Пользовательский поиск

Книга Незнакомцы в ночи. Содержание - Глава 5

Кол-во голосов: 0

Они оба захихикали, после чего в их разговоре возникла доверительная пауза. Андреа играла со спичечной картонкой, которой воспользовалась для того, чтобы зажечь сигарету Джеку. Джек продолжал курить эту сигарету, стараясь выжать из неё все, докуривая до самого фильтра. У него появилось странное желание снова пощупать у Андреа пульс, ощутить трепет нервов на фоне её невозмутимой, утончённой оболочки. Она была явно наэлектризована и излучала сумасшедшие разряды.

Не было никакого смысла в том, что она сидит сейчас рядом с ним. Любезности и слова благодарности уже произнесены, ключи от комнат находятся у портье. Джек отлично понимал, что она в любой момент может снова вернуться к своему прежнему мировосприятию человека из первого класса. Ожидание и неопределённость делали своё дело, он испытывал все растущее беспокойство и раздражение. Лучше бы она оставила его.

— Так что, Джек, вы много путешествуете?

— Довольно много, — признался он. — У меня небольшой бизнес и контора в Лос-Анджелесе.

— Каким бизнесом вы занимаетесь?

— Изучением маркетинга. Я разрабатываю стратегию, как уговорить людей тратить больше, чем они это делают. Я был в Сиэтле, проверял кредитные карточки.

— И насколько успешно идут дела?

— Только время покажет. — Он пыхнул сигаретой. — А что вы скажете о себе?

— Я тоже живу в Лос-Анджелесе.

— Навещали родных в Сиэтле?

Она поиграла салфеткой.

— Нет. Просто отправилась в горы, чтобы немного побыть одной. Подумать.

Когда взгляд Джека упал на грушевидный бриллиант на её безымянном пальце, она смутилась, поняв, что, вероятно, слишком назойливо его демонстрирует.

— Вы что-нибудь понимаете в бриллиантах, Джек?

— Немного. Меня можно одурачить стекляшкой, но не настоящей вещью. — По выражению его лица можно было подумать, что он считает её бриллиант подлинным.

В её взгляде промелькнуло нетерпение.

— Нет-нет, я о другом! Вы знаете, что означает, если кольцо не на левой, а на правой руке?

— Вы хотите мне это объяснить, Андреа?

Она порозовела.

— Это означает, что я имею полное право пофлиртовать с вами.

— Но, возможно, нет практики, — мягко предположил он.

Она зарделась ещё сильнее и опустила чёрные ресницы.

— Это так сильно заметно?

— Я ведь из числа наблюдательных, вы помните?

Она с усилием приподняла веки и посмотрела ему в глаза.

— Что же, вы правы. Я не вращалась в обществе несколько лет, убеждая себя, что мой брак весьма удачен. Я весьма редко испытывала искушение совершить адюльтер и никогда этого не делала.

— Что же стало причиной того, что вы освободились от иллюзий?

— Скажем так: узнала, что мой муж предавался разного рода соблазнам.

— Понятно.

— В конце концов я застала его на месте преступления, после чего уже не могла сомневаться в его неверности. Как и не могла притворяться, что можно с помощью каких-то усилий наладить отношения.

— И вы расстались?

— Да. Я переехала в Глендейл месяц тому назад. У меня небольшая квартира в прекрасном месте.

— А бегство в Сиэтл?

— Это по просьбе Корбина. Он хотел, чтобы я уехала, обдумала наш разрыв.

Джек сделал гримасу, выражающую неодобрение.

— Слишком большая любезность с вашей стороны.

— Мой муж может быть весьма убедительным. Я думала, что если пойду ему навстречу последний раз, он не обойдётся со мной столь круто.

Каждый мускул в теле Джека напрягся, ему захотелось схватить стакан и раздавить его.

— И насколько крут оказался Корбин?

Она посмотрела на него с сочувствием и удивлением.

— Ой, Джек! Какой взгляд! Или вы надеетесь спасти меня от всего мирового зла за один день?

Именно такая мысль Джеку и пришла в голову и, очевидно, была прочитана. Для человека, который считает своё лицо непроницаемым, а сердце — тайной за семью печатями, подобная демаскировка должна быть неприятна. Однако стоило Джеку взглянуть в огромные глаза, в которых наряду со страхом затаилась надежда, он понял, что, если понадобится, сможет полететь без крыльев, спуститься без парашюта. Отшвырнуть и выволочь пьяного маньяка при подобных обстоятельствах было сущим пустяком. Как и нейтрализовать мужа, если до этого дойдёт дело.

Не сходит ли он с ума, обрекая себя на такое рыцарство? Не следует ли без долгих слов попрощаться? Если только язык повернётся сказать «до свидания».

— Мы незнакомцы, — тихо проговорила она, словно уловив его колебания. — Вам ни к чему проявлять беспокойство по этому поводу.

Джек понял, что её слова искренни лишь наполовину. Она хотела, чтобы он проявил озабоченность, хотя бы чуть-чуть, — Ну и вам удалось извлечь пользу из своего бегства от себя? — спросил он.

— Даже больше, чем вы можете представить, — с чувством ответила Андреа. — Я возвращаюсь, неожиданно зарядившись мужеством. Нет причин, почему одна из старых целей не может быть реализована. Я могу снова вернуться в колледж либо организовать собственное дело и поступать так, как мне хочется.

— А не так, как рассчитывал этот Корбин?

— Не так, — согласилась Андреа. — Он предпочитает, чтобы я сотрудничала с ним.

— Вы кажетесь слишком молодой, чтобы находиться в этой непростой кутерьме.

Она покрутила бокал с вином.

— Двадцать пять лет. Мне было двадцать один, я училась в колледже, когда Корбин впервые проявил ко мне интерес. Он появился в колледже, присматривая место для съёмок своего нового фильма. — Она задумчиво покачала головой. — Тогда я была слишком молода, чтобы понимать.

— Андреа Доанес… Корбин Доанес… — раздумчиво произнёс Джек. — Это он производит сногсшибательно пышные фильмы?

— Да. Я думала, что вы сразу уловили связь.

— Я не слишком большой знаток искусства…

Она убрала прядь чёрных волос со лба. Похоже, она обрадовалась.

— Так приятно разговаривать с человеком, который не боготворит его и не рассматривает меня просто как «жену».

— Тем более что роль жены сделала вас такой несчастливой.

Андреа закусила губу.

— Все могло быть иначе, если бы меня должным образом оценили. Я всегда была полезным человеком для Корбина — координатором его программ, его правой рукой… или левой в моем случае, — шутливо добавила она. — Но он никогда этого не признавал. Он принимал мою помощь, но упорно продолжал считать меня своим трофеем, никчёмной безделушкой. Все кончилось кокаином и любовницами.

Джеку не удалось скрыть отвращения в голосе:

— Почему вы терпели его так долго, Андреа?

— Потому что надеялась, что он осознает истину. Если бы я проявила достаточно твёрдости… Если бы он переборол свою тягу к кокаину… — Она беспомощно замолчала.

— Все в Голливуде разводятся. Странно, что он противодействует этому.

— Корбин не любит терять. Никогда не любил. Люди просто так не уходят от него. Он покупает их и ожидает, что они будут верны ему пожизненно. — У Андреа задрожал голос. — Конечно, я понимаю, что совершила глупость, поверила сказочным обещаниям, но он так красиво говорил. И поначалу все было очень здорово.

Джек помрачнел.

— Хищники такого рода могут быть весьма убедительны и красноречивы, они умеют заманивать людей.

Джек обычно умел их распознавать, хотя и не всегда. Человеку свойственно иногда попадаться на удочку.

Было уже очень поздно, и бар закрывался. Андреа проявила инициативу и жестом показала, что собирается уходить. Он не стал её удерживать.

— Спасибо за то, что выслушали, Джек. Спасибо за все. — Она сползла со стула и, поколебавшись, спросила: — Я могу вам позвонить когда-нибудь?

Джек дотянулся до картонки со спичками и написал номер телефона своего офиса. Андреа сунула его в сумочку.

— Я крикну в следующий раз, когда мне понадобится герой.

Он повернулся на стуле и слегка коснулся рукой её бархатистой щеки.

— Одна длительная велосипедная прогулка — и вы будете здоровы. С гарантией.

— Что вы имеете в виду?

Он подмигнул.

2
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru