Пользовательский поиск

Книга Незнакомцы в ночи. Содержание - Глава 6

Кол-во голосов: 0

— Вы поймёте, когда будете к этому готовы.

Чуть насторожившись, она поправила ремешок сумки на плече и застегнула голубой жакет.

— В таком случае спокойной ночи.

Джек проследил взглядом, как Андреа вышла через дверь, ведущую в вестибюль, сожалея одновременно об упущенной победе и о том, что дал номер своего офиса. Ему следовало отпустить её час назад, пока его ещё не разволновал её рассказ.

Глава 2

Джек покинул бар, вернулся в номер и отправился в душ. Он стоял под горячей струёй, когда зазвонил телефон. Не смыв пену, он бросился в спальню. Аппарат находился на ночном столике, рядом с часами, которые показывали час тридцать пять. Джек схватил трубку, при этом споткнувшись о коврик.

— Да!

Женский голос на другом конце провода прозвучал полным контрастом его грубому «да»:

— Джек, у меня появилась мысль.

— Какая же?

После короткой паузы и колебания голос сказал:

— Говорят, если ты упал с велосипеда, то самое лучшее — отряхнуть с седла пыль и снова сесть на него.

Джек хмыкнул, узнав обладательницу мягкого голоса.

— Да, очаровательная Лефти, это так. Но не слишком поспешно.

— Мудрец. Кстати, я давно отгадала загадку.

— Что наверняка восстановило вам душевное равновесие, и вы должны сейчас спать сном младенца.

— Скажите это моему телу. Я не могу успокоиться и остыть, Джек, как ни старалась.

Вытирая полотенцем мокрые волосы, он переминался с ноги на ногу.

— Похоже, вы обвиняете меня.

Она издала какой-то хриплый стон.

— Разумеется, вас! Я хочу отправиться на прогулку, о которой вы говорили, Джек. И это должна быть прогулка, совершенно отличная от прежних, и совершенно новый велосипед.

Джек посмотрел на своё отражение в большом — во весь рост — зеркале на дверце шкафа и увидел нагого сурового великана, воина, который получил в баталиях множество шрамов — как телесных, так и душевных. В свои тридцать шесть лет он остерегался подобного рода случайных связей. Он уже давно научился отказывать слишком навязчивым девицам.

Но эта леди была исключением, она была богиней, мечтой. Утончённой штучкой, которую может спугнуть малейшая грубость, любая неосторожность. Он спас её, поэтому она ему доверяла. Доверие может испариться с восходом солнца, как туман над заливом Сан-Франциско. Выдержит ли он испытание?

— Джек, — снова послышался её голос. — Ты понимаешь, что я имею в виду? Я хочу, чтобы именно ты помог мне сесть на велосипед.

— Ах, дорогая моя…

— Или это был лишь пустой разговор?

— Я пытался помочь тебе найти выход, но вовсе не имел в виду себя. Я имел в виду мужчин вообще. Секс вообще.

— Но я хочу тебя.

Он сделал осторожный выдох.

— Это очень лестно, но подозреваю, что ты смотришь на меня глазами усталой и одинокой женщины.

— Никогда в жизни я не была столь осмотрительной!

— Ты знаешь, что я имею в виду, — ответил он не менее сердито, чем она. — Тебя до этого погубили иллюзии, хотя глаза твои и были открыты.

— Ты очень настоящий, Джек. — И совсем пылко добавила: — Очень надёжный!

По телу Джека пробежала дрожь, кровь прилила к паху.

— После ночи всегда приходит утро, и в беспристрастном свете дня ты поймёшь, что я не подарок.

— Кто это может сказать?

— Поверь мне, я знаю.

— Во мне есть какие-то… дефекты, Джек? Корбин мне постоянно намекал на это.

— Он лживый негодяй. Классическая уловка, чтобы держать человека в повиновении.

— Мне очень хотелось бы этому верить…

Джек закрыл глаза.

— Это так очевидно.

— Если ты скажешь, что не думал о том, как мы будем с тобой кувыркаться голыми, я говорю тебе «до свидания»!

— Ладно… Я в восемьсот девятом номере. Или же ты хочешь, чтобы я к тебе… — Джек оборвал фразу, услышав гудки в трубке. Стало быть, она была преисполнена решимости оказать услугу на дому. Нужно лишь побеспокоиться открыть дверь.

* * *

Андреа знала, что поступает безрассудно, отдаваясь незнакомцу, но Джек казался таким правильным и подходящим для неё. И, что даже важнее, он тонко чувствовал разницу между добром и злом и готов был биться за справедливость. Корбин уже давно отказался от борьбы.

Она постучала в дверь, затем повернула круглую ручку и убедилась, что дверь не заперта. Андреа быстро прошмыгнула внутрь и закрыла дверь за собой. Затем повернулась, чтобы осмотреться. В комнате царил полумрак, её освещало лишь бра над кроватью, да ещё полоска света падала из полуоткрытой двери в ванную. Декор здесь был такой же, как и в её комнате. Широкая двуспальная кровать…

Тишину нарушал только шум льющейся воды.

Андреа заранее подготовилась к тому, чтобы быстро раздеться. Сбросив сандалии, она босиком направилась к полоске света, падающего из ванны. На ходу сняла с себя простенький хлопковый халат, лифчик и трусики и отшвырнула их в сторону. Волосы её были распущены по плечам.

Джек стоял в ванне и, подобно тигру, который ждёт приближающуюся жертву, наблюдал за её действиями. Спустя несколько секунд дверь в ванную распахнулась. Через прозрачную штору он увидел обольстительный силуэт, колыхающиеся при движении груди. Андреа не колебалась, пальцы с красным маникюром схватили край шторы и отодвинули её.

Джек был готов к встрече с её наготой, но вряд ли ожидал увидеть столь совершенную фигуру. Высокие полные груди и ягодицы казались тугими и крепкими. Все тело было покрыто ровным матовым загаром, на фоне которого между обольстительно округлых бёдер чернел не менее обольстительный пышный треугольник волос.

Андреа грациозно шагнула в ванну и слегка вздрогнула, когда упругие струи душа ударили ей в грудь. Соски тут же встрепенулись и превратились в твёрдые бутоны.

Зрелище было настолько волнующее, что тело Джека отреагировало мгновенно. Более не имея сил сдерживаться, он провёл ладонью по упругим полушариям ягодиц и одновременно сжал пухлую подушечку лобка. Затем с глухим стоном обхватил Андреа за плечи, приподнял её и притянул к себе, прижав нежные женские груди к своей волосатой груди. Как порыв знойного ветра, прозвучали его слова, произнесённые у неё над ухом:

— Дай знать, если будет больно.

— Эта боль такая сладкая, милый. — Андреа обвила руки вокруг его шеи, наслаждаясь сладостными ощущениями, которые рождались от соприкосновения их тел. Хотя сладостнее всего у неё ныло внизу, между ног.

Она тихонько вскрикнула, когда руки Джека, блуждавшие по её спине, подставили её под струи воды.

— Я хочу, чтобы ты стала мокрая, Лефти.

— Я пришла к тебе уже мокрая.

Застонав, он крепко поцеловал её в губы. Андреа ответила ещё более пылко, прижавшись губами к его губам и погрузив вглубь язык, ощутив при этом его ни с чем не сравнимый вкус.

Они ласкали друг друга, и их стоны гулко отражались от отделанных плиткой стен.

Без какого-либо предупреждения Джек сжал ладонями крепкие округлые ягодицы и приподнял Андреа. Уцепившись за его шею, она обвила ногами его талию, прижавшись своими нежными лепестками к твёрдому стволу.

Он встретился взглядом с Андреа, и глаза его сверкнули, как в тот раз, когда она зажигала ему сигарету. Выдержав его взгляд, Андреа скомандовала:

— Покатай меня.

Он осторожно стал приподнимать её вверх и опускать вниз. Она скользила вдоль всей длины его вздыбленного пениса, и эти движения рождали у обоих сладострастные ощущения, которые волнами разливались по всему телу.

Эта мучительно-сладостная игра продолжалась до тех пор, пока её не решилась нарушить доведённая до предела Андреа. Крепко обхватив Джека, она медленно опустилась на тугой пенис.

Когда его ствол оказался в её бархатных тисках, Джек прижался спиной к стенке ванны. Андреа продолжала обнимать его за плечи, лаская пенис ритмичными сокращениями внутренних мышц. Тем временем Джек начал энергичное движение. Секунды складывались в минуты, сладострастные ощущения нарастали. Ошеломительный оргазм лишил их сил, они опустились на дно ванны и некоторое время лежали без движения, омываемые струями воды.

3
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru