Пользовательский поиск

Книга Несгораемая страсть. Содержание - Четвертая глава

Кол-во голосов: 0

Джей Ти отхлебнул кофе.

— Напоминаешь ему, что ты леди, Киз? — усмехнулся он.

— А тебе обязательно надо напомнить, какая ты язва, Джон Томас, — огрызнулась она, не раздумывая. Затем налила чашку кофе и протянула Митчу.

— Спасибо. — Он достал пузырек с аспирином из кармана синих форменных брюк.

— Голова болит? — нахмурившись, спросила Кизия. Работа у нее и так опасная, не хватало еще пожарных, страдающих похмельем.

Митч на секунду встретился с ней взглядом, явно догадавшись о ходе ее мыслей.

— Ничего страшного, — твердо заверил он, не пытаясь оправдываться. — Мне бывало гораздо хуже от дыма.

— Можешь не говорить, парень, — с чувством заявил Джей Ти, облокотившись о кухонный стол. — Помнишь тот жуткий поджог две недели назад? В Монро? Я с такой головой домой вернулся, что тебе и не снилось. Думал, чертова черепушка пополам расколется!

Кизия могла только посочувствовать. Пожарные часто страдают от головных болей. Естественно, это не такая большая опасность, как ожоги, переломы или отравления токсичными газами, но хорошего в этом мало. Ее аптечка была доверху набита анальгином.

Она разглядывала Митча еще пару секунд и наконец решила, что он не солгал насчет своего самочувствия. Отвернувшись, она налила кофе для себя.

— Мне показалось, вы со Шкафом Рэндаллом нашли общий язык вчера вечером, — ехидно заметил Джей Ти.

У Кизии замерло сердце, но она умудрилась сохранить равнодушное выражение лица. Она предполагала, что кто-то из сослуживцев мог заметить их танец или даже совместный уход с вечеринки. Поездка на метро предоставила ей кучу времени для того, чтобы обдумать свои действия. Она не будет ничего отрицать. Но и откровенничать не станет.

— Правда? — переспросила она, аккуратно размешивая сахар.

— Ага. — Джей Ти щелкнул языком, по-видимому, желая выудить побольше информации. Кизия в ответ окинула его непроницаемым взглядом. После нескольких секунд молчания, он добавил, — Ты так классно смотрелась, танцуя с ним под ту мелодию.

— Зато про тебя никто такого не скажет, — заявил Бобби Роббинс, ворвавшись в кухню с баскетбольным мячом подмышкой. — Не знаю, где ты был, когда Господь наделял людей чувством ритма, Джей Ти, но оно у тебя совсем завернутое.

Митч заржал. Кизии удалось несколько секунд сохранять невозмутимый вид, но затем и она рассмеялась. Может, кому-то слова Бобби и покажутся оскорбительными, но не ей. Она много раз видела, как Джей Ти пытается танцевать. Зрелище, ей-богу, плачевное.

— Ага, ага, ага, — Джей Ти ответил своим коллегам весьма неприличным жестом.

— Что, и уроки танцев у Артура Мюррея не помогают, Джон Томас? — съязвила Кизия, решив, что должна ему пару шуточек за его намеки насчет Шкафа.

— Что-то не заметно, — встрял Бобби, стуча баскетбольным мячом по исцарапанному линолеуму. — Джей Ти устроил настоящее представление после того, как ты смылась на пару со Шкафом, Киз. Если бы ты видела, как он пытался охмурить ту кралю…

— Кизия уехала домой со Шкафом Рэндаллом? — вмешался Митч, чуть не разбив об стол кофейную чашку. Он повернулся к ней с выражением любопытства и удивления на конопатом лице. — Во даешь, Кизия. И когда это началось?

Все заранее заготовленные ответы вылетели у нее из головы.

— Э… ну… — выдавила она, надеясь, что никто не заметит ее пылающих щек.

— Эй, Кэрью! — крикнул кто-то из другого конца здания. — Тебе звонят! Имя не назвали, но, судя по голосу, это Шкаф Рэндалл!

— Алло?

— Привет, киска.

У Кизии перехватило дыхание. Ему не следовало звонить, — подумала она. — Не сюда. Не сейчас. Но раз уж позвонил…

Господи, как же она рада!

— Шкаф, — откликнулась она, понизив голос. Телефон стоял в комнате, где хранилось оборудование. Сейчас в пределах слышимости находились несколько ее сослуживцев. Она знала, что Джей Ти, Митч или Бобби могут заглянуть сюда из любопытства в любую минуту.

— Думала обо мне?

— Гм… — Она умолкла, притворившись, что перебирает свои воспоминания. Хоть это и не в ее стиле, но она не смогла удержаться, чтобы не пококетничать. — Пару раз ты приходил мне на ум.

Шкаф хмыкнул, не обидевшись на ее притворное равнодушие. Если бы Кизия вела счет, она накинула бы ему пару баллов за его реакцию. Многие мужчины считают себя пупом земли и ждут от всех окрестных женщин соответствующего отношения.

— Тяжелое утро выдалось, да?

В другом конце комнаты что-то упало. Кизия вздрогнула, услышав звон металла, ее свободная рука метнулась к горлу. Жилка у основания шеи непрерывно пульсировала под пальцами.

— Кизия?

— Я здесь, — торопливо ответила она. — И раз ты спрашиваешь… нет. Все тихо. Ни одного вызова.

— Позавчера тоже было тихо, — заметил Шкаф. — Единственным развлечением для первой смены оказался пожар на свалке. Парочка бомжей рвали и метали, когда мы приехали тушить. Кажется, они собирались чего-то там поджарить.

Кизия рассмеялась, представив себе эту ситуацию. Затем серьезно добавила:

— Но я же не говорила, что хочу, чтобы случился пожар. У людей дома сгорают дотла, бизнес вылетает в трубу… если бы я могла, то не допустила бы этого.

— Аминь, — торжественно произнес мужчина на другом конце провода.

— Но раз не могу, — продолжила Кизия, вздохнув, — то мне бы хотелось делать что-то полезное. Ты понимаешь, что я хочу сказать, Шкаф. Сидение на станции так утомляет.

— Я понимаю, малыш.

Наступила пауза. Кизия крутила пальцами телефонный провод, прислушиваясь к стуку своего сердца. Желание кокетничать прошло. И слава Богу. У нее никогда не получалось.

— Итак, — сказала она наконец.

— Итак, — повторил Шкаф, понизив голос. — А ты не спросишь, думаю ли я о тебе?

Кизия облизнула пересохшие губы.

— А т-ты думаешь?

— Ага. Я думаю о том, как сильно мне хочется пригласить тебя на ужин послезавтра.

Четвертая глава

В последующие шесть недель Ральф Букер Рэндалл четыре раза приглашал на ужин Кизию Лоррейн Кэрью. Она отблагодарила его пикником на реке Чаттагучи и билетами на концерт джазового квартета.

Им было хорошо вместе. Они много смеялись. Разговаривали о себе и о своих жизненных планах. Но хотя их прикосновения друг к другу становились все более страстными и все более частыми, они не делали попыток к сближению.

Как говорил Шкаф, им надо было многое узнать друг о друге…

В последний понедельник июня Кизия и Шкаф сидели в относительно тихом уголке ресторана «Варсити» в Атланте. Они зашли перекусить после бейсбольного матча, прерванного из-за дождя.

«Варсити» был довольно крупным рестораном, расположенным недалеко от политехнического института штата Джорджия. Он специализировался на гамбургерах и чили. Здесь можно было встретить самую разношерстную публику, вплоть до настоящих знаменитостей — кинозвезд, музыкантов, известных спортсменов и политиков. Шкаф привел сюда Кизию сразу после их знакомства. С тех пор она очень полюбила это заведение.

— Я правильно тебя поняла? — переспросила Кизия, запивая луковые кольца ледяным апельсиновым соком. — Джексон встретил эту женщину на пожаре?

— Ага, — поддакнул Шкаф, вытирая пальцы бумажной салфеткой. — Если это можно назвать встречей.

— То есть, она в буквальном смысле упала ему в объятия.

— И грохнулась в обморок, как настоящая южная красотка.

Кизия поджала губы.

— Но ведь она из Бостона.

— Так мне говорили.

— А теперь она поселилась у Джексона и Лорелеи?

— Дом Джексона рассчитан на две семьи, киска. Она сняла половину дома. И переедет в конце недели.

Кизия взяла еще одно луковое колечко и начала жевать, обдумывая историю, рассказанную только что Шкафом. Полторы недели назад он, Джексон Миллер и остальные пожарные из первой смены выехали тушить пожар в трехэтажном жилом здании. Когда они прибыли, полыхало вовсю. Их усилия оказались напрасны. Хотя обошлось без жертв, дом сгорел дотла.

10
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru