Пользовательский поиск

Книга Понимающий взгляд. Содержание - Глава одиннадцатая

Кол-во голосов: 0

Поужинав, она поднялась наверх. После такого сумасшедшего дня Джейн сильно устала, но мысль о случившемся не давала ей покоя.

Как-то совсем кстати Джейн вспомнила, что скоро она наконец увидит своего Денди. Сердце сильно забилось у нее в груди. Дотси, Сущий Дьявол и Денди. Денди.

Забыв обо всем, что происходит в этом мире, улыбаясь, тихо и сладко Джейн уснула.

Глава одиннадцатая

Наконец пришло время ехать за тремя «Д». Было решено, что поедут за ними Морин, конюх Тим и Джейн. Джейн радовалась только тому, что скоро сможет увидеть Денди. Лишь при встрече с ним сердце учащенно билось у нее в груди. Джейн погладила лошадь по бархатной голове и прижалась губами к его большой брови. Слезы катились по ее щекам.

У Джейн не было времени заниматься с Дотси. По дороге домой она обратилась к Тиму, и он сказал, что так же, как и она, не знает, что будет.

– Медицинское обследование?

– Да, Джейн.

– Тебе надо проверить лошадей на беременность.

– Да, конечно. Мы всегда это делаем, на этой стадии тесты очень простые. Было бы замечательно, если бы Дотси оказалась беременной, хотя, как ни странно, нам пришлось бы не так уж и легко. Если бы у нее все было, как у Гретель. Тебе, видимо, придется уделить ей больше времени.

Вечером дома Джейн осмотрела Лошадь была приятного коричневого цвета, напоминающая орех, лощеная и немного толстоватая. Но это вряд ли походило на беременность, о которой говорил Тим, и хотя она и походила на бочонок, но скорее всего из-за своей лености и чрезмерного питания, что бывало и у Гретель.

– Ну что ты мне скажешь, Дотси? Лошадь заржала.

– Кто это был?

Дотси смотрела в лицо Джейн и непонимающе моргала.

– Ах ты бесстыдница! Вот напишу Расти. Что ж ты сделала? – И тут она заметила, что говорит очень громко. Уильям Бауэр стоял возле двери и все слышал.

– А я думал, что ты уже давно написала и получила ответ, – сказал Бауэр, вертя в руке письмо с американской маркой.

Джейн бросила щетку и подошла к нему. Письмо было от Расти.

Расти нравилось жить в Америке, вообще он чувствовал себя там лучше и верил, что со временем будет счастлив. В письме он интересовался ее делами.

– Очень мило с его стороны, – усмехнулся Уильям.

– «Прежде всего ты, Джейн, – громко читала она. – У тебя все в порядке? Ты счастлива? Ты не изменилась?» – Испытывая некоторое раздражение, Джейн остановилась.

– Ну что же ты, продолжай.

– Это все.

– Что это с вами? – вдруг спросил Уильям.

– Ничего… – обеспокоенно выронила Джейн. Она поняла, что Бауэр заметил ее ушибы, которые так и не зажили. – Все это глупости.

– Согласен. Но все это очень уж подозрительно. Если вы сможете опознать тот куст, который так поцарапал вас, я немедленно срежу его.

– Тот куст далеко, – сказала Джейн.

– Не там, где Родден? – спросил Бауэр.

– Да, я видела его, – холодно ответила Джейн.

– Где это произошло?

– Ой, где-то на дороге.

– Ты точно знаешь где? – наливаясь злостью, спросил Бауэр. – Ах, сэр, разве вы не знаете, что в лесу можно потеряться, тем более в ваших зарослях, но как трудно потом из них выбраться.

– И ты не помнишь, где это произошло?

Конечно, Джейн могла рассказать ему об этом месте, но обещание, данное Роддену, в котором она обязалась не выдавать его убежища, сдерживало ее.

– Меня везла Гретель, откуда ж мне знать!

– А что делал Родден в кустах?

– То же, что и я, – гулял.

Бауэр пристально посмотрел ей в лицо.

– Ты кого-нибудь еще там видела?

– Нет, – ответила Джейн.

– Ладно, – согласился Бауэр, не совсем поверивший ее словам.

Сменив тему, он начал рассказывать о новых открывающихся перед ними возможностях, о лошадях, тренировках, скачках. Бауэр говорил, что состояние Дотси вызывает у него большие сомнения. Он пересмотрел все свои записи и опять вернулся к мысли, что Дотси должна ожеребиться. И скоро все станет ясно. Нужно только написать Расти и спросить, кто отец жеребенка. С кем он сводил Дотси.

Джейн, казалось, уже не слушала его. Она думала о Расти и терялась в догадках о его возможном ответе.

А состояние Дотси между тем у всех не вызывало никаких сомнений. Она должна была ожеребиться, и Джейн готовилась к этому.

Но произошло все не так, как она рассчитывала. Однажды утром Джейн была разбужена страшной паникой. Горел лесной массив. Джейн бросилась к дому Бауэра и столкнулась в дверях с плачущей Терезой – пропали дети Роберт и Роберта. На конном заводе их, кажется, не было. Неужели они там? Неужели их привлек вид огня и треск горящих деревьев?

Джейн снова взобралась на Денди. Пелена дыма сгустилась и почернела. Задул ветер, и Джейн наблюдала, как он рвет огромное темное облако, стремясь разделить его на две части. Внизу и между ними она увидела обугленные заросли, и это зрелище наполнило ее ужасом: она никогда не думала, что огонь может двигаться так быстро и так безжалостно.

Джейн слышала, как конюхи говорили о кенгуру, застигнутых врасплох пламенем, о птицах, падавших с неба от жары, когда языки пламени взлетали вверх. Огонь рвался кверху, и теперь Джейн заметила, что ветер снова стал менять направление. Внезапно клубы дыма бросались вбок, и красные полосы огня прорывались наружу через черноту. Даже здесь был слышен его рев.

Она смотрела до тех пор, пока ее глаза, несмотря на расстояние, красные от дыма, не перестали видеть.

Это уже случалось и раньше, и Джейн говорили, что человеческих жертв не ожидалось. Там, где уже бывали пожары, у людей был опыт, они знали, что им нужно делать.

Джейн добралась до участка, где тропинка сбегала с равнины к той части долины, которую раньше она объезжала с Гретель. Джейн увидела, что здесь пожар прошел стороной; огненные клочья и ветер не нашли сюда пути.

Она натянула поводья и посмотрела вниз. Отсюда нельзя было увидеть убежище Роддена.

Джейн вспомнила тот день, когда она обнаружила его впервые, как увидела хижину между деревьями, а потом и самого Роддена.

Повинуясь ей, Денди начал спускаться с равнины. Теперь путь к хижине не казался Джейн запутанным, она удивлялась тому, что так долго блуждала в тот раз. Даже когда тропинка исчезала, Джейн все же находила узкую, но видную колею.

Тут не было не малейшего признака пожара. Как она это точно определила с высоты, ветер обошел этот участок стороной. Наконец, среди деревьев появилась хижина. Денди продолжал идти, как будто это была самая обычная горная тропа. Он переступал через поваленные стволы, задевая крупом за нависшие деревья, не выказывал норова, свойственного Гретель. Последний крутой спуск он преодолел боком, без напряжения, доставив Джейн к хижине, словно совершал прогулку вокруг конюшен. Она с любовью похлопала коня по крупу, заметив, уже не в первый раз за сегодняшнее утро, что он покрылся влажным потом. Джейн сказала ему с тревогой:

– Денди, ты не в такой хорошей форме, как я думала – тебе и мне нужно иметь это в виду.

– Затем, оставив коня без привязи (она знала, что Денди это не Гретель и никогда не уйдет сам), Джейн пошла к хижине.

– Кто-нибудь есть тут? – позвала она.

Перед глазами Джейн предстало зрелище, которое она и хотела увидеть, не смея на это надеяться. Перед ее ищущим взором возникли близнецы, глаза у обоих красные. Роберт и Роберта.

– Милые мои, – крикнула Джейн и бросилась им навстречу.

Они пробыли в ее объятиях довольно долго. Никто не сказал ни слова. Они не плакали. Джейн увидела по их перепачканным лицам, что они выплакали все слезы. Она посмотрела назад чтобы убедиться, что с Денди все в порядке.

– Почему вы здесь? – спросила она. На это они ничего не ответили; не потому, что не хотели, подумала Джейн, просто они сами не знали толком как и почему оказались здесь.

– Они никогда не вернутся, – это сказал Роберт охрипшим, но твердым голосом.

– Кто? – спросила Джейн.

29
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru