Пользовательский поиск

Книга Необычное признание. Содержание - Глава 5

Кол-во голосов: 0

— Выбрось ее, Тесс, — сказала она, увидев название книжки. — Ты все равно растолстеешь, тут уж ничего нельзя поделать, так что даже не обращай внимания на вес.

Тесс повернулась к своей рыжеволосой соседке и холодно взглянула на нее.

— Извини? — сказала она, надеясь, что ее холодность заставит разговорчивую особу держать свое мнение при себе.

Напрасно.

— Я сказала, — невозмутимо продолжила Нэнси, — что ты все равно растолстеешь, потому что ждешь ребенка и следить за весом бесполезно.

Тесс решила удовлетворить потребность женщины в болтовне.

— Моя диета не изменилась ни на йоту. С чего мне растолстеть?

Нэнси улыбнулась — Только с одного. С потребностей. Разве тебе еще ничего не захотелось?

— Нет, — ответила Тесс честно.

— Значит, у тебя еще впереди, — сказала Нэнси. — Когда я ждала Стефани, а потом Кристофера, — она взмахнула руками, — я семь месяцев сходила с ума по итальянскому мороженому и салями!

— Хорошо, значит, ты нуждалась в кальции и протеине, прокомментировала Тесс.

— Да, и объем моих бедер был шире, чем Род-Айленд, — продолжала Нэнси. — Даже потеряв избыточный вес, мое тело все равно никогда уже не будет прежним. Так что можешь попрощаться и с маленькой грудью тоже, детка.

Тесс закатила глаза. Нэнси Роузен никогда не обладала ни чувством такта, ни элементарной вежливостью, но зато она никогда ни о ком не говорила плохо. Тесс уже успела понять одну вещь — женщинам, родившим детей, доставляло огромное удовольствие делиться с подругами историями о собственной беременности. И выражения «избыточный вес» и «растяжки» в их разговорах всегда произносились с гордостью.

— А растяжки! — добавила Нэнси. — О, Господи, ты и представить себе не можешь!

Тесс слабо улыбнулась. Ее очередь наконец-то подошла, что вызвало у нее вздох облегчения.

Она повернулась, чтобы выложить продукты, надеясь, что разговор с Нэнси окончен.

Куда там!

— Тесс, — сказала Ненси, толкая свою тележку, ты уже записалась на занятия для будущих матерей? Начинать нужно как можно раньше. И нужно записать отца ребенка тоже.

Тесс подняла голову, чтобы увидеть то, что она и ожидала увидеть, вопрошающий взгляд.

И поощряющий кивок. Будь она ближе, Нэнси, без сомнения, потрепала бы ее по плечу.

— Мм, — пробормотала Тесс, игнорируя упоминания отца ребенка.

И тут Нэнси проговорила:

— Кто, кстати, отец ребенка? Мы все умираем от желания узнать.

Ну вот. Все-таки произошло. Тесс подошла к краю пропасти. Никто не поверит, если она скажет, что не беременна. Никто не верил, когда она убеждала всех в этом. Она уже не отвечает за свои действия. Жители Мэриголда довели ее.

Чтобы отвязаться от Нэнси, она сказала:

— Ты его не знаешь. Он не из Мэриголда.

Лицо Нэнси осветилось. Она получила новую информацию для мэриголдских сплетниц.

— Ты нас когда-нибудь познакомишь с ним? спросила она.

Тесс потянулась за кошельком и, выдержав паузу, взглянула на Нэнси:

— Вы, наверно, никогда не увидите его. Фактически, я не собираюсь с ним встречаться.

Женщина открыла рот от изумления, что получилось очень смешно.

— Но почему? — воскликнула она.

Тесс горько вздохнула.

— Потому что он участник программы защиты свидетелей, ему нельзя показываться.

Глаза Нэнси стали круглыми, как блюдца.

— Что?

Тесс вернулась к своим покупкам.

— Его защищает программа защиты свидетелей.

Наверно, теперь он продает обувь где-нибудь в Айдахо. Он не знает, что я беременна. — Для большего эффекта она прижала руку к животу и вздохнула еще печальнее, чем в первый раз. — Какая трагедия. Наш малыш вырастет, не зная своего отца.

На лице Нэнси появилось скептическое выражение. Но потом она произнесла:

— О, Тесс. Мне так жаль. Бедный малыш. Бедный малыш, у которого не будет отца.

Рот у Тесс раскрылся от изумления. Неужели Нэнси поверила в такую безумную, невероятную историю? Тесс могла до посинения убеждать всех в том, что она не беременна, и никто не поверил ни единому слову, а стоило сочинить совершенно невероятную историю, и в нее сразу поверили.

Как такое возможно?

— Нэнси, не…

Но женщина уже взмахнула рукой, перебивая ее.

— Не скажу ни единой душе. Тесс, — поклялась она торжественно. — Я понимаю, насколько деликатна твоя ситуация.

— Но Нэнси…

— И ты можешь рассчитывать на нас с Эдом, если тебе что-нибудь понадобится. Только дай нам знать, и все.

— Но Нэнси…

— Программа защиты свидетелей! Поверить не могу…

— Но…

— Я хотела сказать, такое происходит только в кино, не правда ли? И ты понятия не имеешь, где он? И он не знает о ребенке? Как ужасно!

Тесс попыталась остановить поток слов, льющихся из Нэнси, но поздно. Остановить ее было невозможно. В конце концов их разговор прекратил окрик разъяренной кассирши, которой пришлось все выслушать в ожидании, пока Тесс обратит на нее внимание и заплатит. И она тоже не расскажет ни единой душе — можно не сомневаться!

И, что еще хуже, позади кассира, в следующей очереди стоял не кто-нибудь, а Уилл Дэрроу. И он тоже смотрел на Тесс с открытым ртом и выражением ужаса на лице. Ужаса, но не недоверия.

Она закрыла глаза и застонала, вложив в свой стон все муки и переживания последнего времени. Разве может быть что-то ужаснее того, что уже произошло? Когда она открыла глаза, Уилл уже заплатил и направлялся к ней. И Тесс поняла, что муки ее не закончились. Их продолжит Уилл Дэрроу.

Глава 5

Программа защиты свидетелей? Уилла поразили услышанные слова. Расплачиваясь с кассиром за свои скромные покупки, он думал: программа защиты свидетелей? Раскаявшийся преступник? За головой которого охотятся? Откровения Тесс потрясли Уилла. О, Господи, неудивительно, что она не хотела рассказывать о своей беременности. Бедняжка, она, наверно, так замучилась, отрицая это. И кто бы на ее месте поступил по-другому? Она, должно быть, до смерти напугана.

Тесс такая неопытная, думал он. Такая добрая, милая, честная девушка. Проклятье, как она оказалась связанной с каким-то бандитом?

Именно с добрыми, милыми и честными девушками всегда такое и случается. Негодяи пользуются доверчивостью таких людей, как Тесс.

Конечно, ее история произошла в Блумингтоне. Такие вещи часто случаются в больших городах. Может, природные доброта, честность и благородство Тесс помогли ее парню встать на правильный путь, может, хорошо, что он принял решение свидетельствовать в суде против преступников, но ведь он втянул в свои дела Тесс.

Он сделал ей ребенка. Уиллу оставалось только поблагодарить Господа за то, что с ней не случилось самого страшного.

Программа защиты свидетелей, произнес он про себя еще раз. Затем еще одна мысль, ужасная мысль, пришла ему в голову. Что, если отец ребенка Тесс пытался забрать ее в свое укрытие?

Уилл никогда не увидел бы ее снова. И что, если парень узнает о ребенке и приедет искать Тесс?

Что, если она сбежит с ним? Что, если она просто возьмет и исчезнет в один прекрасный день?

Он, точнее Монэхэны, никогда не переживут такого удара.

Ладно, черт подери, признал Уилл, он тоже не смог бы пережить.

Тесс была частью Мэриголда, причем его неотъемлемой частью. Ничего удивительного, что он будет страдать, если она исчезнет. Она всегда была ему как младшая сестра. Ну, во всяком случае, до того момента, когда вернулась из университета. С тех пор его чувства к ней были определенно далеки от братских.

Он взял сдачу и, поблагодарив кассира, подхватил бумажный пакет с минимумом необходимых покупок — пачкой макарон, сыром, замороженной пиццей, гроздью бананов и т. д. — и повернулся к соседней кассе. Тесс тоже закончила укладывать покупки в бумажный пакет.

Не отдавая отчета в своих действиях, он обогнул кассу и подкатил свободную тележку к покупкам Тесс. Он положил в тележку свой пакет и потянулся за пакетом Тесс.

10
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru