Пользовательский поиск

Книга Наследницы. Содержание - Глава 35

Кол-во голосов: 0

— Мм… — промычал он снова. — Сдается мне, что ты хочешь отблагодарить меня, Анжу.

— Я хорошо воспитанная молодая леди, и меня учили всегда благодарить за подарки.

Смеясь, она просунула руку ему под мышку, и они стали медленно подниматься по лестнице, останавливаясь на каждом шагу для поцелуев.

Было раннее утро, когда Ханичайл вернулась домой. Она всю ночь просидела в кафе-автомате, думая о своей жизни и своем будущем, а потом шла домой пешком.

Она чувствовала себя измученной, у нее болели ноги. Открыв дверь, она вздохнула и вошла. В гостиной горел свет, и она решила, что Гарри дома. На столике в холле лежала золотая вечерняя сумочка.

Ханичайл подошла ближе и посмотрела на нее. В этот момент она уловила запах духов: острый, тяжелый, который она так хорошо знала. С чувством дежа-вю она стояла в холле, прислушиваясь, но в доме было тихо. Сердце Ханичайл ушло в пятки, когда она медленно поднялась по лестнице и открыла дверь в спальню.

Она отпрянула от двери и застыла, охваченная ужасом. У ее ног лежал растерзанный мишка, весь в крови. А там, где должна была быть голова Гарри, зияла красная дыра. Его кровь и мозги были повсюду: на белом шелке постели, на стенах, на ковре.

В ужасе Ханичайл бросилась вниз по лестнице и выскочила на улицу. Она бежала не разбирая дороги; только заметив на углу телефонную будку, она остановилась, трясущимися руками вынула из сумочки монету и визитку с номером телефона Алекса.

Он сразу ответил.

— Гарри мертв! — прокричала в трубку Ханичайл. — Алекс, пожалуйста, ну пожалуйста, помоги мне.

Глава 35

Пентхаус Алекса на Пятой авеню выходил окнами на Центральный парк. Он был светлым, просторным, обставленным итальянской антикварной мебелью и с полами из плитки: скорее фермерский дом в Тоскане, чем апартаменты на Манхэттене.

Ханичайл, свернувшись калачиком, лежала на софе, онемев от ужаса. Алекс дал ей выпить бренди и долго держал в объятиях, пока она наконец не пришла в себя и не рассказала, что случилось.

— Совершенно очевидно, что полиция заподозрит тебя, — произнес в задумчивости Алекс. — Я сомневаюсь, что они поверят, что ты часами кружила по улицам, а затем пила кофе в кафе-автомате в то время, как Гарри убивали. Этого недостаточно для алиби.

Ханичайл смотрела на Алекса глазами, расширенными от ужаса.

— Но я не убивала Гарри, — заплакала она. — Они должны мне поверить.

— К сожалению, правда не дается легко. Ее надо доказать. Для того, чтобы у тебя было алиби, Ханичайл, тебе нужен свидетель.

Алекс сел рядом и взял Ханичайл за руки.

— Я знаю, что ты не убивала Гарри, дорогая. — Он погладил ее по голове и нежно коснулся губами лба. — Я знаю выход из положения, но ты должна довериться мне.

На следующее утро газеты пестрели заголовками:

«Наследница Маунтджоя допрашивается по обвинению в убийстве своего мужа. Утверждается, что она провела ночь с промышленным магнатом».

Анжу прочитала это, закрывшись в своем номере в «Сент-Рейджис». Дрожа от ужаса, она, обхватив себя руками, металась по номеру, словно зверь в клетке.

Она отчетливо помнила, как, разозлившись, выскочила из постели Ханичайл и с отвращением посмотрела на Гарри, уже храпевшего на другой стороне кровати. Он выпил слишком много, и от него не было никакой пользы. Он долго с ней возился, но у него так ничего и не получилось. Наконец, потеряв терпение, Анжу сказала:

— Пошел ты к черту, Гарри. Если ты не можешь заниматься любовью, тогда оставь меня в покое.

— Извини, старушка, — сказал он, повернулся к ней спиной и сразу заснул.

Она подняла мишку Ханичайл и запустила им в Гарри. Игрушка упала на подушку рядом с его головой; Гарри что-то промычал и натянул на голову простыню.

— Спи с этой игрушкой, глупый англичанин, — сказала Анжу со злостью. — На большее ты не способен.

Собрав свою одежду, она ушла в ванную комнату и, захлопнув дверь, включила душ. Она стояла под струей горячей воды, желая смыть со своего тела прикосновение жадных рук Гарри, и смотрела на бриллиантовое кольцо на пальце. Она повернула кольцо к свету и подумала, что пока не следует разрывать отношения с Гарри. Он слишком обязан ей, и она может с него много чего поиметь.

Анжу вышла из душа и вытерлась мягким полотенцем. Затем тщательно оделась и, поискав свою сумочку с пудрой и помадой, вспомнила, что оставила ее в холле. Вздохнув, она провела по носу пуховкой Ханичайл, надела накидку и открыла дверь. Анжу едва не закричала, увидев кровавую сцену. В этот момент она подумала, что если бы осталась в постели с Гарри, то и сама лежала бы сейчас в луже крови с отстреленной головой. От ужаса по телу Анжу пробежала дрожь, и, подобрав подол платья, она сбежала по лестнице и выскочила на улицу, захлопнув за собой дверь.

Она бежала подальше от ужасного дома на Бикмен-стрит, затем остановила такси и дрожащим голосом назвала адрес.

Анжу подошла к окну и стала смотреть на проезжающие мимо машины, на людей, спешивших по своим обыденным делам. Только для нее этот день стал совершенно другим.

— Что я наделала? — прошептала она. — Господи, что мне теперь делать?

Сидя на террасе в апартаментах Алекса, Ханичайл снова и снова перебирала в мыслях события прошлой ночи. Она старалась вспомнить все до мельчайших подробностей. Сумочка Анжу! Ханичайл видела ее на столике в холле. Значит, Анжу была у них, должно быть, она и застрелила Гарри.

Алекс спас Ханичайл. Он сказал в полиции, что она провела ночь с ним. Его адвокат доказал, что она не имела ружья и что никаких ружей в доме не было найдено. Она была с мистером Скоттом в то время, когда сэр Гарри был убит. У полиции не было никаких свидетельств против Ханичайл, и они были вынуждены ее отпустить.

В дверь позвонили, и Алекс открыл ее. Анжу бросилась мимо него в гостиную.

— Где она? — закричала она. — Где Ханичайл?

Ханичайл, не веря своим глазам, смотрела на Анжу.

— Как ты посмела прийти сюда? Как ты посмела после того, что сделала? — кричала она.

— Это неправда! — крикнула в ответ Анжу, схватив Ханичайл за руку.

— Я знаю, что ты была там. На этот раз ты зашла слишком далеко. Ты застрелила Гарри. Почему? Почему ты это сделала?

— Это неправда, клянусь. Я действительно была там. Я пришла, чтобы просить у тебя прощения. Я хотела, чтобы мы снова стали друзьями. Клянусь, что я пришла туда не для того, чтобы увидеться с Гарри.

Наблюдая за ними, Алекс качал головой. Анжу снова просила прощения, и он готов был поспорить, что на этот раз она получит его.

Громко рыдая, она упала на колени, цепляясь за юбку Ханичайл.

— Все произошло так неожиданно. Мы легли в постель… затем я ушла в душ. Гарри спал. Мне показалось, что я слышу шум, но вода струилась так громко, что мне трудно было все ясно расслышать. И кроме того, как говорят, если ружье с глушителем, то оно почти не издает звука. Это как удар по теннисному мячу. О, Ханичайл, это был такой ужас! Я вышла из душа… повсюду кровь, мозги Гарри, и на полу твой мишка. Я посмотрела на Гарри и подумала, что если бы я была рядом, то могла быть тоже убита. Все это промелькнуло у меня в мозгу в какую-то долю секунды, — продолжала Анжу. — Затем до меня дошло, что убийца может все еще находиться в доме. И я убежала. Я бежала и бежала… — Анжу умоляюще посмотрела на Ханичайл. — Я не собиралась спать с Гарри, просто так получилось. О, Ханичайл, ты знаешь, какая я плохая, — рыдала она. — Почему, ну почему я делаю подобные вещи?

Ханичайл тоже вздохнула: если бы она знала ответ.

Анжу, все еще стоя на коленях, цеплялась за юбку Ханичайл и продолжала рыдать.

— Пожалуйста, поверь мне. В кои веки я говорю правду. Я лжива, болтлива и увожу чужих мужей. Но я не убийца.

Сердце Ханичайл растаяло. Вздохнув, она убрала волосы с лица Анжу. Она была в таком отчаянии, что Ханичайл не могла продолжать ненавидеть ее.

— Все хорошо, Анжу, — сказала она. — Я верю тебе. Они сели на софу, обнимая друг друга, оплакивая Гарри и себя.

81
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru