Пользовательский поиск

Книга Наследие прошлого. Содержание - Глава 6

Кол-во голосов: 0

Маделин представляла, какой ценой дались ему эти слова, и заставила себя улыбнуться.

— О, Эдриан, — печально сказала она, — ты действительно слишком хорош для меня.

Он тоже улыбнулся.

— Наверное, ты права, — мягко ответил он и вышел.

Когда он ушел, Маделин снова принялась обдумывать свое положение. На пути к ее счастью с Николасом было слишком много преград. Во-первых, его деньги и высокое положение в обществе. Ей хотелось бы провести с ним всю жизнь, даже если бы он просто получал недельную зарплату, но кто в это поверит?

Глава 6

Субботний ужин прошел не слишком успешно, Маделин знала, что Эдриан чувствует себя несчастным. Диана, казалось, пошла на перемирие, так что внешне все выглядело хорошо. Единственное, что омрачило выходные, — большой букет красных роз, который доставили в субботу утром, и Диана, знавшая, что Николас уехал, поняла, что он ни о чем не забыл.

Маделин была мрачной, и, хотя ужин в «Короне» был не менее изыскан, чем обычно, ела она мало. Когда они приступили к десерту, кто-то радостно сказал:

— Ну и ну. Вот сюрприз так сюрприз!

Маделин и Эдриан подняли глаза, удивленные акцентом, на секунду Маделин даже показалось, что это Николас, но это был Харви Каммингс.

— Привет, Харви, — улыбнулась она, и на душе у нее немного потеплело. Этот человек был другом Николаса. Ей даже показалось, что с появлением Харви Ник стал ближе к ней. — Рада тебя видеть.

Харви узнал Эдриана и, дружески кивнув ему, сказал:

— Послушайте, я здесь с Мэри-Ли и Полом Лукасом, почему бы вам не присоединиться к нам? Мы собираемся поехать потанцевать здесь неподалеку. Ну как?

Маделин посмотрела на Эдриана, она знала, что он не большой поклонник танцев.

— О, спасибо, думаю, не стоит, — спокойно ответила она. — Обычно после ужина мы едем домой.

Эдриан пожал плечами.

— Ты хочешь поехать потанцевать? — спросил он ее. — Мы вполне могли бы.

Маделин покачала головой:

— Да нет, спасибо, Харви.

Было похоже, что Харви слегка рассердился, но он просто сказал:

— Ну ладно, как хотите. — И, кивнув Эдриану, направился обратно к своим друзьям.

И тут Эдриан заметил у нее на руке кольцо с изумрудом. Глаза его буквально чуть не вылезли на лоб, и он в замешательстве сказал:

— Откуда ты это взяла и где твое обручальное кольцо?

— Это Ник дал его мне, — ответила она, зная, что он может подумать. — Красивое, правда?

— Очень красивое, — согласился он, рассматривая украшение. — Я бы сказал, что оно практически бесценное. Это одна из самых прекрасных и уникальных вещей из всех, что мне довелось видеть.

Сердце Маделин забилось сильнее. Николас не сказал, что это такая ценная вещь, а она сама, конечно, предположила, что кольцо очень дорогое, поскольку украшено изумрудом, но и только. А Эдриан, несомненно, прекрасно разбирается в подобных вещах. Взглянув на своего спутника, она обнаружила, что он все еще не сводит с нее глаз.

— Думаю, возможно, я ошибся, — со вздохом признал Эдриан. — Если Витали дал тебе это кольцо, вряд ли он ведет с тобой нечестную игру.

— Почему ты мне это говоришь?

— Потому что, моя дорогая, для него было бы несложно купить дорогое красивое кольцо и подарить его тебе без того, чтобы отдавать тебе вещь, которая, возможно, очень много значит для него. Думаю, возможно, мистер Витали не так страшен, как его малюют.

Маделин улыбнулась.

— Я в этом уверена, — тихо произнесла она и отпила глоток вина.

Когда они вернулись, Эдриан, как обычно, ненадолго зашел в дом, и Маделин гадала, нарочно ли Диана подыгрывает ему, демонстрируя, как им хорошо вместе. Ее депрессивное настроение вернулось.

Следующая неделя тянулась медленно, оживляемая только телефонными звонками Николаса. Дружба Дианы и Маделин восстановилась, но Маделин знала, что это временное явление. Отлучка Николаса, которая, по его оценкам, должна была продлиться всего несколько дней, все удлинялась, и, хотя он звонил, она чувствовала, как неумолимо ее сердце наполняется растущей тоской.

Неделю спустя после его отъезда, в субботу утром, когда Маделин готовила завтрак, раздался звонок в дверь. Диана была еще в постели, да и сама Маделин не успела как следует одеться. Дрожа от волнения, она открыла дверь — она было подумала, что обнаружит за ней стоящего на пороге Николаса, но это была Мария. В этот раз на ней был красный брючный костюм и белая соломенная шляпка — в этом наряде девушка выглядела очень мило.

— Привет, — улыбнулась она. — Можно мне войти?

Маделин отступила на шаг.

— Конечно, — радушно ответила она, но холодные щупальца мрачного предчувствия сжали ее сердце. Почему Мария вдруг пришла к ним? В такое раннее время — вряд ли это обычный визит вежливости.

Мария вошла в квартиру и с явным удовольствием огляделась.

— Какая чудесная комната! — восхитилась она. — Должно быть, здорово жить в собственной квартире. Думаю, каждый человек заслуживает того, чтобы у него было место, где он может быть самим собой. — Она проницательно посмотрела на Маделин. — Ник попросил меня зайти к вам.

Та нервно сжала пальцы:

— Он уже вернулся в Англию?

— Нет. Он позвонил мне вчера вечером.

— Понятно. — Маделин изо всех сил старалась не показать своего напряжения и нетерпения.

Мария присела на диван.

— Мне кажется, он себя очень плохо чувствует, — сказала она.

Маделин почувствовала, что у нее в животе похолодело, но она только поинтересовалась:

— Правда? Почему ты так думаешь?

Мария нахмурилась:

— Он намеревался вернуться в середине прошлой недели, и, я думаю, он боится, что вы неправильно истолкуете его задержку.

Маделин помедлила:

— Ты имеешь в виду, что он беспокоится о том, как я на нее отреагирую?

Мария вздохнула:

— Именно так.

Маделин вышла в кухню, и, пока ее не было, Мария лениво потянулась. Ей нравилась миссис Скотт, очень даже нравилась. Она не была с Ником чрезмерно нежна и услужлива, как бывают некоторые женщины, когда они хотят навсегда завоевать какого-нибудь мужчину. А в том, что Маделин хочет завоевать Николаса, Мария ни капельки не сомневалась. Было так ново и странно, что Ник, который обычно просто развлекался с представительницами прекрасного пола, вдруг стал вести себя так необычно. В первую же минуту, когда он представил их с Маделин друг другу, она поняла, что ее отец вступил в какую-то новую фазу своей жизни. Когда он смотрел на Маделин, в его взгляде было столько нежности, и Мария заметила, как необычно блестели его глаза. Тогда она разволновалась; а что, если эта женщина ей совсем не понравится? Но ее сомнения быстро развеялись. Маделин была молода, красива и, несомненно, умна и добра, в ней не было ни капли неприятной самонадеянности по поводу Ника, хотя у нее были основательные причины не сомневаться в том, что она очень много значит для него. Кроме бабушки, Марии долгое время не с кем было поделиться своими надеждами, страхами и переживаниями. Теперь она поняла, что Маделин именно та женщина, с которой ей хочется быть совершенно откровенной. Она умела слушать и понимать.

Внезапно открылась дверь другой комнаты, и на пороге возникла фигура в пижаме, с растрепанными темными волосами. При виде Марии она резко остановилась и встревоженно уставилась на гостью.

Мария улыбнулась. Она умела быть дружелюбной с людьми вне зависимости от того, что она о них думала, — о Диане Скотт она подумала, что та невоспитанная, избалованная девчонка.

— Привет, — весело поздоровалась она. — Выспалась?

Лицо Дианы, вопреки ожиданиям, не озарилось ответной улыбкой.

— Твой отец здесь? — довольно резко осведомилась она.

— Нет, я пришла одна.

— Хорошо. — Диана взяла расческу и принялась приводить в порядок всклокоченную шевелюру.

Мария решила проигнорировать ее грубость; если Диане хочется вести себя как капризному ребенку, что ж, она не станет останавливать ее. Однако ей было очень неприятно то, как Диана вела себя с матерью; вместо того чтобы поддержать ее, она как могла старалась воспрепятствовать ее отношениям с Николасом.

17
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru