Пользовательский поиск

Книга Непристойные игры. Содержание - Глава тринадцатая

Кол-во голосов: 0

— Что случилось, Кейд? Я что-то сделала не так? — взволнованно и растерянно спросила его любовница.

— Лив, прости, но все эти игры не по мне, — резко заявил он, вытираясь полотенцем. — Мне очень жаль…

— О чем именно ты сожалеешь, Кейд? — сокрушенно пробормотала Оливия, чуть не всхлипнув от обиды.

— Спать, как ты понимаешь, будем порознь, милая леди! — сухо проинформировал он. — С завтрашнего утра никаких поблажек. Времени почти нет, а сделать предстоит еще очень многое. Бал пройдет в выходные. Ты все поняла?

— Да, офицер. А какая награда ждет меня за послушание? — процедила огорченная Оливия.

— Не паясничай, — осадил ее Кейд.

— Но я действительно хочу знать, — настаивала она.

— Сначала работа, а потом развлечения.

— Ну почему ты не можешь быть как все?

— На сегодня достаточно пустых разговоров.

— Кейд! — бросилась она вслед за ним. — Нам могло бы быть очень хорошо этой ночью.

— Банальный секс в постели? Думаю, этому никого не нужно учить, — покачал он головой, но смягчился, когда Оливия взяла его за руку.

Глава тринадцатая

Конечно, Кейд в конце концов не устоял. Они оба нуждались в близости без всяких затей. Их тела взаимодействовали так, словно он и Лив давным-давно изучили друг друга. Два опытных любовника делали привычное дело. Долго, ритмично…

— Терпение, — проговорил Кейд, когда Оливия удивленно стала всматриваться в его лицо, поскольку по прошествии длительного времени он замедлил темп, словно взял тайм-аут.

Он поцеловал ее со всей присущей ему нежностью. Затем продолжил любовную игру.

Никогда Оливия не испытывала ничего подобного. Это было подобно фейерверку и длилось, казалось, бесконечно.

— Расслабься, — прошептал Кейд, целуя ее шею, и вновь медленно овладел ею.

Но теперь он чуть отдалился — ровно настолько, чтобы осязать кончиками пальцев средоточие ее женственности.

— Скажи, что ты делаешь? — спросила Лив.

— Хочу обогатить твои ощущения, — пояснил он, хотя мог бы и не объяснять.

Оливия испустила стон наслаждения, перешедший в неистовый крик.

— Ты в порядке? — хитро поинтересовался он.

— Да… Я — да… — выдохнула она.

Лив вцепилась в его крепкие плечи и не разжимала объятий, пока ощущения ее не достигли своей кульминации. И тогда она буквально чуть не задохнулась от блаженства.

Кейд неутомимо ласкал губами ее неподвижное влажное тело, пока Оливия медленно приходила в себя после пережитого. Этими поцелуями он словно возрождал к жизни ее тело, клеточку за клеточкой, пробуждая новые, не менее сильные желания.

Естественнее и приятнее этого Лив ничего не могла представить. Она будто грезила наяву. Голова шла кругом от счастья. Она покорно позволяла Кейду любить себя, откликаясь на его прикосновения чувственными стонами.

И вновь она ощутила его настойчивое желание. И, запрокинув голову, улыбнулась.

— Раннего подъема завтрашним утром это не отменяет, — предупредил ее Кейд, начиная неизвестно какой уже по счету урок.

— Не смотри на меня так, — попросил он Оливию. — Лучше иди к себе и не тяни время понапрасну. Полезно будет выспаться после всех забав.

— Ты называешь это забавами? — обиженно спросила она. — Нет, Кейд, я не согласна спать одна.

— Лив… — укоризненно покачал он головой. — Как ты не понимаешь? Вместе мы просто не уснем…

Но бесполезно было ее уговаривать. Она уже прильнула к нему, и их губы в очередной раз встретились.

— Кейд, я готова не останавливаться ни на мгновение, и ты не прекращай, — молила она, осыпая горячими поцелуями его лицо. — Прошу тебя. Всего один только разочек. Пожалуйста, Кейд…

— Тихо, успокойся, не нужно так, — попытался угомонить ее он.

— Молю тебя, мне это так необходимо, — упрямилась Оливия.

— Ложись на спину и не мешай, — сказал он и принялся ласкать и нежить ее вновь.

Кейд прикасался к ней неторопливо и легко, причем каждый раз по-другому, заставляя испытывать все новые и новые ощущения, пробуждая неведомые прежде эмоции.

Кейд внимательно наблюдал за ней. Он видел, что она хоть и утомлена не на шутку, но становится все более требовательной с каждым мгновением. Опытный в любовных играх мужчина осторожно возбуждал Лив, выбирая тот момент, в какой следует овладеть ею.

— И не покидай меня, — попросила она, когда это случилось вновь.

Лив обвила ногами его торс, возможности высвободиться у него не было, разве что разомкнуть созданные ею цепи силой.

Тем не менее он отстранился.

— Кейд, — обиженно пробормотала девушка.

— Нужно поспать, — коротко объяснил он.

Кейд больше не гнал ее из своей спальни, на сей раз он сам встал и ушел, разбив сердце возлюбленной.

Он пожелал ей сладких снов, но Оливия не могла уснуть, она лежала чуть не плача. Ей стало ясно, что она действительно любит Кейда — и гораздо сильнее, чем можно предположить. И хуже всего то, что он знал об этом даже без какого-либо признания с ее стороны.

Душа ее разрывалась на части. С одной стороны, она ощущала себя окрыленной несказанной радостью, но в то же самое время считала, что глубоко несчастна, так как Кейд, по мнению молодой женщины, не разделял ее пылких чувств.

Она была уверена, что связь с ней ничего для него не значит. И он никогда не подарил бы ей столько наслаждения, не вынуди она его это сделать.

Лив считала Кейда человеком очень и очень независимым и не сомневалась, что, даже согласившись на подобные жесткие требования, он все равно остался при своем мнении. Она могла лишь догадываться, что он на самом деле думает о ней.

В любом случае его мнение не высоко, была уверена Оливия.

За этими мыслями она не заметила, как наконец уснула. Но сон ее не был глубок. Непривычно большая чужая постель… Смятение в душе… Она словно начала знакомство с самой собой — но обновленной. И это знакомство было полно тревог и сомнений.

Среди ночи Лив пробудилась и, тихо ступая, отправилась в свою комнатушку. Ей казалось, что знакомые очертания ее убогого жилища в темноте ночи помогут унять тоску и смятение, которые овладели ею после ухода Кейда.

Лив очень боялась потревожить его, где бы он в этот час ни находился. Она любила. И могла думать только о Кейде и о своем огромном чувстве к нему.

Кейд тоже пытался уснуть, но не мог. Он корил себя за неуместную грубость. Отправился в душевую при спортзале, оборудованном в дальнем крыле особняка. После босым ходил по деревянному полу, обернув бедра полотенцем, из конца в конец, почти до изнеможения. Он хотел вымотать себя, чтобы забыться глубоким сном, но это ему не удавалось.

Подполковник в отставке Кейд Грант не мог понять, почему ему так сложно пуститься в очередную любовную авантюру Ведь это нередко случалось с ним прежде. И почему Оливия вызывает у него такие двойственные эмоции? Как он вообще мог поддаться на ее уговоры? Интересно, случилось бы такое, если бы он сам того не желал?

Вне всякого сомнения, он хотел эту женщину. Тогда, может, стоит просто пользоваться удачно складывающейся ситуацией и спать с Оливией? К чему все эти сомнения и муки совести? Разве она сама не этого хочет и всячески добивается?

И почему ему понадобилась именно эта женщина? Почему именно с ней он желает предстать на балу перед бывшими сослуживцами? Почему именно ее общество представляется ему столь лестным? Разве Оливия интересовала бы его меньше, не будь она экономкой в Фэзерстоун-Холле?

Масса мыслей, обилие вопросов… У Кейда не было ответа ни на один из них. Он ничего не мог утверждать наверняка. Он просто знал по собственному опыту, что порой все решают те часы и дни, когда может наступить пресыщение.

Он не желал этого, однако предвидел, что такое вполне возможно, поскольку не раз уже случалось. Кейд достаточно хорошо познал самого себя, поскольку в его жизни было много женщин.

Он увлекался ими, но всегда до определенной степени, и влюблялся, но заранее знал границы своего чувства, он мог быть трепетен и пылок в любви, но никогда не терял голову. Так и теперь Кейд задался целью твердо решить, как ему дальше строить отношения с женщиной в его собственном доме.

17
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru