Пользовательский поиск

Книга Родовое влечение. Страница 27

Кол-во голосов: 0

Во время предыдущего приема их развлекали весьма подозрительной аутопсией Элвиса. Фильм выпустила какая-то «Бургер-Кинг Видео». Еще раньше – общением с автором запрещенной книги об эвтаназии. А еще раньше – с обесчещенным министром – членом кабинета. Они собирали знаменитостей и обменивались ими, как бейсбольными открытками,[45] – «Меняю Дэвида Меллора на Клауса фон Бюлофа». Эти люди и их салонные игры действительно исчерпали терпение Мэдди.

– И я больше не желаю ухаживать за твоей псиной, – выпалила она. – Я наконец-то поняла, почему вы, богатенькие британцы, так любите собак. Ведь приятно, когда можно хоть с кем-то общаться на одном уровне!

Она репетировала эту коротенькую речь перед зеркалом в ванной. И ей удалось произнести ее уверенно и решительно! Она чувствовала это. Только когда Мэдди, резко повернувшись, вышла из комнаты и принялась искать в холле свою сумку, она ощутила неприятный холодок в желудке. Оглядев себя, она поняла, что случайно, надевая колготки, заправила в них свою мини-юбку.

У нее возникло вполне обоснованное подозрение, что у ее визы в Высший свет истек срок действия.

Работа

В сущности, все мужики нуждаются только в манекенщице нижнего белья с перевязанными трубами и в психиатре. К этому выводу Мэдлин Вулф пришла, оказавшись на убогих улочках консервативной Великобритании, находящейся не на пике экономического развития. Ей, не имеющей связей и рекомендаций, поступало, мягко говоря, мало предложений о работе. Как это ни удивительно, но Лондон не нуждался в инструкторах по подводному плаванию. Она могла бы работать в агентстве по уходу за стариками. Это включало покупки и уборку дома. За «ночное бдение» с восьми вечера до восьми утра платили сверхурочные, а если приходилось вставать к старику больше двух раз за ночь, платили в двойном размере. Нужно только хорошенько напоить своих подопечных перед сном – тогда на заработанное можно сносно существовать. Участие в процедуре опознавания подозреваемого стоило четыре фунта в час. Можно еще уложить пенкой волосы, продеть кольцо в ноздрю и бродить по Пикадилли-Сиркус, собирая с японских туристов по десять фунтов за фото, или стать буфетчицей в школьной столовой – носить голубой колпак, нейлоновый халат, бежевые чулки и заваривать картофельное пюре из хлопьев. Плата низкая, зато остатки желто-коричневого заварного крема носишь домой ведрами. Существует еще служба, помогающая «маленьким мальчикам выглядеть настоящими жеребцами». Обязанности несложные: флиртовать с ними на приемах и вызывать ревность у их зазнавшихся подружек. Платят сорок пять фунтов за флирт, однако нет медицинской страховки.

Когда Мэдди не просматривала все эти «захватывающие» предложения о работе, она сидела перед телефоном и ждала звонка. Надеясь, что на линии произошла поломка, она каждые десять минут проверяла ее исправность у оператора. После недели такого сидения она получила самое яркое из всех писем Алекса:

«Я безумно люблю тебя, и только любовь предостерегает меня против того, чтобы брать тебя с собой в очередную экспедицию. Я сражаюсь с беспринципной, злобной и инфантильной государственной машиной, которая, глазом не моргнув, подсунула бы в твой багаж наркотики, дабы помешать мне. И дело вовсе не в том, что я не хочу брать тебя. Напротив, самая моя большая мечта – видеть тебя рядом. Однако нас ищет полиция, и я должен сделать все, чтобы не попасться им в лапы. Сомневаюсь, что они причинят мне физический вред, так что не беспокойся на этот счет. И не переживай из-за своей светской оплошности у Сони. Все забыто.

P.S. Я знаю, что ты просто шутила, когда говорила о статье в «Ньюз оф зе Уорлд». Ты не способна на такой низкий поступок, ты гораздо выше этого. Если я не звоню, так только потому, что номер в гостинице напичкан «жучками». Привет Мориарти».

Светская оплошность? Что он имеет в виду? Ее приход незваной? Там, где выросла Мэдди, это не считается оплошностью. Кромсать опасной бритвой яйца своего приятеля – вот это и есть светская оплошность.

А Мориарти? Английские мужчины так романтичны. Алекс оставил ей единственное свидетельство своей любви – огромную блохастую псину, щелкающую зубами и брызгающую слюной. Не так-то просто быть вынужденной владелицей зверюги, которая весит больше тебя.

* * *

Первое, что посчитала нужным сделать Мэдди, – это выбраться из квартиры в Айлингтоне. Даже на луне дышится легче, чем здесь. Она найдет работу с проживанием.

Мэдди не удалось найти ничего лучшего, чем присмотр за домашними животными. Но это длилось недолго. Мориарти, которого, наверное, купили в питомнике, где выращивают собак-охранников, имел обыкновение есть ее подопечных. Все – от пекинеса до морской свинки – были повержены в прах.

В конечном итоге поиски увенчались должностью «кухарки и компаньонки» у пожилого ипохондрика, проживавшего в Найтсбридже. У него было шестьдесят всяких аллергий, и он мог есть только голубей, треску, дыню и горох. Вскоре Мэдди поняла, что готовить для него – все равно что решать сложнейший ребус. Он требовал «Грив фруад»[46] и «Фрикандо де пуассон»[47] и поглощал эти деликатесы быстрее, чем Мэдди разбиралась в рецептах. Еще одним блюдом его меню была сама Мэдди. Каждый раз, когда она проходила мимо, его пожелтевшие от никотина пальцы обязательно касались какой-нибудь части ее тела.

– Готов поспорить, что ты у нас шалунья, – игриво изрекал он. В углах его старческого рта постоянно пенилась слюна. – Девочки вроде тебя нуждаются в хорошей взбучке.

Если смешать слизняка и бланманже, то конечным продуктом и будет мистер Арнольд Танг. Да, эти деньги Мэдди зарабатывала потом и кровью.

Несмотря на аллергию, он содержал восемь кошек, и Мэдди должна была помнить, какие у каждой из них пристрастия, и исполнять все их прихоти. Надменная персидская кошечка любила Бетховена и требовала, чтобы ей гладили живот. Полосатая кошка, драная и шелудивая, предпочитала слушать хиты «Саут Пасифик». Неженка серая имела склонность к Прусту. У кошек, в отличие от Мэдди, которая пользовалась мрачной, вонючей уборной на заднем дворе, была собственная роскошная ванная. Одной из ее обязанностей являлось перекапывать рыбной лопаткой наполнитель кошачьих лотков, выбирать оттуда их дерьмо и выбрасывать его в туалет. В то время как кошки трижды в день лакомились очищенными вручную креветками (они почти сразу их срыгивали, потому что и так были сыты сверх меры), Мэдди приходилось довольствоваться консервированными спагетти и сухими супами. Если кошка воротила нос от миски, ее немедленно тащили к ветеринару, Мэдди же не могла добиться разрешения сходить к зубному врачу и вылечить воспалившийся зуб.

Втирая чеснок в десну, она успокаивала себя тем, что, если ей совсем станет невмоготу, достаточно будет добавить в еду хозяина оливковое масло, чтобы он мигом отправился в больницу.

* * *

Первые две недели Мэдди с головой ушла в работу. Она старалась забыть Алекса, но обстоятельства мешали ей. Одним обстоятельством был потерявшийся презерватив. Она нашла его в себе, когда ехала в поезде в Лондон. Это был своего рода резиновый постскриптум. Другим обстоятельством был Мориарти, которого она тайком поселила в подвале. Он терроризировал кошек и прогрызал дыры в персидском ковре. К тому же Алекса почти постоянно показывали по телевизору. Стоило Мэдди включить «ящик», как ведущий какой-нибудь программы заявлял: «Мой следующий гость не нуждается в представлении». А затем появлялся Алекс. Он участвовал в различных ток-шоу наравне со знаменитостями, которых Мэдди видела только на открытках. Она принималась яростно переключать каналы и натыкалась на кукольное представление «Вылитый портрет», где одним из персонажей был Алекс. Тогда она включала радио, и там тоже был он, на этот раз как участник викторины. Если она открывала журнал, то обязательно натыкалась на его откровения по поводу фарширования перца или нарушения прав животных.

вернуться

45

Открытка с фотографией известного игрока и сведениями о нем на обратной стороне.

вернуться

46

Блюдо из дроздов, которое подается холодным.

вернуться

47

Фрикандо из рыбы.

27
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru