Пользовательский поиск

Книга Семейный роман. Содержание - Глава третья

Кол-во голосов: 0

Дина с трудом перевела дыхание и сквозь спазмы в горле простонала:

— Как хорошо, Сашенька, как хорошо… Двигайся, не останавливайся, умоляю…

Вместо этих слов она лучше бы заорала от боли. Но Дина готова была выдержать любую боль, только бы Саша забыл о своем сыновнем чувстве. И Дина знала, что именно в такие моменты, он и думать забывал про свою мать, он становился настоящим мужчиной. Таким, который нужен был Дине и которого она никому не отдаст.

Глава третья

1

Весна простояла в этом году небывало жаркая, казалось, природа отдала всё своё тепло апрелю с маем и ничего не оставила на июнь. В июне было дождливо и холодно. Низкие тучи бесконечно натягивались откуда-то с севера и столбик термометра не поднимался выше десяти уже две недели. Люди не снимали плащей и тёплых курток, квартиры выстыли и отсырели. Уже никому не верилось, что по календарю давно лето.

Антон привёз сосновые дров для камина в гостиной и огонь горел почти сутки напролёт. А в семье несмотря ни на что неожиданно восстановилась атмосфера относительного спокойствия. И держалась кряду третий месяц.

В ту же ночь после ссоры Антон уговорил Полину ничего пока не предпринимать, ничего не менять, жить, будто всё идёт по-старому. Он поклялся больше не прикасаться к ней, не навязывать своё общество, лишь бы она оставалась жить в этом доме. Но Антон переживал не о детях, не о репутации семьи, а только о себе. Ему казалось, что всё это вздор, всё уляжется, нужно только переждать какое-то время. Что там такое произошло с его женой — болезнь ли возраста или чрезмерное увлечение современными феминистскими идеями — не важно. Всё пройдёт, всё успокоится и снова они будут жить как прежде — в любви и согласии.

Полине пришлось согласиться на условия Антона. Она могла бы конечно куда-нибудь переехать, снять себе недорогое жильё. Её нынешней зарплаты на это вполне хватило бы. Но как она оставит здесь Сашу? Куда она без него? Значит, какое-то время понадобится на то, чтобы подкопить денег и помочь сыну с покупкой квартиры, в которой и ей найдётся место. Уж если терпела она двадцать шесть лет, потерпит и ещё полгода, хотя они могут оказаться самыми трудными.

Ведь уже теперь Антон иногда смотрит на неё таким тяжёлым взглядом, что ей становилось страшно. Ей казалось, что одно неверное слово, один неверный жест и он снова скрутит её, навалится всем своим крепким телом… Очень часто ей было жутко оставаться с ним в общей спальне, хотя и были их кровати раздвинуты по разным углам. А порой Полина в панике думала о том, что ничего никогда не изменится. Антон в очередной раз одержит над ней победу и никуда её не отпустит и она вынуждена будет с ним снова жить рядом, спать в одной постели, удовлетворять его сексуальные потребности. Может быть, всё же нужно было бежать без оглядки сразу и очень далеко? Ведь Саша уже не ребёнок…

Саша работал как заведённый. Ему нужны были деньги, чтобы купить квартиру для себя и для мамы. Пока вырисовывалась только неплохая трёхкомнатная. В идеале хотелось бы по двухкомнатной маме и им с Диной, но пока это было нереально. Но похоже, что мама и отец снова поладили и можно было особенно не торопиться, выбрать вариант получше. Хотя Саша теперь так редко бывал дома, что ему трудно было судить, как обстоят дела в семье на самом деле. Их босс Максим Андреевич Елхов требовал полной отдачи и не терпел бездействия и инертности. Он сразу увольнял любого сотрудника, который позволил себе прогулять без причины рабочий день или несколько раз опоздал на работу. А те, кто элементарно не справлялся со своими профессиональными обязанностями, были изгоняемы ещё быстрее. Саша с Ильёй хоть и не были в положении наёмной силы, а имели в этой фирме третью часть акций, трудились почти без выходных. Босс Макс им тоже не давал передышки. Но всё, что касалось взглядов шефа на трудовую дисциплину, Саша принимал безоговорочно или почти безоговорочно. Он сам терпеть не мог разгильдяев и бездельников, даром жрущих хлеб. Это было единственным пунктом, по которому Саша не расходился с Максимом Андреевичем во мнениях. По остальным вопросам стычки и споры происходили ежедневно, иногда весьма шумные и конфликтные. Илье с трудом удавалось погасить вспыхнувшую бурную дискуссию, очень напоминающую схватку.

Сам Илья почему-то прекрасно ладил с боссом. Он настолько умело обходил все острые углы, умел урегулировать разнообразные спорные моменты и прийти к разумному, устраивающему обе стороны компромиссу, что сам Максим Андреевич только разводил руками. Антон Луганский называл это не иначе как беспринципностью, но Илья просто умел видеть в любом споре истину, к которой нужно было прийти в общих интересах. А для этого необходимо было только одно — позабыть о собственных амбициях ради общего блага. Саша почему-то это делать вовсе не умел. Макс Елхов по поведению в стычках тоже до последнего держался за своё. А Илья в нужный момент мог заставить себя промолчать и уступить. Казалось, его не особенно заботило собственное реноме и то, как он будет выглядеть в глазах окружающих. А выходило так, что Макс был постоянно на ножах с Сашей, терпеть его не мог, а Илью очень любил. И это даже мягко сказано. О том, как Макс относится к Илье в фирме ходили разного рода легенды и небылицы. И то что Максим Андреевич улыбается только директору по связям и информации Илье Луганскому, и то, что только к его мнению прислушивается, его совета спрашивает… некоторые даже усматривали в этих отношениях сексуальную подоплёку. Но Макс Елхов просто любил своего молодого помощника как сына, которого у него не было, как друга, которым его обделила судьба, как высококлассного профессионала, который был подарком для любого предприятия и его директора. Сам Илья очень спокойно относился к подобной «славе». Макса он уважал и считал, что в бесконечных перепалках между боссом и Сашей дело не выигрывает. Ещё он опасался того, что однажды Саше после очередного идеологического конфликта придётся уйти из фирмы. Предприятие, конечно, потеряет классного специалиста, но всё же выживет, а вот Саше придётся начинать с нуля. Илья как мог, сглаживал противоречия между боссом и другом, но порой это оказывалось очень трудно, почти непосильно.

Тем не менее, дела продвигались, фирма процветала и были реальные основания замахнуться на то, что недавно казалось безумным мечтанием. Саша это тоже понимал, но всё же не мог усмирить свой пыл и всякий раз снова ввязывался в конфликт с боссом.

Жена Кирилла Юля очень быстро привыкла к своей новой семье. Она оказалась, вопреки первому мнению о ней, очень непритязательной и хозяйственной девушкой. Едва ли не со следующего дня она принялась наводить порядок в доме Луганских. Она неустанно прибирала, мыла, готовила обеды, стирала. И всё это делала легко, припеваючи. Может быть она так была воспитана, что занятие хозяйством не просто доставляло ей радость, а было её вторым Я. Оказалось, что Юля нигде не работает и не учится. Как Кирилл с ней познакомился, оставалось загадкой. Антон тут же принялся проявлять настойчиво инициативу, чтобы Юля попыталась поступить в какой-нибудь хоть самый завалящий техникум, но Юля в свойственной ей простоватой манере отмахивалась, говорила, что все женщины в её семье по профессии хозяйки и для неё работа по дому тоже главная работа.

Нельзя сказать, что кто-то в доме был недоволен тем, что Юля занималась хозяйством. Но какое-то время всем было в определенной степени неловко, что эта юная женщина взвалила на себя такой непосильный груз. А Юля только посмеивалась и в мгновение ока переделывала всю самую трудную работу. Теперь квартира сияла чистотой, как в те забытые времена, когда Полина не работала и занималась только домом. В холодильнике всегда была еда, в хлебнице хлеб, на плите свежесваренный борщ. Геля однажды не выдержала и спросила Юлю, которая всегда казалась ей глуповатой, в самом ли деле ей всё это нравится или это своего рода плата за житьё в крупном городе с красивым молодым студентом. Юля поглядела на неё и вдруг ответила:

19
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru