Пользовательский поиск

Книга Непристойные игры. Содержание - Глава пятнадцатая

Кол-во голосов: 0

— Оливия, — тихо проговорил он. — Лив… Почему ты тогда сбежала от меня в город?

— Не имеет значения, — отрезала она.

— Сейчас ты не хочешь впустить меня по той же самой причине? — нащупывал Кейд корень проблемы. — Лив, дорогая, поверь мне. Тогда у тебя не было никакого повода сбегать. Быть может, мы просто неправильно поняли друг друга…

— Все я правильно поняла, — возразила Лив. — Ты сам пару часов назад предложил мне подыскать для себя новую работу.

— Я все могу объяснить. Только постарайся спокойно выслушать и понять, милая. Мне не нравятся те отношения, которые сложились между нами за последнюю неделю, эта нелепая и непристойная игра. Я вообще не терплю игры. Если и быть вместе, то иначе. Лив, ты слышишь меня? — Он вновь постучал в дверь, не дождавшись ответа. Лив, судя по всему, отошла в глубь комнаты. — Только не торопись с решением, — продолжал он. — Не уходи из Фэзерстоун-Холла в таком состоянии. Лив, отзовись. Мне вышибить дверь или мы поговорим с тобой как взрослые люди, когда ты немного придешь в себя?

— Не понимаю, зачем высаживать дверь. Ты забыл, как она открывается? — раздался усталый голос Оливии.

Кейд попробовал, и дверь неожиданно поддалась. Он очень удивился. Значит, Лив и не думала запираться? Затем усмехнулся и вошел.

— Больше никаких дверей, Лив! — сурово объявил он.

— Как скажешь, ты тут хозяин, — все тем же усталым и бесцветным голосом произнесла девушка, стоя у окна спиной к нему.

— Нам нужно серьезно поговорить! — снова начал Кейд, усевшись.

— Избавь меня от назидательных бесед, — тотчас возразила она. — Это нечестно.

— Я не понимаю. Что нечестно? Ты пока еще ни слова не дала мне сказать.

— А к чему слова, Кейд? Я давно уже призналась тебе в любви. Конечно, я поступила опрометчиво. Уважающие себя женщины так не делают. Но это правда. Я безумно люблю подполковника Кейда Гранта. А все те доводы «за» и «против» наших отношений, которые у тебя припасены, меня не интересуют, если ты не разделяешь моих чувств.

— Я не вижу никаких противоречий в том, чтобы попытаться увязать чувства и рациональные соображения. И не стоит так драматизировать, — назидательно произнес он.

— Просто ты тут ни при чем, Кейд, — прошептала Оливия.

— Объяснись, пожалуйста, — попросил он.

— Мне нужна тихая спокойная жизнь. Вот и все. А та любовь, которой я сейчас болею, она переворачивает мне всю душу. Я перестаю понимать, кто я и что со мной происходит. Это мука. Не хочу страдать.

— Странно слышать, — вздохнул Кейд.

— А ничего странного тут нет. Просто ты не настолько хорошо меня знаешь. А моя мама постоянно твердит, что я обречена на одиночество.

— Какая ерунда! — бросил он.

— Не ерунда, Кейд. Я не в состоянии выносить такое сильное эмоциональное напряжение. Я попробовала жить эмоциями, ощущениями, решив, что ты с большим пониманием отнесешься к моей просьбе. Однако этого не произошло. Ты воспринял это как проявление беспутства с моей стороны. Но теперь я и сама осознала, что вряд ли сумею совладать со всем тем, что меня переполняет, да и рассчитывать на взаимность, увы, не приходится. А для совместных планов ты обязательно найдешь кого-нибудь.

— Мне не нужен никто другой…

— Кого-то более квалифицированного и приспособленного к жизни…

— Не говори так.

— Теперь-то я понимаю, что мне нужно было остаться с Хорейсом, — не слыша его возражений, продолжала размышлять вслух Оливия.

— С Хорейсом?! — тут же вскипел Кейд. — Ты можешь заикаться о Хорейсе после того, что между нами было?! Только не в этом доме, Лив! Я запрещаю тебе! — категорично потребовал хозяин.

— А если я лучшего и недостойна. Ведь он совсем не плох, — парировала молодая женщина.

— Если он достаточно хорош для тебя, почему же ты от него сбежала? — резонно поинтересовался он.

— Вот я и говорю, что это моя ошибка. Быть может, мы могли бы сделать друг друга счастливыми. Следовало просто попытаться пережить проблемный для любой пары период притирки. Но я до смерти боялась не выдержать это испытание и потому сбежала. Мой поступок говорит только о моей трусости, а не о правильности выбора, — рассудила Оливия.

— Ты осознала это теперь не для того, чтобы повернуть вспять. Лив, ты просто обязана не допустить подобное вновь. Разве ты сама не видишь, что ситуация может повториться? Да, у нас с тобой все иначе. Мы еще не имели возможности довериться друг другу полностью, разобраться в отношениях, задуматься о будущем. А ты уже спешишь пожертвовать тем общим, что у нас есть, ради пресловутого покоя, которого никогда не сможешь достичь.

Глава пятнадцатая

Они больше ни о чем всерьез не говорили. Порывы страсти единодушно решено было отложить. Оба чересчур устали.

— Знаешь, Кейд, нужно уметь прислушиваться к мнению людей, которые тебя давно и хорошо знают. Если мама утверждает такое, значит, у нее для этого есть веские основания.

— Я тоже тебя знаю и не разделяю ее мнение.

— Ты не можешь изучить меня так же хорошо, как она, — возразила Оливия.

— Я знаю много такого, о чем она даже не догадывается. Известно ли тебе, что я многократно принимал решение отказаться от твоего пребывания в Фэзерстоун-Холле, но так и не смог этого сделать? Хочешь услышать, почему?

— Нет, — покачала головой Оливия, однако явно заинтересовалась.

— Ты мне этого не позволила, — объявил Кейд. — Всякий раз, когда я был близок к тому, чтобы реализовать свое намерение, ты поступала настолько непредсказуемо, демонстрировала столь незнакомые мне прежде новые и удивительные свои качества, что я не мог решиться попрощаться с тобой. И пусть мой разум твердил обратное, я чувствовал, что твое присутствие мне необходимо. И чувство всегда оказывалось важнее.

— Мы знакомы всего две недели. Неудивительно, что ты ухитряешься замечать во мне что-то новое. Но это ровным счетом ничего не доказывает, — упорствовала она.

— Знаешь, Лив, я мог бы согласиться с тобой и твоим скептическим отношением к моим словам, если бы мы говорили о ком-то другом, а не о тебе. Я лишь пытаюсь убедить тебя в том, что твое расставание с Хорейсом ты не должна рассматривать как нечто трагическое и необратимое. Если девушка двадцати двух лет решает не выходить замуж, она имеет на это все основания. Я знаю, бытует мнение, особенно в провинциальных местечках вроде нашего, что замужество для женщины — это единственный верный путь в жизни. Но ты не относишься к этой категории обывателей, не так ли? И своим сегодняшним активным участием в полковом бале ты это лишний раз подтвердила. Люди прислушиваются к твоему мнению, люди доверяют тебе. И уже поэтому ты не обречена на одиночество. Ты, с твоим энтузиазмом и даром заражать им других, свой круг общения всегда найдешь. А свадьба с местным ловеласом и болтовня с подругами-бездельницами в здешнем гольф-клубе — это не тот путь, которым ты должна идти. Таково мое убеждение.

— Не нужно мне ничего внушать, Кейд, — с некоторым раздражением отозвалась Оливия.

— Хорошо, не буду. Мне интересно, как ты себе представляешь свой следующий шаг. Новое место, опять с нуля, неудачный роман, очередной побег…

— Вот видишь, Кейд, на самом деле ты говоришь в точности как моя мама, — уличила его Лив.

— Нет, мое мнение совершенно иное. Я никогда не стану утверждать, что ты обречена на ту или иную долю. Ты в состоянии преодолеть то, что твоей матери кажется непреодолимым.

— Каким же это образом? — недоверчиво поинтересовалась она.

— Перестань играть роли, которые быстро приедаются. Возможно, я не увидел твоей потребности в любви именно по той причине, что ты сама ее тщательно скрывала — за своей нелепой фантазией, в частности. Я имею в виду условие насчет обязательного секса по первому твоему капризу… Лучше прислушайся к тому, что я пытаюсь тебе объяснить. Конфронтация — это мой профиль. Я много войн перевидал. Любой конфликт зарождается не между враждующими сторонами, а в стане каждой из них, и только потом начинается поиск внешнего противника, чтобы выплеснуть на него весь накопившийся негатив.

21
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru