно и глупо. Всё может произойти в точности до наоборот. И значит, вместо временной проблемы с несговорчивым компаньоном, Макс получит вечную, неразрешимую проблему с брошенным ребёнком. Ну почему именно в эту белокурую Аллочку суждено было ему, солидному сердитому мужику, влюбиться, как мальчишке? Злая шутка, горькая ирония судьбы…

Если бы Макс мог, бросил бы он всё сейчас к чертям и уехал куда подальше от этих Луганских, так усложнивших его размеренную продуманную жизнь. Но Макс не мог. Впервые в жизни он почувствовал, что привязан к женщине настолько сильно, что она стала важнее собственного спокойствия. Где его здоровый эгоизм, которым он всегда бравировал? Где безграничная любовь к самому себе ненаглядному, не раз подобно инстинкту самосохранения вытаскивавшая его из разного рода, серьёзных и не очень, любовных историй? Не хотелось ему сейчас независимости и спокойствия. Ему нужна была ласковая улыбчивая умница Аллочка — мягкая, нежная и страстная. Он готов был повесить себе на шею непосильный груз, тяжкое бремя — грех молодости сына, с которым никогда не сложатся нормальные взаимоотношения.

Ради Аллы Макс придумал и устроил вечер в ресторане — помолвку — за два месяца до свадьбы. Максу очень хотелось, чтобы Алла была счастлива с ним, по крайней мере какое-то время. Пусть ещё немного побудет в счастливом неведении по его поводу, не зная о том, какой скверный у него характер, как он порой бывает невыносим, как умеет обижать. Это ей ещё предстоит в нем понять и увидеть. А так же услышать весьма неприятную историю из его жизни, и далеко не одну.

Макс заказал небольшой зал в уютном приличненьком ресторане на субботний вечер в начале октября. Алла принялась рассылать приглашения родственникам и подружкам, сослуживцам, а Макс был озадачен только тем, чтобы вечер прошел тепло и дружелюбно и никто не кинулся посреди праздника выяснять отношения. Лучше всего было бы не пускать на праздник эту странную Дину. Макс видел, что она являла собой откровенную угрозу мирному семейному торжеству. Но не закроешь ведь дверь перед носом у Сашиной подружки. Этот заносчивый парень даже женщину себе не мог выбрать поприличнее, нашел какую-то подозрительно сексуально-агрессивную барышню с мрачным, тяжелым взглядом диковатых черных глазок.

Устраивая праздник, Макс своим хитрым задним умом понимал, что он своеобразная проверка перед свадьбой, репетиция. Сможет ли Алькина семья повести себя достойно, не испортить настроение его девочке, или превратит вечер в скандал. Если Макс почувствует хотя бы легкий намек на подобное, в день свадьбы он просто увезет Аллу куда-нибудь подальше — к морю, к солнцу, украдет её, чтобы их праздник не был омрачен ничем неприятным.

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru